ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впрочем, не спешил он и уйти. Запросто можно: слинял без звука, и ищи-свищи... Но опыт давно научил Даню несложной боевой истине — неясную ситуацию всегда лучше разрешить, чем оставить неясной.

Потому Даня постарался расслабить мышцы, не снижая внимания. Руку с пистолетом положил на колено. Будем ждать.

Ждать пришлось не долго. Звуки явно приблизились. Хрустнуло битое стекло. В окне первого этажа мелькнула тень.

Дане почудилось, что он весь слился с листвой. Да так оно, наверно, и было: взглянешь — не увидишь.

Тень стала фигурой. Без опаски она подошла изнутри к окну, остановилась. Дане стало все ясно. Была б возможность, он кивнул бы в подтверждение. Но кивать нельзя.

У окна стоял человек. Даня одним взглядом охватил его. Здоровый парень — рост под сто девяносто, вес за сто.

Даня понятия не имел о килограммах и сантиметрах. Но параметры «физики» схватывал реально, точно. Тот, у окна, был в два раза больше и, надо думать, сильнее Дани.

Друг, враг иль просто так?..

Верзила этот Дане не понравился. Взирал нагло, самоуверенно, выпятив квадратную челюсть. Широкая, скуластая рожа густо заросла щетиной, и возраст определить трудно: от двадцати пяти до сорока, все едино старик.

Но нравится не нравится — это эмоции, а вот объективно... А объективно не скажешь. Он может быть из Подземного войска — и это хорошо. Может быть из Защитников. Тогда плохо. Наконец, он может быть сам по себе... Ну, это маловероятно.

Оружие... Ага, ремень наискось. Ну и дурак. Если это автомат, надо наизготовку, палец на крючке. На Подземного не похоже! Те такие волкодавы, они оплошностей не делают... Значит, гоблинский прихвостень? Не факт!

Пока Даня так напряженно мыслил, детина вдруг оперся рукой о подоконник и резко выпрыгнул на улицу. Мягко спружинил ногами об асфальт, встряхнулся, горделиво выпрямился: мол, каков я молодец, а?!

Лихо! Даня невольно восхитился. И сам оплошал: неловко двинулся, задел за ветку, всколыхнул ее.

Тип у стены рванул с плеча автомат. Зубы ощерились, в глазах сверкнула злоба. Он дернул затвор.

Но Даня был быстрей.

5

Двуручный хват! Ствол — линия огня. Выстрел!!

Компрессионная пуля — страшное дело. Типу снесло полбашки. Кровь, мозги — в стену. Тело кинуло назад, оно ударилось о подоконник, отлетело и плашмя рухнуло на асфальт.

Даня метнулся вправо, нырнул рыбкой, перекатился и замер. Сердце билось так, что отдавало в уши. Он почти оглох.

Но даже так он слышал, как разорвалась тишина. Эхо выстрела заметалось по коробкам дворов. Неистово заорали вороны — этим бестиям все было до фени: судьба человечества, катастрофа, гоблины... они как жили себе, так и живут, мимо всех людских трагедий.

Под боком у Дани беззвучно запульсировала рация. Он не глядя нашел ее рукой, тиснул «прием» и сразу же «отбой».

Это значило: «Слышу! Помощи не надо. Справлюсь сам. Сидите тихо!»

Звонил, конечно, Гвоздь. Теперь, если еще кто-то из наших слышал выстрел, наверняка выйдет на связь с Гвоздем, и тот сумеет успокоить... А тут надо дело довести до конца.

Вряд ли незнакомец здесь был с компанией. По всем признакам — нет. И все же надо подождать.

Даня быстро осмотрелся. Мысленно похвалил себя: отличное место. Не разглядишь.

Самому же ему сквозь просветы в листве и траве виден был лежащий на асфальте труп. Не весь: верхняя часть туловища и то, что осталось от головы. Но этого было достаточно. Даня выжидал, не подойдет ли кто к телу... Никто не подходил.

Ни малейших терзаний по поводу того, что, может быть, убил невиновного, Даня не испытывал. Не выстрели он первый, так сейчас лежал бы в траве мертвяком. Все справедливо!

Потаился еще минут пять, после чего решил, что можно действовать. Привстал, с величайшими осторожностями пустился дальше, огибая здание школы. Исследовательский энтузиазм, понятно, под воздействием событий отступил, однако если уж начал, то надо до конца довести — такой был у Дани принцип.

И в этот раз, пусть с грехом пополам, да обошел все же он этот чертов сквер. Хотя, честно сказать, и так ясно было, что никого здесь нет, — когда б не так, давно бы уж сбежались на выстрел... Или, наоборот, удрали бы куда глаза глядят. Ну, правда, возможен и третий вариант: затаились; да ведь и он, Даня, не лыком шит.

Но получилось все же наспех, что там толковать. Побродив по зарослям минут десять, Даня удостоверился, что вокруг тихо. Тогда он аккуратно отступил за ограду и, не теряя бдительности, отправился к Гвоздю. Через четверть часа он был на месте.

6

— Вот так — завершил Даня рассказ о своих приключениях. Такие новости.

Гвоздь задумчиво покивал, затем мудрено сложил губы, наморщил лоб — ни дать, ни взять, лицо взрослого человека, никак не четырнадцатилетнего пацана.

— Так себе новости, — молвил он. — Могло быть и получше.

Даня усмехнулся:

— Ну извини. Какие есть.

Хозяин поскреб пальцами в сто лет не чесаном затылке и неожиданно предложил:

— Чаю хочешь?...

Гость даже удивился. Но согласился без раздумий:

— С удовольствием.

В чаепитии есть что-то непередаваемо уютное, патриархальное. Даня с Гвоздем неторопливо прихлебывали, грызли кусковой сахар и рассуждали вслух.

— Ну, предположим, он из Подземного войска... — говорил Даня, вытирая рукавом потное, раскрасневшееся лицо. — Тогда какого черта он поперся сюда без предупреждения? Наверняка бы сигнал от них был: так, мол, и так, идет один из нас в вашу сторону... Не было ничего ведь такого?

— Не-а... — Гвоздь помотал косматой головой. — Но он мог и самодеятельность устроить.

— Ну, тогда доустраивался, — проговорил Даня. — Сам виноват... Но знаешь, что-то не верится мне, что он из Подземных. Морда бандитская. Сытая. Очень.

На это предложение в ответ Гвоздь значительно приподнял брови, однако ничего не сказал.

Какое-то время помолчали оба. Даня пожал плечами, положил в рот крохотный кусочек сахару, глотнул чаю...

Тихонько запиликала большая рация в углу.

— Катька, наверное, — почему-то решил Гвоздь, протянул руку и щелкнул тумблером. — На связи!

— Гвоздь? — неузнаваемый мужской голос.

— Ну, — Гвоздь насторожился.

— Это Михей. Здравствуй! Даня чуть не поперхнулся.

— Здорово, — чуть помедлив, ответил Гвоздь.

— Удивлен? — Голос засмеялся.

Было чему удивиться. Михей — один из двух людей, через которых Подземные держали связь с Даниной командой. Он был повыше рангом и сам на контакт выходил не часто. Обычно переговоры велись с Мартином — тихим молодым человеком, который и говорил-то тихо, да к тому же и мало, больше слушал и кивал. Михей же был постарше, был элегантен, ироничен и надменен. Ребятам не то чтобы неприятно было общаться с ним... но что-то гнуло, разговор всегда казался как бы не на равных. С Мартином было проще. У Дани в голове крутилось одно слово, крутилось, крутилось... но не мог он его вспомнить.

Слово это было — «аристократ».

— Удивлен?.. — переспросил Гвоздь и вновь почесал голову, на сей раз темя. — Да нет, с чего бы. Не ждал — да; так вы всегда неожиданно объявляетесь.

— Ясно, — молвил невидимый Михей. — Слушай, ты меня с Даней можешь связать? Соедини-ка.

Ребята, не сговариваясь, улыбнулись: ответ «нет» на заданный вопрос даже не подразумевался.

— Легко, — сказал Гвоздь и отодвинулся от микрофона. А Даня придвинулся.

— Слушаю!

— Даня? — пришла очередь и денди малость удивиться. — Ты у Гвоздя, что ли?

— Да. Генерал был краток.

— Надо же, как удачно... Что ж, тем лучше. Необходимо встретиться.

«Когда?» — чуть было не спросил Даня, но вовремя спохватился. Сказал куда более разумное:

— Я готов.

— Отлично. Тогда, если не возражаете, я сам к вам явлюсь. Хозяин! Не против?

22
{"b":"10220","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пираты сибирской тайги
Как взрослые люди
Аэрофобия 7А
Как стать организованным? Личная эффективность для студентов
Принцесса под прикрытием
Волшебная уборка. Идеальный порядок в доме за 10 минут в день
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира
Вирус Зоны. Предвестники выброса
Судный мозг