ЛитМир - Электронная Библиотека

Один из мелких истребителей-перехватчиков не увернулся от шального обломка и исчез в яркой вспышке, а то, что осталось, сожрало защитное поле линейного крейсера. Дарт Вейдер обратил черный шлем к голографическому проектору, вокруг которого суетился персонал. Объемные изображения двадцати летчиков переговаривались друг с другом. Нет, уже девятнадцать. Двадцатое изображение исчезло раньше, чем догорели останки его корабля.

В спину Вейдеру дышал адмирал Пиетг и второй офицер. Изнывают от любопытства, решил Вейдер, глядя на новую голограмму, чьи первые слова потонули в треске помех.

— … в последний раз они появлялись на всех наших экранах. Исходя из количества повреждений, они могут считаться уничтоженными.

Вейдер едва не покачал головой. Он уже ознакомился с мощностью и возможностями беглого фрахтовика и более, чем достаточно, был осведомлен о талантах его ненормального капитана.

— Нет, — сказал он, как всегда, неторопливо, — они еще живы. Обыскать астероидное поле. Ищите, пока не найдете корабль.

Ему захотелось закрыть глаза, он закрыл и чуть было не рассмеялся над юмором ситуации. Забавно… Что бы случилось с присутствующими, если бы ему действительно вздумалось бы когда-нибудь засмеяться, без любопытства подумал Дарт Вейдер и забыл об этой мысли в следующую секунду.

— В чем дело? — спросил он у Пиетта, когда голограммы внезапно исчезли.

Землистое остроносое лицо адмирала стало белым, как снег; у Пиетта задрожали и голос, и колени.

— Т-там… им… Император.

— Император? — эхом откликнулся Дарт Вейдер.

— Д-да, — кивнул адмирал, — он… он п-приказывает…

— Да?

— … в-вам немедленно выйти на связь, — с облегчением протараторил Пиетт.

Ситх отвернулся. Вечно одно и то же. Скучно. Он еще раз быстро перебрал светящуюся паутину Силы. Мальчишка тоже был жив, но находился далеко и двигался странным курсом через сектор Элроод. Сигнал от него затухал. Забавно…

— Вывести корабль из астероидного поля, — распорядился он.

— Да, повелитель…

— Туда, откуда можно послать сообщение без помех.

— Да, повелитель…

— Перевести сигнал в мою каюту.

— Да…

***

Старый сморщенный гном активно шуровал ложкой в котле. Энергия из недомерка так и била.

Люк, поджав ноги, примостился в углу тесного жилища под корнями огромного дерева и смотрел, как хозяин хватает с полок горшочки, щедро сыпет их содержимое в котел и вновь принимается орудовать ложкой, да так азартно, что брызги летят во все стороны. Если не считать того, что пол и стены здесь были из глины и веток, жилище напоминало Люку пещеру Кеноби дома, на Татуине. Только в миниатюре.

— Я уже говорил, — когда малыш застыл с закрытыми глазами, опробовав варево, Люк решил подать голос, — я не голоден.

— Терпение! — хозяин сунул ему ложку и миску. — Время есть.

Люк кое-как протиснулся к очагу, стараясь не разбить по дороге скудную мебель. Что бы ни булькало в котелке, варево воняло так, что у Люка потекло из носа. Он вытер лицо рукавом и отважно плюхнул в миску щедрую порцию супа.

— Слушай, — отчаянно соврал он, — пахнет чудно. Я уверен, еда очень вкусная. Но я не понимаю, почему мы не можем пойти к Йоде прямо сейчас?

— Джедайское время есть, — возвестил старый гном, вырвал миску у Люка из рук и метнул ее на стол.

Потом вручил Скайуокеру другую плошку, а сам уселся за стол и с завидным аппетитом взялся хлебать свое варево.

Люк отважился облизать ложку. Из носа потекло, как из крана. Люк шмыгнул и отвернулся.

Чтобы не обижать хозяина, он положил еды и себе.

— Ешь, ешь! — подбодрил его недомерок. — Горячо. Вкусно. М-мм? Вкусно?

— Вкусно, — согласился Скайуокер. — Туда долго идти? Далеко он живет?

— Не далеко, Йода совсем близко, — с набитым ртом пробубнил старичок и даже умудрился хихикнуть. — Терпение. Скоро с ним будешь. Вкусно готовлю, м-мм? Почему хочешь быть джедаем, м-мм?

Люк задумался. Честно говоря, он вовсе не был уверен, что ему это нужно. Сумбурные романтические речи Кеноби, рассказ об отце, лазерный меч… Люк машинально положил ладонь на рукоять, висящую на поясе. Конечно, здорово, когда народ с уважением смотрит, но, если признаться, то владеет он этой штукой далеко не так:, как хотел бы. В памяти встала высокая черная фигура, поднятый над головой ярко-красный клинок… События захватили его и несли, как бурный поток, не давая ни времени на размышления, ни передышки.

— Наверное… из-за отца, — неуверенно сказал он. — В основном.

В узких глазках старого гнома сверкнул интерес. — Твой отец, — скрипнул старичок и отодвинул миску. — Великим джедаем был он. Великим, м-мм.

— Не смеши! — сердито перебил его Люк. — Откуда ты знаешь моего отца? Ты даже не знаешь, кто я такой! А я не знаю, зачем я теряю здесь время

Хозяин вздохнул. Выбрался из-за стола и печально проковылял в угол комнаты. Теперь он собрался беседовать с пустым воздухом, очевидно. Или со стенкой. Люк решительно повернулся к нему, собираясь сказать: спасибо за угощение, за приют, но я пошел…

— Ничего не получится, — грустно сказал старичок, обращаясь к пустому углу, как будто там кто-то сидел.

Люк протер глаза. В углу по-прежнему было пусто, лишь танцевали пылинки в луче света от лампы.

— Не получится, — покачал ушастой головой старичок, отвечая на чье-то возражение. И голос его больше не был ни пронзительным, ни скрипучим, только усталым. — Не могу ничему учить его. В мальчике нет терпения.

Люк задохнулся. Выронил плошку. Не могу учить?! — Йода? — осторожно спросил он.

Старичок даже не оглянулся. Нахохлился.

Люк протянул к нему руку, да так и застыл. Одно дело: бред или горячка боя. Но сейчас… сейчас он не бредил! Он даже это жуткое варево не успел как следует распробовать.

— Он научится терпению, — сказал из пустого угла голос Бена Кеноби.

— Много гнева в нем, — возразил низкорослый магистр. — Как в отце.

— А я был другим, когда меня начали учить? Йода фыркнул.

— Он не готов.

— Я готов! — Люк подскочил, крепко приложился макушкой о низкий потолок и с размаху уселся обратно. — Я хочу… я могу быть джедаем! Я… Бен! Я могу… Бен, скажи ему: я готов… Я готов, — жалобно повторил он.

В углу все так же танцевали пылинки. Только Йода сидел у стола, опустив тяжелые веки.

— Готов ты? — скептически спросил он, в обманчиво сонных глазах скакали искры веселья. — Что знаешь ты о готовности?

Это мог быть шорох дождя за стеной, это мог быть сквозняк, но Люк был уверен: в пустом углу кто-то весело рассмеялся.

Йода строго посмотрел туда. Смех увял.

— Я учил джедаев восемьсот лет. Сам я решаю, кого можно учить. Кого — нет.

— Почему меня — нет? — беспомощно спросил Люк.

— Сосредоточенность иметь должен джедай, думать должен, — отрезал Йода и ткнул в него трехпалой лапой.

— Он сможет, — встрял невидимый Бен и вновь заработал свирепый косой взгляд.

— За ним следил я долгое время, — с отвращением сказал Йода, вновь тыча в Скайуокера паль-нем. — Всю жизнь он смотрел куда угодно… но не в себя. В горизонт, в небо, в будущее. Не в себя! Никогда не мыслил, где он, что делает. Х-мм? Пфуй!

Приключения. Хе! Забавы. Хе! Джедай не жаждет таких вещей.

— Но я следовал своим чувствам, — осторожно сказал Люк в защиту.

— Ты беспечен!

— И я был таким, если помните, — примирительно прошелестел голос Бена.

— Он слишком старый, — упрямо возразил Йода. — Слишком старый, слишком думает о себе, нельзя учить его!

— Я…

Йода оборвал его взмахом ладошки. Потом долго рассматривал ерзающего по полу парня, как будто хотел определить: что в нем хорошего. Потом отвернулся.

— Закончит он то, что начнет? — спросил он у пустого угла.

— Уже поздно поворачивать назад, — отозвался оттуда Оби-Ван.

— Я не подведу, — сказал Люк им обоим. — Я не боюсь.

20
{"b":"10226","o":1}