ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Годится, — сказал Бабай. — Будем готовить.

— Я подходы-отходы отработаю, — поспешил заявить О-о. — За пару дней — все на мази будет!

— Валяй, — одобрил командир.

Следующее утро вышло каким-то особенно промозглым. Моросил мелкий дождь. Все небо затянуло. Не хотелось выбираться из норы, ставшей такой уютной, обжитой... Лишь О-о непогода была нипочем. Он оделся, собрался, перекусил и бойко двинул на дело.

Прибежал, однако, через полчаса, взволнованный и запыхавшийся.

— Слушайте! Братва!..

Все сбежались:

— Что такое?!

— Слушайте! Я там какую-то такую фигню видел, страсть! Никогда раньше не видал.

Более внятно описать «фигню» он не смог, но слушателей заинтересовал. Им непривычно было видеть такого О-о — в волнении, почти в испуге. И все пошли с ним, остались лишь малыши и Снежана. Даже Шуруп бежал следом, серьезный, пыхтя от усердия.

Шли быстро, но с предосторожностями.

— Такое темное... — силился донести до друзей свои впечатления О-о. — Ну, противное. Шевелится так... Но не в этом дело!

— А в чем? — Костя аж забегал вперед от любопытства.

— Ну, понимаешь... Оно так шевелится, и как бы воздух над ним дрожит. Кажется, вот-вот — и втянет его.

— Кого — его?

— Воздух! То есть над ним как бы воронка такая закручивается. Кажется, вот сейчас вдруг как всосет все! Страшно. Я и близко подходить не стал... Вдруг засосет.

— Не бзди, — успокоил его Кишка. — Не всосало же.

— Ага, не всосало! Раз не всосало, а в другой раз...

— А ну, хватит! — оборвал Бабай. — Закаркали. Оружие с собой?

— Ну так!

— А раз так, то и ссы кипятком на ноги. Семь рыл, каждый с пушкой — чего пугаться?! А если кто так не думает — пусть идет назад. К бабам, детишкам. Пусть там штаны сушит...

— Девчонки здесь тоже! — хрипло вякнула Бешеная Тумбочка.

— Ну тем более.

Так дошли до свалки. Здесь уже начало зарастать травой, но все же видно было, что это пустырь, почва пропитана дрянью. Только-только растительность начала одолевать ее.

— Сюда, — приговаривал О-о, — сюда... Вот, гляньте. Вот оно!

Неведомо, что подумали другие, но Бабай, как увидел этот предмет, сразу понял, что штука эта серьезная. Больше всего это было похоже на оживший вдруг желудок, которому почему-то вздумалось пожить самостоятельной жизнью. Гадкий предмет — тут О-о был прав на все сто, сам по себе он ничего, кроме омерзения, вызвать не мог.

Но в том-то и дело, что он был не сам по себе! Он как-то изменял пространство вокруг себя, воздух над ним дрожал и змеился легким маревом, как над горячим асфальтом в жаркий день, даже переливался неким неуловимо-перламутровым оттенком... Это было и жутко и восхитительно враз, особенно притягательной казалась смесь гадкого и таинственного. Все обступили странную штуковину, смотрели и молчали.

Молчание нарушил Костя.

— Это... — произнес он. — Видите, как подрагивает?

— Не слепые, — буркнул Кишка.

— Это энергетика, — убежденно заявил Костя. — Точно вам говорю! Оно с энергией что-то делает. Смотрите, вон как ходит ходуном!..

Бабай хотел было осадить умника, чтоб не болтал лишнего, да не успел.

Не то чтоб эта пакость лопнула, но как-то мощно вздулась — все отшатнулись, — а она так же резко сжалась, и каждый ощутил на миг что-то вроде падения в пропасть. А затем пространство вокруг «энергетики» как-то вывернулось наизнанку, втянуло всех и выплюнуло — прямо в хаос, к рожам гоблинов и горящим грузовикам.

Глава 3

ПАРЕНЬ ИЗ ПОДОЛЬСКА

1

Все это Бабай как мог постарался передать Дане. Конечно, получилось спешно, скомканно и сбивчиво, но главное Даня усвоил.

— Н-да, — сказал он. — Интересно... Тогда что же получается: эта штука вывернулась и вас перебросило сюда. Вопрос: почему сюда?

Бабай хмыкнул:

— Ты меня спрашиваешь? Даня усмехнулся, кивнул.

— Тоже верно. Но объяснение какое-то должно быть. Гром!

— Здесь, генерал!

Как из-под земли выскочил. Даня глянул на него одобрительно.

— Слушай, Гром. Перед тем как случилось... ну, что ребят сюда бросило — ты ничего не заметил? Что могло стать причиной?

— Ну, — Гром малость замялся, — точно не знаю... Может, показалось только.

— Выкладывай, выкладывай, что показалось. Гром откашлялся, затем высморкался на асфальт.

— Как будто дрогнуло. Воздух дрогнул...

— Где? — перебил Даня.

— Вон там. — Гром ткнул пальцем. — В том месте. Бабай и Даня глянули туда. Но среди обломков, трупов и стреляных гильз не было ничего такого.

— А ну-ка. — Бабай шагнул туда так решительно, как будто все понял. Даня и Гром — за ним.

Но яснее от того не стало.

— Просто дрогнуло, и все? — допытывался Даня.

— Да вроде, — не очень уверенно отвечал Гром. — Я ж так только, краем глаза... Тэйки ближе была, может, она видела?

— Позови ее сюда, — распорядился Даня. Подошла Тэйки:

— Слушаю, генерал!

— Слушай. — Даня чуть улыбнулся и повторил вопрос. Тэйки прищурила глаза, соображая.

— А ведь правда... — пробормотала она. — Было! Только я как-то не подумала.

— Ну, теперь думай.

— Да тут думать-то нечего, только рассказывать... Короче, когда мы с Немо вон оттуда зашли, чтоб гранаты бросить, я смотрю — какая-то хрень лежит и ежится...

— Как?! — Бабай аж вздрогнул. — Как ты сказала — ежится?

— Ну да. Вот так. — Тэйки мимикой и жестами попыталась передать действия «хрени». Зрелище было дикое, но Бабай сразу ее понял.

— Точно! А вид у нее какой был?

Тэйки стала описывать вид, но через три-четыре слова Бабаю все стало ясно. Он махнул рукой.

— Оно? — Даня скосил глаза.

— Именно что, — был краткий ответ.

— Угу. — Даня подумал. — И как оно могло быть одновременно тут и там?..

Он спросил скорее себя, чем кого-либо, но Бабай и Гром дружно пожали плечами. А Тэйки сказала:

— Мне кажется, его кто-то шлепнул. В смысле, пулей. Оно и раскорячилось... Вообще, интересно. Я как это увидела, так и подумала — ну не иначе какая-то гоблинская хрень. Но тут бой, шухер... я, понятно, и позабыла вмиг.

— Пулей, говоришь? — прищурился Даня. — Так. А кто стрелял, не заметила?

— По-моему, сверху. Кто там у нас наверху был?.. Муха, — подсказал Гром.

— Давай его сюда, — велел Даня.

— Муха! К генералу!..

Но тут все перекрыл пронзительный вопль Гульки Конопатой:

— Эй! Сюда! Здесь человек! Живой!..

2

Уфимцы и москвичи, дружно обшаривая грузовик за грузовиком и вытаскивая оттуда провиант, довольно скоро поняли, что эдак они провозятся до вечера.

— Надо разделиться, — сухо обронил Немо. Мысль здравая. Костя Гром сказал:

— Тогда это... Мы пойдем к тем двум, а вы тут. Все в общую кучу. А потом разделим.

Согласились. Уфимцы пошли к двум последним грузовикам. Кишку, О-о и Гондураса Костя отправил осматривать КрАЗ, а сам с Шурупом и девчонками занялся КамАЗом.

Шуруп пулей взлетел в кузов.

— Ух ты! — возопил он фальцетом. — Слышь, Гром, тут консервы! Сгущенка!! Ну, обожремся!.. И салагам хватит!

Он не понимал еще, что им до «салаг» теперь идти и не дойдешь.

Ты откуда про сгущенку знаешь, шкет?! — удивился Костя. Удивиться было чему: за всю Шурупову жизнь никакой сгущенки рядом и близко не было. Костя, впрочем, тоже ее ни разу не пробовал, но ему-то Ольга рассказывала, а один раз даже показала сплющенную ржавую банку от этого продукта.

— Очкарик рассказывал! — хвастливо объявил малец. — Штука — супер!

— Ладно, супер... — Костя оглянулся. — Девчонки, давайте-ка две крепкие доски найдите, по ним сгрузим. Ящики тяжелые.

«Золотого правила механики» он не знал, но своим умом до него допер.

Гулька с Тумбочкой были девчонки расторопные, они мигом нашли доски, приладили их к заднему борту. Шуруп с натугой начал толкать к доскам ящики.

13
{"b":"10220","o":1}