ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Алеся, директор турагенства, 25 лет:

— Полтора года я работала консуматоршей в одном из престижных ночных баров в Афинах. Посетителями обычно были местные греки — маленькие такие, бородатые. А я играла роль независимой интеллигентной дамы, приехавшей из «дикой страны», где «мою сложную и неординарную личность не оценили». Понятно, что это вызывало у клиентов жалость и сочувствие, и им хотелось меня хоть как-то облагодетельствовать. Мне дозволялось, чтобы клиенты заказывали дорогие напитки, предназначенные мне, и даже не возбранялось принимать подарки. Спиртное я обычно незаметно сливала в кадку с пальмой, чтобы контролировать ситуацию да и вообще, чтобы не спиться. За каждый заказанный напиток мне начислялись очки: ликер — 10 очков, дорогое вино — 25 очков и т. д. Заработки составляли обычно от 30 до 100 долларов в день. Скажу откровенно, сначала мне очень нравилась моя работа: я действительно чувствовала себя красивой, желанной женщиной, умной собеседницей. Но потом все порядком надоело…

Комментарий

Можно смело утверждать, что из бара, где умело используют прием консумации, вы уйдете с пустыми карманами.

Консумация — способ выкачать из вас деньги с помощью подсадных девочек, единственная задача которых — увеличение финансового оборота заведения. Проще — «подсадные утки» — разными изощренными способами заставляют вас пить и есть как можно больше.

Функция у девочек деликатная и рискованная. Они умело провоцируют сексуальные притязания клиента и так же умело их отвергают.

Главное, чтобы клиент не понял, не догадался невзначай, что это просто их работа, за которую они получают деньги от хозяина бара. За счет клиента пить и есть им не рекомендуется, порой даже строго запрещается, дабы разгоряченные клиенты потом не нанесли урон их смазливым мордашкам. Потягивая свой единственный коктейль, они подсаживаются то к одному столику, то к другому, и спровоцировав дополнительный заказ, продолжают дефилировать по бару. Согласитесь, дело тонкое.

Однако, приемчики их стары, как сама жизнь. Но срабатывают без осечки!

* Максимальная персонализация. Вам льстит, что именно вы «заинтересовали» такую хорошенькую девочку, она предпочла вас, а не другого.

* Поощрение комплекса превосходства. Вам говорят, что вы интересный, мужественный человек, представитель интересной, по-настоящему мужской, профессии и так далее..

* Поощрение комплекса нарциссизма. В ваш адрес говорят самые приятные слова. А как известно, доброе слово и кошке приятно.

* Сопереживание. Типично русский прием, потому что сочувствовать несчастным, убогим и сирым свойственно для нас и всеми приветствуется.

* Молчаливое участие. Нет ничего лучше молчания, подразумевающего любые переживания, чувства, намерения, которые клиент приписывает собеседнице, когда она молчит и только кивает.

* Апелляция к комплексам вины, долга и жалости. Вам говорят: «Вы тут в барах деньги пропиваете, а мы, бедные овечки…»

Апелляция к комплексу щедрости. Вы слышите: «Будь настоящим мужчиной — щедрым и открытым…».

* Провоцирующее сексуальное поведение. Кокетство, тягучие томные взгляды, интимные разговоры на эротические темы, поглаживание по руке, взгляды в сторону, провоцирующие ревность, якобы попытки уйти и так далее.

Глава 9

ДВОЙНОЙ МАРЬЯЖ, ИЛИ ПАРТНЕРСТВО ПО-СВИНГЕРСКИ

Мужик радостно сообщает жене:

— Я нашел еще одну позу для секса!

— Какую же?

— Спина к спине.

— Да ведь ничего не получится!

— Получится! Мы соседку пригласим.

Анекдот
Частная жизнь

Секс — понятие интимное. Не все способны даже рассуждать о нем во всеуслышание, не то, что им в открытую заниматься. И все же находятся люди, которые спокойно причисляют себя к свингерам и даже гордятся своей принадлежностью к этой новой для России сексуальной касте.

Что же это такое — свингерство по-русски? Дань моде? Или новая форма извращения? Уход от однообразия в сексе? Или раскрепощенность сознания и соответственно поведения? А может это зарождающаяся на стыке тысячелетий новая форма семейных отношений? Или это просто явный реванш атеизма на фоне возрождающейся у нас религиозности?

Вы имеете четкое представление о свингерстве и свою точку зрения на это явление?

Вы чувствуете те изменения, которые произошли в процессе раскрепощения сознания нашего прежде зашоренного простого российского гражданина? Вас это радует или пугает?

Свингеры — люди открытые. По меньшей мере, так им кажется, так они себя представляют. Что же за этим стоит?

Дмитрий, журналист, 34 года:

— Когда мы с Юлей впервые дали объявление в газету, где говорилось, что пара ищет пару, то были буквально ошеломлены количеством звонков. Нам звонили в день по пятнадцать-двадцать человек! Мы не поленились и подсчитали примерное количество свингеров в Москве и удивились — их более ста тысяч! Сейчас мы живем втроем: я, Юля и Лера. Мне повезло — мои жены меня не ревнуют к другим женщинам. Наше пристрастие к свингерству общее — мы предпочитаем открытый свинг. А недавно мы сами открыли свингер-клуб, и, надо сказать, он пользуется огромной популярностью. Это клуб не для всех, случайных людей у нас не бывает. К нам приходят люди со зрелыми взглядами на жизнь, интеллектуально развитые, имеющие стабильный социальный статус. У нас царит атмосфера большой гостиной, где собирается одна большая семья, где все легко находят друг с другом общий язык. Непосредственно в клубе сексом никто не занимается — тут главное знакомство, общение. Все остальное — в домашних условиях.

Оксана, художница, 26 лет:

— Наша семья состоит из трех человек: Сергей, Алиса и я. Мне с ними очень интересно, я чувствую постоянную заботу о себе, получаю необходимую поддержку. По меньшей мере, у меня есть ощущение семьи. Проблема заключается лишь в том, что Алиса на два года старше меня и всячески старается подчеркнуть, что я как бы младшая жена и поэтому должна всегда прислушиваться к ее мнению. Но мне кажется, что она меня просто ревнует, потому что ей больше по нраву лесбиянство, и мои отношения с приглашаемыми женщинами ее угнетают.

Валерия, студентка, 21 год:

— Мы с Андреем только недавно приобщились к свингерству. Это действительно разнообразит сексуальные отношения. Но, может быть, я еще не совсем адаптировалась в этом деле, потому что до сих пор не могу оставаться абсолютно равнодушной к тому, что Андрей при мне занимается любовью с другой девушкой. По меньшей мере, целоваться с кем бы то ни было я ему запрещаю. Мне кажется, что поцелуй должен быть приоритетом только любимых женщин.

Элеонора, актриса, 37 лет:

— В нашей семье каждый имеет право иметь партнеров на стороне. Иногда мы с Сашей обсуждаем их кандидатуры, иногда нет, но всегда рассказываем другу другу о своих встречах. И я, и он с удовольствием выступаем в роли того самого третьего не лишнего. Это дает огромный эмоциональный заряд. К тому же свингерство — это всегда обмен полезным опытом.

Борис, бизнесмен, 40 лет:

— Когда я впервые приобщился к свингерству, меня восхищало все. Я чувствовал себя на высоте до тех пор, пока занимался сексом с двумя женщинами. Но когда оказался третьим в семейной паре, то эйфория моя стала исчезать. Когда у двоих мужчин одна партнерша, то неизбежно между мужчинами возникает конкуренция: кто лучше проявит себя в постели, вплоть до того, что идет прямой подсчет оргазмов. Не все мужчины выдерживают это испытание.

Эдуард, архитектор, 34 года:

— С двумя женщинами тоже возникают проблемы. Я заметил, что чаще всего одна из них активна, а другая постоянно отстраняется, смотрит на происходящее со стороны. А иногда случается и так, что после прелюдии вторая и вовсе выходит из игры. Так случается почти всегда, если только они не лесбиянки.

44
{"b":"10223","o":1}