ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это не лазеры, Чуй, — сказал он приятелю. — Мы во что-то вписались.

— Хэн! — Лейя исправно следовала инструкциям. — Хэн, иди сюда!

Друзья бодрой рысью помчались по коридору. Хэн успел первым. УХ ты!!! Можно подумать, что имперского крейсера на хвосте ему было недостаточно для большого личного счастья…

— Астероиды, — мрачно сообщил он, как будто кроме него никто не видел кувыркающихся обломков.

Лейя без возражений уступила ему пилотское кресло.

— Чуй, — Хэн надеялся только, что его голос звучит достаточно спокойно. — курс 2-7-1.

Вуки посмотрел на него, как на сумасшедшего. Принцесса забеспокоилась.

— Ты куда это собрался? — настороженно спросила она.

Хэн показал вперед.

— Чтобы преследовать нас там, — весело сказал он, — имперцам нужно потерять последние капли разума.

— Позволю напомнить вам, капитан Соло, — ввязался Ц-ЗПО, — что шансы успешного полета через астероидное поле на нашей скорости равны приблизительно двум тысячам четыреста шестидесяти семи к одному.

Хэн только отмахнулся:

— Никогда не говори мне под руку о шансах!

— Не стоит лезть туда только для того, чтобы произвести на меня впечатление, — это опять Лейя не вытерпела.

Хэн подмигнул ей.

— Держись, лапочка, — посоветовал он. — Мы сейчас немножко полетаем!

У принцессы округлились глаза. Потом Лейя села в кресло и туго затянула привязной ремень.

Открыла рот. Закрыла. Насупилась. И стала смотреть только в пол.

Хэн ощутил, как на него накатывает волна странного чувства. Такое с ним было далеко не впервые, но обычно ему было некогда анализировать ощущения. Как сейчас. Он устроился поудобнее, штурвал лег в ладони. На приборы он не смотрел, не хотелось. Да в такие минуты ему не нужны были никакие приборы… Корабль был живой, они с ним были одной крови, одной плоти. Он летел, потому что ему так хотелось. Хэн рассмеялся.

На обманном маневре ему удалось пропустить один из обломков так близко, что преследовавший его ДИ-истребитель заметил опасность только тогда, когда астероид разнес его в клочья. Что ж, по крайней мере, у парня были имперские похороны, решил Хэн, краем глаза заметивший вспышку.

Крейсер сбросил ход, пробираясь по полю и выстрелами расчищая себе дорогу. Хэн опять радостно засмеялся, волна веселья уже перехлестывала через край. Пилоты на истребителях были потрясающе хороши. Давно он не встречался с подобным противником. Хороши, но не достаточно безумны, сказал Хэн сам себе, закладывая очередной вираж.

***

«Исполнитель», чудовищное порождение верфей Фондора, сошел с орбиты вокруг Хота. С флангов к нему пристроились два «разрушителя»; вокруг вился рой ДИистребителей — эскадрильи охраны. Адмирал Пиетт, еще не привыкший к высокому званию, но быстро усвоивший, как легко можно его потерять, довольно давно ушел с мостика и теперь в нерешительности бродил возле дверей в каюту Дарта Вейдера. Двери были открыты нараспашку — как правило, Вейдер пренебрегал даже малейшими мерами безопасности.

Черный шар с блестящей поверхностью был единственным предметом в каюте, который с натяжкой можно было назвать мебелью или деталью обстановки. Вейдер никого не подпускал к нему, только дроидов, которых привез с собой. Да никому бы и в голову не пришло туда сунуться по доброй воле.

Когда ожидание стало бессмысленным, шар раскрылся. Повелитель Тьмы сидел в его центре, спиной к адмиралу. Пиетт посмотрел на него и подумал, что сейчас потеряет сознание. Он вздрогнул при мысли, что, возможно, он — единственный, кому довелось увидеть подобное зрелище. Сначала он даже не понял, в чем дело. Силуэт Повелителя был неправильный, не такой. И лишь миг спустя адмирал догадался: шлема йе было. Были мощные плечи, покрытые черным плащом. Горловина доспехов, с трудом вмещавшая могучую шею. Не было только шлема. Адмирал возблагодарил всех известных ему богов, что видит Вейдера со спины. Он не был уверен, что переживет встречу лицом к лицу. Голый безволосый затылок покрывала уродливая паутина давних шрамов. Белая, как у трупа, кожа лоснилась. Вокруг Повелителя Тьмы беззвучно порхало металлическое черно-красное насекомое, время от времени аккуратно касаясь суставчатой лапкой стыков дыхательной маски.

… Ветер гнал над пустыней тучи песка. Два тусклых пятна отмечали места на небе, где должны были быть оба солнца. Было душно, и город был пуст, но не так, как обычно во время бури. Он знал наверняка, что, в какой бы дом он ни вошел, там никого нет — только пыль на полу. Не будет даже вещей. На краю площади ветер рвал в клочья полосатый навес над лотком с фруктами. Он нагнулся, взял один палли — они давно высохли. Он пошел вдоль по улице, с трудом выдирая из сухого песка увязающие по щиколотку ноги. По сторонам он не смотрел, он и так знал, куда придет…

… Они ждали его — как обычно, на террасе, что вела во внутренний двор. Они всегда были там, стоило ему захотеть, и он возвращался к ним. Он знал: его ждут. Высокий сухопарый мужчина — ветер треплет длинные волосы и играет поношенным темным плащом — и смуглая крепко сбитая женщина с усталым лицом и встревоженными глазами…

Робот принес черный шлем и осторожно, почти ласково опустил на голову ситха. Щелкнули застежки.

— Да, адмирал? — прокатился по помещению гулкий бас.

Пиетт сглотнул горький ком тошноты.

— Обнаружили кореллианский фрахтовик, повелитель, — торопливо сказал он, надеясь, что на его липе не написано никаких эмоций, кроме положенных по уставу. — Корабль только что вошел в астероидное поле. Слишком опасно преследовать его там…

— Астероиды не волнуют меня, адмирал, — перебил его Вейдер. — Мне нужен этот корабль, не извинения. Сколько вам нужно времени?

— Немного, — сказал Пиетт, чувствуя, как подгибаются колени. — Скоро вы получите его, повелитель.

— Да, адмирал, — медленно согласился Дарт Вейдер, закрывая глаза и желая сейчас одного из двух: пусть кошмар либо отпустит его, либо вернется совсем, -. .. скоро.

***

— Ну, — весело заметил Хэн Соло, — кто-то здесь говорил, что жаждет быть неподалеку, когда я ошибусь, или мне послышалось?

Принцесса не удостоила его взглядом.

— Беру свои слова назад, — неохотно признала она.

— Крейсера сбавляют ход, — сказал ей Хэн, потому что на экраны ее высочество тоже не смотрела.

— Хорошо, — сухо ответила Лейя. Интересно, в чем он на этот раз провинился?

Хэн полюбовался на астероидный суп, кипящий вокруг них.

— Если мы задержимся здесь подольше, то нас размелет в муку, — сказал он.

— Я против, — еще суше отозвалась принцесса.

Можно подумать, он только об этом грезил всю свою жизнь! Хэн посмотрел на Чуй; вуки не отводил взгляда от кошмара за колпаком рубки и тихонечко ныл.

— Нам надо бы вылезти из-под этого душа…

— В этом есть смысл, — согласилась принцесса.

— В муку?! — запоздало испугался Ц-ЗПО и закрыл фоторецепторы металлическими ладонями.

— Вот поэтому я собираюсь подобраться поближе к камешку покрупнее…

Вот тут-то они и подскочили.

— Ближе?! — вскрикнул Ц-ЗПО, чей искусственный мозг не справлялся с кульбитами мыслей кореллианина.

— Ближе?! — взвизгнула принцесса.

У Лейи, голова была вполне естественного происхождения, но тоже отказывалась переваривать услышанное.

— Рррууй? — в переводе получалось все то же самое, что у предыдущих ораторов, только гораздо громче.

Чубакка тоже не понимал, с чего это их капитан, спокойно рисковавший собственной шкурой, чтобы спасти их жизни, теперь, кажется, вознамерился пришибить всех собственноручно.

Хэн полюбовался произведенным эффектом, потом облюбовал астероид побольше и с загадочной ухмылкой направил к нему корабль. На настойчивые вопросы он с завидным упорством отвечал только, чтобы его не отвлекали, иначе он точно ни за что отвечать не будет.

15
{"b":"10226","o":1}