ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Гоблины! — рявкнул рослый раскосый парень, Кате чем-то напомнивший индейца из комиксов о Чингачгуке, которые она видела в детстве.

На груди у него висела массивная, с коротким стволом штука — ручной автоматический гранатомет «Зорро», одно из последних перед коллапсом достижений земной военной техники.

— А! — заорал Чингачгук так, что раскосые глаза стали круглыми. — Вон что! Лупи, братва!

И «Зорро» харкнул огневым залпом. Его выстрел не пуля «пять — сорок пять» — у ближнего гоблина оторвало руку и полгруди, а самого швырнуло на асфальт. Другие парни тоже похватали кто что — автоматы, пистолеты — и, открыв огонь, кинулись отходить, причем задние прикрывали передних, фиксируя сектора обстрела.

Даня восхитился при виде такого тактического искусства.

— Пацаны, сюда! Гвоздь, поддержи огнем! Гранаты отставить!

Ребята сыпанули очередями, и это было неплохо — но в сравнении с гранатометом все ж не то. Он один создавал такой фронт огня, какой все остальные, — только б выстрелов хватило до конца боя!

Услышали пришельцы Данин крик, или само так вышло — но отбежали они прямо к Немо и Кате, прятавшимися за обгорелым остовом троллейбуса. Кто-то налетел спиной прямо на Немо.

— А! — вскрикнул этот налетевший тонким голосом. — Люди!

— Свои! — Даня бросился вперед. — Ребята, мы здесь! Катя, чего рот разинула?! Гранаты давай!

Немо подгонять не надо было. Он швырнул одну за другой две лимонки.

— Ложись! — гаркнул так страшно, что все попадали. Попадали умело, за укрытия. Даня еще успел послать очередь, прежде чем прыгнул за бетонный обломок.

Хлоп! Хлоп! — два взрыва лопнули легко, игрушечно.

И хлестнул залп из «Зорро».

— Огонь! — Даня чуть не сорвал голос. — Дожимай! Не давай очухаться!..

Да! Он был прав. Яростный порыв охватил всех. Все стали как один. Страх пропал! Бешеный огонь не дал гоблинам прийти в себя. Гнев и задор успели сделать дело до того, как включилась мощь и злоба этих динозавров. Через пять минут все было кончено.

7

Последний выстрел был контрольным. Верней, сразу два. Парень из пришлых очередью добил еще дергавшегося на земле гоблина. В шею — самое незащищенное место. Бах-бах! — две гильзы звонко скакнули по асфальту.

И — тишина.

После боя она всегда кажется потрясающей.

Слышно, как шуршит невесомый дождик по брезенту кузова. Другими кажутся предметы. И воздух другой. Всю пороховую кислятину точно ветром унесло.

Даня хлебнул его, этот сырой осенний воздух, как глоток чистейшей ключевой воды. Взор его прояснился, словно кто-то вдруг усилил в нем резкость. Он огляделся, увидел, что все живы, здесь, — даже Муха, который находился на верхней позиции, и тот здесь.

Все глазели на невесть откуда взявшихся гостей, а те — на них. Ясным взглядом Даня увидел, что парень, столкнувшийся c Немо, вовсе не парень, а девчонка. Надо было что-то говорить, и Даня сказал дружески:

— Ну что? Здорово, что ли, союзнички!

Тот, раскосый, с гранатометом, тряхнул головой:

— Здорово, братва!

Он был постарше Дани, лет семнадцати, ростом повыше, худощавый, крепкий. Ясно — вожак этой стаи.

Два лидера крепко стиснули руки друг другу.

Прочие гости озирались с крайним изумлением на лицах. Лишь сейчас, после боя, до них начало доходить, что с ними случилось нечто необычайное.

— ... твою мать! — так просто выразил свои чувства светловолосый лопоухий парень. — Это вы только гляньте, чуваки!..

Чингачгук бегло оглянулся.

— Да, — выговорил он. — Сурово... А вас как сюда кинуло?

Даня удивился, но не очень.

— То есть? — сказал он. — Как это — кинуло? Мы тут как были, так и есть. Живем здесь!

Парень приподнял брови, но тоже без большого удивления. Похоже, повидал он всяких видов.

— Вот как. Значит, это нас к вам в гости?

— Выходит, так.

— Так, так... — Юноша снова огляделся. — А здоровый город! Побольше нашего будет. Как называется?

— Москва. Как?!

Это не он вскрикнул, не вожак гостей. Другой парнишка — худенький, голубоглазый, с компактным автоматом АКСУ.

И Даня, и его коллега воззрились на паренька с недоумением — что, мол, это он так?.. Ты что, Гром? — нахмурился вожак.

— Да ведь... — обладатель АКСУ аж захлебнулся. — Это же... Москва! Это же от нас знаешь сколько километров? Полторы тыщи!

— Да иди ты!

— Ну, я тебе говорю!..

— Погодите, погодите, — вмешался Даня. — Так вы сами откуда?

— Из Уфы, — сказал высокий. — Слыхал?

— Нет, — искренне сознался Даня. — Как ты говоришь? Уфа?

— Ну да. Город такой. Слыхали? Москвичи переглянулись, напрягли свою географическую эрудицию.

— Н-нет... Подольск — слыхали. Серпухов... Потом вот еще Коломна где-то есть...

— Тула, — сказал кто-то.

— А я про вашу Москву слышал. — Рослый снял гранатомет, прислонил к фонарному столбу.

— И я! — высунулся самый мелкий. — Очкарик говорил, помню.

Тихо! — цыкнул на малого вожак. — Только не думал, что так далеко. Костя! Ты откуда знаешь, что полторы тыщи?

— По карте смотрел. — Тот, кого раньше назвали Громом, а теперь почему-то Костей, тоже стянул автомат. — Я что думаю... Это нас этой хренью кинуло, точно. Она лопнула — и вот... Я же говорил — энергетика.

— Какой такой хренью? — любопытный Муха был тут как тут.

— Ну, это...

— Так, — перебил Даня. — Давайте для начала познакомимся. И вообще, надо пошустрей. Немо! Давай-ка возьми Грома, Муху и Лизавету, пошарьте по грузовикам, что там есть. Оружие все соберите! У одного там импульсник был, куда-то улетел. Мне отдадите.

— Обижаешь, генерал. — Лиза ухмыльнулась. — Пошли!

— Погоди, — Даня спохватился. — Тебя как звать?

— Бабай, — рослый еще раз протянул руку.

— Генерал Даня, московский юг. — Уваров ответил крепким рукопожатием. — Я что хотел сказать: твои ребята пусть тоже трофеи соберут. Пополам! Думаю, это справедливо.

— Лады.

— Отлично! Ну, ребята, давайте знакомиться.

Уфимцы по одному стали подходить, представляться:

— Кишка.

— Гондурас.

— Костя Гром...

— Тоже Гром, — удивился десятилетний дружинник павшего Братцевского замка. — Ты, это, брат, Костей, что ли, пока побудь.

И так далее. У одного оказалось удивительное имя: Оооо.

— Как?! — поразились москвичи. Тот рассмеялся:

— Оооо! Можно так: О-о-о-о. Или короче: О-о.

— Ну ты даешь, брат, — с удивлением сказал Даня. — Прямо китаец какой-то.

Про китайцев он читал.

Всего пришлых оказалось восемь. Две девчонки: Гулька Конопатая и Бешеная Тумбочка. Самого маленького звали Шуруп.

— Ну, — сказал Даня после того, как все перезнакомились, — давайте живо по машинам, выгребайте, а мы с тобой давай-ка отойдем в сторону. Разберемся, что к чему.

— Айда, — кивнул Бабай. Отошли.

— Ну, рассказывай.

Тот откашлялся, сплюнул.

— Все рассказывать — дня не хватит, в двух словах не расскажешь, а в трех — ты слушать зае... ся!

— Тогда самое главное...

Глава 2

УФИМСКАЯ САГА

1

Но мы можем сказать если не все, то почти все. Когда грянула катастрофа, Уфа была процветающим городом, где жили почти два миллиона жителей. Промышленность, наука, культура — все, что положено мегаполису. Как и везде, особый фавор имели оккультно-мистические течения. Филиал Академии наук вел сразу несколько тем в данном направлении. Газеты и рекламные щиты были все загажены объявлениями разных магов, экстрасенсов и даже деятелей какой-то «интегрально-провиденциальной экзистенции», как они сами себя позиционировали... Местный Молодежный театр поставил пьесу «По ту сторону тени» — с большим успехом, зрители валом валили.

Трудно сказать, сыграло ли это какую-то роль в том, что взрыв нечисти так здорово задел Уфу. Наверное, да. Всякий мистический поиск так или иначе входит в контакт с метафизической защитой нашего мира — может усиливать ее, а может, наоборот, дырявить. Духовные метания человечества в двадцатые годы двадцать первого века привели, увы, к самому одиозному оккультизму — ну а отсюда и такой разлом.

4
{"b":"10220","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Неприкаянные души
Как курица лапой
Миф. Греческие мифы в пересказе
Кровь, кремний и чужие
Алекс Верус. Бегство
Палач
Кто сказал, что ты не можешь? Ты – можешь!
Перстень Ивана Грозного
Сновидцы