ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он осмотрелся. Лес. Трава здорово подросла! Прямо за последние дня три. Вымахала почти по пояс, и цветы распустились. Забавные вот эти колокольчики сиреневые... Он потрогал один. А вот желтые, маленькие звездочки...

Ну, вот опять память! Как наяву — ночью они с отцом стоят на крыльце и смотрят на звезды.

— В те времена, — улыбаясь, говорил Алексей Владимирович, — ученые делали классификации звезд. В зависимости... ну, от разных факторов. И обозначения давали такие броские. Белый гигант, скажем! Или желтый карлик...

Вот это и вспомнилось: желтый карлик. Звезда. Желтый цветочек в траве.

Сергей присел на корточки, осторожно тронул пальцем шершавый стебелек. Яркая звездочка качнулась...

Желтая звездочка. Цветы... Слова отца. Поляна! Желтые цветы. Береза!!

Все!!!

6

Когда прищуренным взглядом Даня проводил унылую спину Сергея, удалившегося за валежником, то во взгляде этом было сочувствие. Ясно — что-то не так. Не того ожидал вдохновитель похода. И растерялся.

Тогда Даня угадал, что Сергею хочется сейчас побыть одному. Это очень верно: сосредоточиться. Даня покосился влево, вправо, увидел, что никто не обратил внимания, не поперся вслед за Сергеем. Все были оживлены, распаковывали свои пайки, переговаривались... Даня незаметно отсел в сторонку.

Он сам ощутил нечто странное. Поддевало нетерпение. Сейчас!.. А что сейчас? Сейчас должно решиться. Что? Не знаю.

Он чуть не сказал это вслух. И это правда: знать было нельзя. Просчитать, вычислить — все это было впустую. Здесь было нечто большее, чем знание; чем просто знание, вернее. Знание, но другое.

И опять, как бывало раньше, мысль свернула к нагрудному кресту, так выручавшему Даню по жизни. Он положил ладонь на этот крест, ощутил холодок металла...

Что-то должно быть. Даня закрыл глаза.

— Есть! — звонкий возглас потряс лес.

Все аж застыли на местах. Даня открыл глаза.

Раздался треск. Сучья кустов мотнулись, из них выскочил Сергей. Глаза — как два велосипедных колеса.

— Ребята!! — возопил он и тут же кувыркнулся в траву.

О-о расхохотался от такого трюка. Фыркнул еще кто-то. Сергей сам вскочил и рассмеялся.

— Ребята, — повторил он уже без крика. — Все! Я знаю, где тайник!

— Опять озарение, — понял с иронией Бабай. Он был в таких делах скептик.

Но Сергея пробило так, что всякий скептицизм побоку.

— Да! — сказал он. Его распирало от счастья. — Теперь все. Никаких гвоздей!

— Каких гвоздей? — сощурился Гвоздь. Вопрос канул в никуда. Сергею все поверили враз — и Бабай тоже в глубине души, только не хотел себе сознаться. Слишком уж ценил он реноме скептика.

— Ну и где? — спросил Костя.

— На той поляне... Ну, словом, знаю! У старой березы. Где желтые цветы. Там! Точно. Знаю. Пошли!

7

И пошли, и пришли. Сергей не шел, а мчался. Вместо получаса — двадцать минут. От темпа все взмокли, выбились из сил, но ни один не роптал. И про голод забыли.

— Сейчас, — задыхаясь, бормотал Сергей, — сейчас, сейчас... Немного!

Он не замечал, что это вслух.

Но никто не говорил ничего, не переспрашивал. Ясно — азарт, напор, факт. Без слов.

Родной лес вел Сергея. Все приметы — вот они! Сердце билось по-сумасшедшему. Поляну Сергей угадал метров за сто. Еще лес, стволы берез и лип, везде кусты, сквозь них приходилось переть напролом — треск, шум, от листьев клочья в стороны...

Но вот это пройдено. Последний шаг — и Сергей встал. Кто-то нечаянно подтолкнул его в спину. Он отшагнул влево. Ребята гурьбой, толпясь, высыпали на опушку. Пыхтение, возня длились еще секунд пять, а после все смолкло. Тишина.

Сергею сделалось смешно: никто не решался ступить на поляну, как будто заколдованная зона. Он не шел — и все стояли.

— Ну, что остолбенели? Идемте.

Старая береза никуда не делась. Вот она — в майской зелени словно бы и помолодела. Сергей двинул к ней наискось через лужайку, за ним зашагал Даня. Все прочие замешкались на миг, а затем повалили следом.

Сергей уже не спешил. И сердце не билось взволнованно. Обычная работа, больше ничего... Он подошел к березе, огляделся. Посмотрел вверх — просто так. Нежная зелень, голубое небо. Полдень.

— Вот так, — сказал Сергей. Прозвучало это у него вполне философически и было принято за руководство к действию.

— Что, здесь копаем? — Бабай притопнул по траве и тоже огляделся окрест.

— Сейчас, — ответил Сергей. — Соображу... Катя, отойди-ка.

Катя проворно отступила в сторону.

— Ага. Ну, похоже, здесь. Вот этот участок, — очертил пальцем в воздухе.

— А цветы где? — Костя удивился.

— Какие цветы?

— Ну, желтые. Сам же говорил — где цветы желтые.

— А-а!.. Чудак ты, Костя. Это ж когда было? В августе. А сейчас май! Цветы-то поздние.

— Фу ты! — Костя в досаде хлопнул себя по лбу. — Не врубился.

Муха слегка напрягся: он в месяцах не очень разбирался, и когда называли: июнь там, июль, апрель — путался. Стеснялся этого. И сейчас в мозгу у него закрутилось: август, август, когда это?. , летом? А, ну да! Конец лета. Точно!

Он чуть не подпрыгнул от радости. И вскричал:

— Да чего болтать-то! Давайте копать. Где? Бабай смерил малого генеральским взглядом, но промолчал. Своего подчиненного, конечно, он бы одернул.

— Где копать? — Сергей стал деловым. — Ну, давайте с разных концов начнем, навстречу друг другу. Вот отсюда, отсюда и отсюда. Думаю, только этот участок. Больше не надо.

— Что значит думаю? — Бабай нахмурился. — Ты ж сказал — знаю?

— Ну, знаю, знаю.

— Ни хрена себе, только этот... — протянул Кишка. — Да тут окривеешь! До вечера провозимся...

— Да ну, до вечера! — перебил Сергей. — За час управимся. Глубоко-то не надо. Где-нибудь полметра глубины, не больше. Где лопата? Давайте!

— Подожди, Серый, — спокойно молвил Даня.

— Что такое?

Даня подмигнул ему:

— Спешка — дело трухлявое. Прежде чем браться за дело, надо мозгами пораскинуть.

— То есть?!

Пришлось разъяснить:

— То есть логически размыслить. Все станет много легче.

— Например? — Сергей насторожился.

— Например, — педантским тоном заговорил Даня, — здравый смысл подсказывает: если это тайник, что это значит?

— Что? — воскликнуло хором несколько человек.

— А то, что дерн аккуратно вырезали, подняли; что надо спрятали — и снова закрыли.

— Аккуратно... — что-то начал соображать Костя...

— Аккуратно, — весело подхватил Даня, — но не так, чтоб совсем незаметно. Если всмотреться внимательно...

И тут точно молния сверкнула у Сергея в голове!

— Ах ты! — вскричал он. — Да как же я сразу не допер!!

В самом деле — чего ж тут думать. Ясно: на этом месте что-то должно быть чуть-чуть не так. Трава, почва! Что-то не так.

— Давайте, ищем, — засуетился Сергей. — Давайте, народ. Это же мигом!

Он был прав: на такой участок одиннадцать рыл — тьфу. И как всегда, удачливее всех оказался О-о.

— Слушайте, — неуверенно промолвил он. — Вот тут какой-то вроде холмик... Может, то?

Сергей так и метнулся туда. Упал на колени.

— Ну-ка!..

Точно. Незаметный сверху, но совершенно отчетливый на ближний взгляд, на ощупь — холмик. Сергей огладил его ладонями. Точно! Прямоугольной формы. Таких не бывает. Значит — клад.

— Лопатку!

Кто-то протянул саперную лопатку. Сергей схватил ее.

Удар! Еще удар! Целый пласт дерна вспучился горбом.

— Есть! — восхитилась Катя.

— Кажется... — процедил Сергей.

Штыком лопатки он поддел пласт, напрягся — перевернул. Тот вяло шлепнулся белесыми спутанными корнями вверх.

— Есть!!

А это кто крикнул? Сергей не знал. Да и какая разница! Он отгреб сухие комья, очищая верх голубой пластмассовой коробки.

68
{"b":"10220","o":1}