ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это помойное ведро никогда не взлетит, — убежденно сказала принцесса.

Хэн сделал вид, что не слышал.

— Чуй, — сказал он напарнику. — Заводи. И давай надеяться, что ничего не перегорит.

Он стукнул кулаком по пульту. Огоньки на панелях подмигнули ему и погасли. Хэн замахнулся вторично. Корабль заурчал, как сытый маркот.

— У нашей малышки полно сюрпризов в кармашке…

— Для меня станет сюрпризом, если мы сдвинемся с места, — пробурчала принцесса.

Имперцы снаружи, наконец, закончили возиться с базукой и стали прицеливаться. — Чуй!!!

Вуки от неожиданности потянул штурвал на себя. «Сокол» грузно осел на корму. Что-то хрустнуло. Фрахтовик выплавил ионными двигателями потрясающего размера дыру в ледяном полу пещеры и — взлетел. Хэн сам себе не поверил, украдкой скрестил пальцы на удачу, но на Лейю посмотрел победоносно:

— Видела?

— Когда-нибудь, — с отвращением сказала принцесса, пряча в кармане руку с точно так же скрещенными пальцами, — когда-нибудь ты ошибешься. Я надеюсь, что смогу на это полюбоваться.

Хэн широко улыбнулся.

Вдаль уносилась ледяная пещера, разметанные по ней остатки базуки вместе с белыми скорлупками имперских доспехов (кто-то на «Соколе» включил автоматический пулемет, но там до сих пор спорили, кто это был), высыпавшая из бокового прохода новая порция «куколок», закованный в черный металл гигант, что шёл впереди, а потом вокруг была лишь сгущающаяся голубизна и манящие россыпи звезд.

Люк проводил взглядом улетевший фрахто-вик. Хэн гнал свою железку на ионных двигателях, словно забыв про антиграв. Люку даже думать не хотелось, во что кореллианин превратил пещеру. Он пошел к своему истребителю. От соседнего корабля ему помахал Ведж Антиллес. Люк тоже махнул ему. Если бы Ведж не заметил его посреди сугробов и не подобрал, он до сих пор тонул бы в снегу.

Р2Д2 приветствовал его со своего места радостной трелью.

— Привет! — сказал ему Люк. — Готовь птичку к вылету.

— Удачи, Скайуокер! — крикнул ему Антиллес. — Увмдимся в точке встречи!

Люк улыбнулся ему, задвинул колпак кабины. В своем гнезде взволнованно зачирикал Р2Д2, предвкушая полет.

— Все в порядке, Р2, — Люк подключил шлем к интеркому. — Мы уже улетаем…

***

Дарт Вейдер, как темный призрак, шагал по развалинам снежной крепости, привычно не обращая внимания на то, что его свите приходится бежать следом за ним. И адмирал Пиетт, вообще не любивший чувствовать под ногами бренную землю — не говоря о такой холодной земле, как эта — не был исключением из прочих офицеров. Адмиралу не нравился Хот: скользкая поверхность, норовящая уйти из-под ног, низкая температура, пар, вырывавшийся изо рта при каждом вдохе и наводящий на мрачные мысли о расколотом шлеме скафандра и безвоздушном пространстве.

— Уничтожено семнадцать кораблей, — доложил адмирал Пиетт, чтобы не думать. — Скольким удалось уйти, пока неизвестно.

Не поворачивая головы, ситх произнес лишь два слова;

— Кореллианский фрахтовик?

Пиетт запнулся. Он предпочел бы обойти именно этот вопрос. Он посмотрел на других офицеров; те смотрели в разные стороны с одинаковым выражением на разных лицах.

— Наши сканеры следят. за ним, — уклончиво ответил он.

Вейдер остановился так неожиданно, что его свите пришлось проявить чудеса изобретательности, чтобы сохранить видимость внешнего достоинства — иными словами, не устроить большую свалку посреди коридора.

Солдаты расступились, и стала видна огромная брешь в белой стене и светлый росчерк инверсионного следа на голубом холодном небе планеты. Подняв голову, Дарт Вейдер следил, как тает след.

— Мне нужен этот корабль, — наконец, сказал он.

Капелька ледяной планеты быстро таяла, превращаясь в блестящую точку, точно такую же, как миллиарды искр, рассыпанных в черной пустоте космоса. По различие скоро проявится; блестящая точка исчезнет, и вот уже солнце Хота само съежится в такого же светляка и затеряется в общем рое. Но до этого еще далеко. Солнце Хота пока еще обливает жестким бело-голубым светом и выписывающий немыслимые кренделя фрахтовик, и полдюжины ДИ-истребителей, упрямо висящих у него на хвосте, и имперский «разрушитель», неторопливо следующий за ними, как дородная мамаша за стайкой детей.

Ионные двигатели «Сокола» стонали на высокой ноте, периодами переходя на пронзительный визг. Им вторил Чубакка.

— Я знаю, знаю, — не отрываясь от управления крикнул ему Хэн. — Я тоже их вижу.

— Кого? — нервно спросила принцесса. Хэн все-таки отодрал одну руку от рычагов и ткнул пальцем в два ярких треугольных пятнышка далеко впереди.

— «Разрушители». В количестве двух штук, — пояснил он сквозь зубы. — Идут встречным курсом.

— Я рада, что ты сказал, будто проблем не возникнет, — сообщила принцесса его затылку. — Иначе я бы разволновалась.

У кого проблемы? У него проблемы? Да, есть одна, не очень крупная, зато постоянная. Интересно, пристегнута эта проблема к креслу или нет, потому что компенсаторы он сейчас выключит, иначе двигателям никакой мощности не достанет.. . «Сокол» раскрутился по широкой спирали. Где-то что-то с грохотом обрушилось на пол. Кажется, все-таки не принцесса. Один из «колесников» попытался повторить маневр. Решил, что крутой. Не удержался на курсе, и его отнесло куда-то в сторону неотвратимо надвигающегося крейсера. Хэн заложил вираж еще круче прежнего. Сзади опять что-то загрохотало, вызывая безудержное желание повернуться. Оказалось, Лейя сидит, сцепив зубы и борется с завтраком, а Ц-ЗПО — это он с лязгом врубился в переборку — разлегся на палубе. Переборка выдержала, дроид — нет.

— Сэр, — воззвал он к сумасшедшему капитану, — я хотел бы…

— Или заткнись, — не оборачиваясь, посоветовал тот, — или заглохни.

Ц-ЗПО возмутился, но сказать ничего не успел, потому что Лейя протянула руку и выключила его вокодер.

— Чуй, а как там поживают наши дефлекторы?

Вуки выразился в том смысле, что очень неплохо поживают. И даже работают. Что его, лично, весьма изумляет.

— Хорошо — сказал Хэн, — на досветовой эти красавцы, может, и побыстрее нас, зато мы ма-невренней…

Вуки негромко пролаял короткую фразу. Хэн только пожал плечами, тихо радуясь, что принцесса не понимает этого языка. Ясен свет, что «раф-раф». А когда, предполагается, он будет считать курс? Сейчас все бросит и начнет. И будет такой «раф-раф», что… Чубакка протянул лапу и ткнул когтем в клавиатуру навигационного компьютера.

— Агрррх… раф! — сказал он. Хэн кивнул.

— А ну-ка…

Если кто-нибудь предположил, будто Хэн Соло до этого демонстрировал чудеса пилотажа, тот теперь убедился, что происходившее было лишь легкой разминкой. Лейя так вцепилась руками в кресло, что потом долго удивлялись, как ей удалось разжать их вновь. Вид принцесса имела бледный и смотреть пыталась только в пол. Потому что когда она закрывала глаза, вестибулярный аппарат принимался играть сам с собой в чехарду и другие подвижные игры. А когда открывала, то видела на обзорном экране такое, что немедленно хотелось зажмуриться.

Там в стремительном вихре мелькали приближающиеся «разрушители», куски звездного неба, лазерные лучи и ДИ-истребители. Не хотелось даже думать, как все это выглядело со стороны.

Со стороны всем участникам «соколиной» охоты казалось, что кто бы ни сидел сейчас за пультом этого фрахтовика средней грузоподъемности, он, определенно, сошел с ума. Пилоты ДИ-ис-требителей прекратили стрельбу еще до того, как получили соответствующий приказ, самостоятельно сообразив, что палят друг по другу и крейсерам, а не по изумительно верткой цели. На обоих «разрушителях» сочли, что неизвестный безумец собрался таранить их, только никак не может выбрать, с кого первым начать. Крейсер «Возмездие» следовал прежним курсом, потому что никто из присутствовавших на мостике офицеров не рискнул сообщить Дарту Вейдеру, что что-то идет не по правилам. Что думал по этому поводу Повелитель Тьмы, никто так и не узнал.

13
{"b":"10226","o":1}