ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Доброе дело. — Немо посмотрел вправо — что-то там почудилось ему. Но ничего не было. — Скажи, а ты не думал, почему вдруг гоблины к вам нагрянули? Там, в лесу. Так вот, ни с того ни с сего... Столько лет все тихо было, а тут вдруг налет. Почему так?

— Думал, — сознался Сергей. — Думал-думал и ни черта не надумал. Запутался, вернее. Первым делом, конечно, предположил, что стуканул кто-то. Кто? Я тогда знать не знал; слышал, как отец с матерью шептались — что, мол, есть такая сволочь, что с гоблинами как бы в дружбе. Вот я и подумал, не они ли навели... Но как? Не было никого! До вас отродясь я ни одного человека не видел, кроме своих. Незаметно подкрались, выследили?.. Не верится мне в это. Отец бы это в два счета пробил. Да и я бы тоже. Я в лесу знаешь как? Как пять пальцев свои!

— Ясно. Может, маги? Или те... ну, вроде того, чья башка у Гвоздя?

Эта знаменитая башка со временем отключилась, но Гвоздь оставил ее у себя как сувенир.

— И это думал. Может быть. Но тогда спрашивается: почему они столько лет не знали, не знали, а тут взяли да и узнали?

— А почему нет?

— Ну, тоже верно. Но тогда...

Он закусил губу в раздумье, и Немо подсказал:

— Почему всех убили, а тебя взяли?

Сергей помолчал, а затем как-то рассеянно произнес:

— Да... Отец мне крикнул: «Беги!» — и еще: «Поляна! Помни!..» Я навсегда запомнил. Никогда уже не забуду!

— Что за поляна?

Сергей объяснил про записи, помянул разговор с отцом Никифором. Немо кивнул:

— Ясно.

— Так вот я и думаю. Поляна... Значит, рядом где-то. Ну, там полян этих несколько... Но не в этом дело. Понимаешь?

— Нет, — совершенно серьезно ответил Немо. — Не понимаю.

— А, ну да. Я что хочу сказать: отец ведь... — Сергей поморщился, сглотнул: комок подступил к горлу. — А, ч-черт... Словом, как-то раньше я и не думал, а теперь дошло: а что, если отец сам бросился на них... ну, чтоб убили его. Понимаешь?

— То есть, — прозвучало бесстрастно, — ты хочешь сказать, что гоблины пришли за ним? За твоим отцом? И он выбрал смерть. Так?

Сергей дернул плечом.

— А мне крикнул, чтоб я спасался. И еще про поляну... Зачем?

— Не знаешь?

Сергей сжал губы, покачал отрицательно головой:

— Нет.

Немо помолчал, поводил взглядом по округе. Заметно уже рассвело, туманные клубы поблекли, стояли, последние их клочья цеплялись за деревья, за дома... Немо сказал:

— Ну, если хочешь знать...

Сергей прямо поперхнулся:

— Да ты что?! Хочу, конечно!..

— ... то потолкуй с Даней, — ровно закончил Немо.

— Это почему?

— Ну, у него голова знаешь какая? — Немо вновь обозначил улыбку. — Уж на что я такой... электроник, а мне до него далеко. Он тебе в минуту все рассчитает и вывод сделает. Главное, все данные ему сообщить.

— А-а!.. Ну, это я знаю, как не знать.

— Тем более.

— Хм?.. — Сергей поморгал, покряхтел, затем сплюнул осторожно. — Попробую, ладно... О, смотри, смотри, солнце выходит! Вон оно!..

— Восход, — подтвердил Немо.

4

За утренним чаем было весело, оживленно. Вспоминали прошлые бои.

— А там-то, там-то!.. — захлебываясь, вопил Костя. — Помнишь, Немо?! Как этот урод подпрыгнул, когда ты из генератора влепил! Как в цирке!

— Ты в цирке был? — ржал Кишка во всю пасть. Тише вы, придурки... — урезонивал их Бабай, но тоже не больно-то строго.

Немо вежливо кивал, соглашаясь.

— Только расслабляться не надо, — предупредил он после того, как воспоминания вроде бы поутихли. — Это плохо.

— Это точно! — Бабай хлебнул горячего чаю, крякнул. — И мешкать нечего. Гнид этих добить надо, что правда, то правда. А то чего-то мы малость расслабились. В круглом доме, говоришь?

— Да.

— Ага. С Даней связывался, с ребятами его?

— Нет. Я ведь только-только иду. Вы ближе — к вам сперва и зашел.

— Угу. — Бабай еще глотнул чаю. — Так давай свяжемся.

— Ну, это не обязательно. Я сейчас уже двинусь. Но если хочешь...

Командир подумал, поскреб в затылке.

— Да чем быстрее, тем лучше. Давай, Костя, свою музыку.

Косте, если с техникой возиться, повторять не надо. Он и сгущенку, до которой был большой охотник, тут же оставил, руки вытер о штаны.

— Батарея подсела, — поведал он с озабоченным лицом. — Ну ничего, попробуем... Должны поймать. Звук, может, похуже будет...

— Давай, давай, — поощрил Бабай. Повернулся к Немо, сказал с гордостью: — Он у нас не хуже Гвоздя. Такой же мастер!

— Ну уж, — заскромничал Костя. — До Гвоздя мне далеко. Он вообще супер... Но кое-чего можем!

Пальцы его в тот миг уже касались осторожно, почти ласково всяческих ручек-штучек передатчика... Золотые руки — недаром сказано! У человека, который с техникой на ты, руки и вправду волшебные: кто-то другой хоть лбом стучи, не шелохнется ничего; а этот чуть дотронулся — и ожило, пискнуло, замигали огоньки...

— Первый, — тихонько заговорил Костя, — ответь второму... Второй вызывает первого! Первый, ответь.

Все невольно примолкли. Шуруп выпучил глаза — ни дать ни взять лягушонок.

— Первый, первый, — продолжал вызывать Костя. — Жду ответа. Первый!..

— На связи, — вдруг искаженно прохрипел радиоящик.

— А! — Костя обрадовался. — Гвоздь, ты?

— Я, — неузнаваемо скрежетнуло из динамика.

— А это я, Костя. Здорово!

— Привет.

— Слушай, тут дело такое... — И Костя несколько сбивчиво изложил сообщение Немо.

Рация прохрипела в ответ:

— Дани нет на месте.

— А где он?! — подскочил Сергей. Костя глянул удивленно:

— Ты что?.. Нет, Гвоздь, это не тебе, это Серега тут что-то...

Но тот уже спохватился:

— Да нет, я так. Ерунда.

— Что?.. Да не, ерунда, говорит. Ну так Немо, наверное, сейчас к вам идет... — (Немо подтвердил кивком.) — Потом еще свяжемся, согласуем... — (Теперь кивнул Бабай.) — Да, да, пусть сам нам звякнет, будем ждать. Ну все, конец связи!

— Сами на нас выйдут, — радостно поведал Костя окружающим, хотя и так все поняли...

— Да уж понятно, — не без иронии ответил на это Бабай. — Ну так мы готовы. — Он оглядел свои вооруженные силы. — Верно, говорю?

— Верно... да, так... — загомонили юные вояки. Только Сергей кивнул молча, чем-то загрузился крепко.

От Бабая это не укрылось, но и сказать он ничего не сказал. Отметил про себя. Подумал еще: чем-то вроде Серега озабочен... Надо будет потолковать. Озабоченность, она ведь всякой бывает. Парень-то он не промах, но шибко углубляться мыслью в нашей жизни вредно: так вот задумаешься, отвлечешься, а какая-нибудь сволочь подкрадется да как хватит! — и капут философии. Словом, поговорить надо будет...

Но тут Сергей сам решил вопрос.

— Слушай, генерал, — заявил он. — Имею просьбу.

— Слушаю, — Бабай чуть удивился.

— Разреши мне с Немо сходить к Дане. Надо мне кое-что выяснить.

— Выяснить? — не понял Бабай. — У Дани, что ли? Да. Именно у него.

— А что выяснить-то?

Сергей замялся на секунду. Сказать, что Даня — такой мощный интеллект, который любую задачу вмиг расколет? Нет. Амбиций и самолюбия у ребят хватает — заденет это их. А мы-то, дескать, что, дураки?.. Не пойдет.

— Ну, понимаешь... — медленно начал он. — Помнишь, я говорил, что в лесу мы жили близ Подольска? Город такой.

— Помню, конечно. И что?

Тут Сергей постарался сделать вид многозначительный.

— А то-то и оно! Хочу уточнить кое-что. Даня этот район хорошо знает. Они там тусовались когда-то. А я... сам понимаешь, для меня этот вопрос важный.

Кажется, удалось запутать дело. У Бабая голова кругом пошла.

— Так что за вопрос-то?

И вновь хорошо удалась Сергею мимика: сумел он сделать выражение лица такое озабоченно-премудрое, какого друзья его еще и не видывали.

— Ты знаешь... пока не буду говорить, ладно? Пока одни только гипотезы. Чего зря воздух трясти.

60
{"b":"10220","o":1}