ЛитМир - Электронная Библиотека

Затем из кратера на поверхность вылез гость из космоса; низкое солнце отразилось от металлической полусферы, оснащенной линзами объективов, звуковыми и термическими сенсорами, маломощными лазерными пушками и даже пучком суставчатых манипуляторов.

Робот-разведчик, а это был именно он, завис над краем ямы, словно выбирал, в какую сторону ему двинуться. Затем внутри него что-то тихо щелкнуло, и Он поплыл на восток, время от времени касаясь снежной поверхности кончиками чувствительных манипуляторов.

***

Еще один всадник, закутанный в теплую одежду, верхом на крапчатом таунтауне пересекал заснеженный равнины Хота. И тоже держал путь в сторону базы повстанцев.

Он без интереса глянул на серые башни орудий и погребенные под снегом купола энергостанции — единственные признаки цивилизации на полумертвой от холода планете. Потом натянул поводья, придерживая таунтауна: зверь почуял близкое тепло и кормежку и рвался вперед.

Всадник въехал в огромную ледяную пещеру и спешился. Он привык считать, что побывал практически на всех задворках галактики, но его новый дом поражал даже его довольно безудержное кореллианское воображение. Временный дом, поправил он сам себя. Его тут ничего особенно не держит. Если не считать недочиненного космического корабля и вздорной девчонки.

Он кинул поводья одному из встречающих. Таунтауна увели, чтобы накормить и почистить. Кто-то кивнул вновь прибывшему, кто-то протянул руку для приветствия, но ничего не изменилось в кипении жизни внутри холодной пещеры. Куда ни посмотри, повсюду ребята в оранжевой и белой униформе что-то куда-то тащат, чтото к чему-то привинчивают, что-то зачем-то отлаживают. Трудятся, одним словом. Хэн Соло стряхнул с себя снег и пошел проведать свой многострадальный корабль.

Среди хрупких на вид истребителей «Тысячелетний сокол» выделялся по всем параметрам. Вместительный объемистый фрахтовик занимал самое большое место в ангаре. Только мало кому из зубоскалистых молодых пилотов приходило в голову пошутить в его адрес. Во-первых, почти всем было известно, какую роль сыграл неказистый грузовичок в уничтожении Звезды Смерти, и почти все видели «Сокол» в действии — по маневренности и скорости он так же оставлял истребители далеко позади. Во-вторых, его капитан мог всегда полюбопытствовать: над чем это смеется неумный малек. А в-третьих, рядом с капитаном мог оказаться его первый помощник.

Сейчас этот помощник сидел наверху и, закрыв физиономию защитной маской, латал расползшиеся швы обшивки. Он единственный в ангаре не кутался в теплое, обходясь собственной шерстью — длинной, рыжей и очень теплой. Правда, на холод он все равно пожаловался: из его зубастого рта раздалось сложно модулированное рычание, которое во всей Галактике понимали немногие.

Хэн Соло входил в число тех немногих.

— Не то слово, Чуй, — согласился он. — Уж лучше хорошая потасовка, чем прятаться и замерзать. Как наши дела?

Чубакка отозвался типичным для вуки ворчанием. Если бы кто-то не гулял по окрестностям, а помог бы, то… ну и так далее.

— Ну ладно, ладно, — Хэн разделял горячее желание своего друга побыстрее убраться в космос, на любую планету, даже на Нал Хутта, только подальше отсюда. — Не злись. Пойду доложусь и помогу тебе. Скорее починимся, скорее улетим.

— Грррхх-агх ррр раф… — ответил Чубакка.

Тот, с кем хотел поговорить Хэн Соло, не носил на белой куртке знаков отличия, но к нему все обращались «генерал». Повстанцы, вознамерившись сокрушить Империю, не гнушались перенимать у нее различные мелочи. Генерал так генерал, Хэну было без разницы. Главное — оторвать Риеекана от созерцания разноцветных огоньков на картах. Получилось.

— Генерал, — отрапортовал Хэн, — во вверенном районе не замечено никаких намеков на разумную и не очень разумную жизнь. Но периметр я проверил, сенсоры расставил, так что если кто и объявится, есть шанс, что вы об этом узнаете сразу.

Как обычно, Риеекан никак не отреагировал на неуставную манеру хэновского доклада — ни улыбнулся, ни нахмурился. Карлист Риеекан служил в армии всю свою сознательную жизнь и умел отличать своих коллег, даже если те тщательно скрывались. К тому же, ему нравилосй, что корёллианин охотно взялся помогать им, хотя и не присоединялся к повстанцам. Он даже подумывал: не предложить ли Соло офицерский чин, раз уж не удалось соблазнить деньгами. Хотя подозревал, что и это — глухой номер.

— Командор Скайуокер еще не вернулся? — спросил генерал.

— Никак нет. Командор Скайуокер решили полюбоваться на метеорит, упавший неподалеку, — проинформировал его Хэн. — Скоро будут.

Риеекан быстро глянул на недавно установленный экран — гордость местных техников — и покачал головой.

— В этом районе большая метеоритная активность, — сказал он. — Трудно будет заметить приближающиеся корабли.

— Генерал, я… — Хэн вдруг смутился и здорово удивился этому обстоятельству, — это… кажется, мне пора.

Генерал сделал вид, что не замечает, куда смотрит корёллианин. А смотрел Соло, естественно, на приближающуюся фигурку. Фигурка была утеплена несколькими куртками и напоминала шарик на тонких ножках, но эти ножки ступали весьма грациозно и привлекательно. Зато обладательница этих ножек была расстроена — Хэн заметил выражение ее лица даже отсюда.

— Мне так не хочется терять вас, — тем временем говорил генерал Риеекан. — Вы — хороший боец, Соло.

— Спасибо, генерал, — не отводя взгляда от Лейи, откликнулся Хэн, — но если Джабба не получит денег, я — покойник.

— Я понимаю, нелегко жить, если отмечен смертью… — выспренно начал генерал, но Хэн уже повернулся к принцессе.

Генерал понятливо хмыкнул и отошел в сторону.

Хэн не замечал в себе склонности к сантиментам, поэтому не совсем понимал, что же с ним такое творится.

— Ну вот, твое высочество, — он попытался улыбнуться. — Вроде как все, получается.

— Верно, — холодно подтвердила Лейя.

— Лады, — сказал он, — тогда не скучай. Услышав быстрый легкий топот за спиной, он даже не сбавил шага. Когда-то очень давно он установил, что все без исключения существа женского пола — млекопитающие, рептилии или еще какого другого вида — находятся вне пределов его понимания. Он не собирался сторониться их — вот уж, упаси его Великий космос — но пусть живут себе в своей тайне, а он будет жить поблизости. Недавно он заподозрил, что в Галактике обнаружилась по крайней мере одна (прописью: «одна») женская особь, которую, он, кажется, начал понимать. Ошибочка вышла.

— Хэн!

А ведь не отстанет, так и будет бежать до ангара. Соло остановился и развернулся к запыхавшейся принцессе:

— Да, твое высочество?

— А я-то думала: ты решил остаться.

В голосе ее, конечно, звучало беспокойство, вот только Хэн не был уверен, что именно тревожило Лейю.

— Боба Фетт. Тот охотник за головами, которого мы встретили на Орд Мантелл, он заставил меня передумать, — отозвался он.

— А Люк знает?

— Узнает, когда вернется, — сердито сказал он. Так, сейчас девушка прищурится и начнет обливать презрением. На мгновение он почувствовал себя одной из ледяных глыб с поверхности планеты.

— Я собираюсь заплатить Джаббе до того, как он пустит по моему следу еще кого-нибудь, — упрямо сказал Хэн прежде, чем Лейя успела открыть рот. — Я хочу сам отдать деньги за свою голову, пока у меня еще есть голова.

— Но ты нам нужен, Хэн, — запротестовала Лейя.

— Нам? — переспросил он. — Да.

— А тебе?

— Мне? — изумилась она.

Во-во… самое время объясниться. А то, понимаешь, мы тут немножко воюем, на разговоры и времени не осталось. Или храбрости, добавил про себя Хэн. Или глупости.

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — ее высочество невинно захлопало глазками.

Он щелкнул пальцами в подтверждение своей мысли: все женщины — существа не от мира сего. И не от того мира — тоже. И вообще ни от какого мира.

2
{"b":"10226","o":1}