ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет! Нет! — миниатюрный магистр сварливо тряс головой. — Не то. Гнев ты чувствуешь. Гнев.

— Я чувствую Силу! — неистово возразил Люк.

— Гнев, страх, ярость! — Йода хлопал ладошкой по маленькому колену. — Темная сторона. Легко текут… быстро схватываешь, быстро пользуешься в бою. Берегись их. — Йода поднял свою клюку из дерева гимер и ткнул ею в Люка. — Берегись, берегись, берегись. Большую цену платят за власть, что дают они.

Люк опустил меч и в смятении посмотрел на учителя.

— Цену? — переспросил он. — Какую цену?

— Манит темная сторона, — Йода нахохлился и с отвращением покачал головой. — Но раз пошел ты по темной тропе, назад не вернешься. Станет твоей судьбой-она. Пожрет, как сделала с учеником Оби-Вана…

Люк кивнул.

— Дарт Вейдер, — выдохнул он.

Они помолчали. Йода не мешал ему думать. — То есть темная сторона сильнее? — наконец спросил Люк.

— Нет, — Йода вдруг погрустнел. — Нет. Легче, быстрее. Соблазнительнее.

— Но как я тогда отличу хорошую сторону от плохой?

Иода тихонько рассмеялся. Пятьдесят один падаван был у него, не считая прочих учеников, этот пятьдесят второй, и все они задавали один и тот же вопрос. Все, кроме одного. Пятьдесят первого. Того не интересовали отличия.

— Узнаешь, — сказал магистр. — Когда будешь в покое… в мире, в спокойствии. Джедай пользуется Силой для знания. Не для нападения.

Они сами разрушили Орден, подумал Йода. Так должно было быть. Но мальчишке об этом знать не обязательно.

— Но почему?

Любознательный. Похож на отца. Йода поежился, надеясь, что Люк не заметит.

— Нет! — сказал он. — Никаких почему. Ничего больше не скажу. Очисть свою голову от вопросов. В ней должно быть спокойно… и мирно…

Люк сонно прикрыл веки; голос Йоды гипнотизировал.

— Да, — пробормотал учитель, — спокойно… Глаза Люка закрылись совсем.

— И мирно… Люк тонул во мраке собственных мыслей, но это был теплый и безопасный мрак. Слова учителя звучали, как будто издалека, куда-то звали, и он шел на голос, не думая, куда ступает. Открыв глаза, он с изумлением увидел две половинки разрубленного шарика-зонда. Второй прятался за ветвями и не хотел выходить. Люк с торжествующей улыбкой оглянулся на Йоду. Тот дремал, уютно устроившись на изогнутом корне раскидистого дерева.

— Успехи делаешь, молодой человек, — пробормотал он, не открывая глаз, и поплотнее запахнулся в лохмотья.

И в тот же миг еще два шарика вынырнули из-за листвы; третий приободрился и тоже занял позицию у головы Люка.

Улыбка Скайуокера исчезла.

Он снова бежал через джунгли — с Йодой на закорках. Бег давался легко, несмотря на сегодняшние тренировки. Люк оступился всего один раз — когда сообразил, что они забирают слишком далеко в сторону от дома учителя. Нога тут же сорвалась со скользкого корня; они на пару с Йодой полетели бы кубарем в болото, если бы в последний миг Люк не схватился за ветки ближайшего дерева. И тут же отдернул руки, ладони обожгло, как будто огнем, но это был холодный огонь. Так что искупался он только до пояса, а учитель, тот и вовсе не замочил ног, Люк даже заметить не успел, когда тот спрыгнул на кочку.

Скайуокер вылез из воды, отряхнулся. Внимательно осмотрел ладони. Ни волдырей, ни порезов. Странно. Йода протянул ему рубашку, он оделся, с подозрением оглядываясь на дерево.

Оно единственное в этом зеленом влажном аду было сухим и черным, как уголь, будто каким-то образом ухитрилось сгореть и в то же время остаться стоять. Листьев на ветвях не было. Люк потрогал кору — такой же обжигающий кожу холод.

— Что-то не так, — сказал он.

Корни мертвого гиганта уходили в маленькое озерко, как раз в то, куда ухнул Люк. Над самой водой они переплетались, образуя проход. Люк заглянул туда, присев на корточки. Из темноты веяло прежним холодом.

— Я чувствую… смерть.

Йода не отвечал, он присел на корень и ковырял своей палкой грязь. Потом вынул из торбочки полоски коры, сунул в рот и принялся жевать.

— Ты меня сюда специально привел… — Люк поежился. — Мне холодно.

— Это дерево, — вдруг сказал Иода. — Сильна тут Темная сторона. Там царство ее. Туда тебе идти.

— И что там, внутри?

— Только то, что принесешь с собой, — Йода выплюнул жвачку и вновь набил рот корой.

Люк покосился на вход в пещеру. Тьма — ждала. Идти не хотелось. Люк поправил пояс с оружием, проверил, легко ли вынимается меч.

— Твое оружие… — сонно пробормотал Йода, глядя в воду у черных корней, — не нужно оно.

Люк оглянулся, покачал головой: «нет». Безоружным он не пойдет. Йода пожал плечами: «как хочешь».

Мрак в пещере прилипал к коже, Люк чувствовал, как он стекает черными каплями, оставляя влажные дорожки. Мрак был такой густой, что свет от клинка пропадал в нем. Люку даже казалось, что клинок потускнел. Но Скай-уокер шел вперед, касаясь стены самыми кончиками пальцев. Он не был уверен, что найдет выход, так как стоило ему сделать несколько шагов, и светлое пятно неба растворилось во тьме. Притрагиваться к стене — склизкой, покрытой плесенью — было противно, но Люк боялся убрать руку, чтобы не потерять единственный ориентир.

Со временем глаза привыкли, и Люк обнаружил, что кое-как различает очертание коридора, путаницу корней. Над головой его кто-то шуршал; Люк поднял меч, оказалось, что у потолка притаилась болотная змея, с холодной неподвижной улыбкой наблюдавшая за незваным гостем. Змея утекла куда-то во тьму.

Интересно, далеко ли его уведет коридор? Ощущения, что он спускался, не было: пол под ногами был ровный, без уклонов. Но снаружи дерево казалось меньше. Он шел так долго. Или он уже потерял чувство времени? А выхода все не видно. Или предполагается, что выходить надо там, где вошел?

Коридор вдруг расширился, Люк оступился, взмахнул руками, чтобы не упасть. И, разумеется, потерял стену. Скайуокер завертелся на месте, выставив перед собой меч.

Страх накатил удушливой черной волной, и он захлебнулся в нем.

Вот тогда он и услышал негромкое сипение.

Он знал этот звук.

Люк замер на месте, прислушиваясь, надеясь, что он ошибся, что это очередная змея или еще какая-нибудь местная живность, только не то, о чем он подумал. Сипение повторялось — размеренное, механическое, однообразное. Он помнил его по ночным кошмарам: дыхание существа, бывшего когда-то человеком.

Люк бросился к светло-голубому пятну, промелькнувшему в паутине, и вновь остановился. Это был не выход. Это было сияние лазерного меча в опущенной руке. Тусклый отблеск ложился на черные металлические доспехи, очерчивал складки плаща. Перчатка на руке, сжимающей меч, тоже была черной.

Дарт Вейдер шагнул вперед.

И вдруг светлая волна прокатилась по телу Люка. Весь мир в сердце этой пещеры, откуда не было выхода… Одним точным безукоризненным движением Люк отвел меч врага и ударил. Клинок попал в основание шеи. Почему-то Люк ожидал фонтана крови, хруст разрубаемой кости, но клинок прошел, как будто не встретив преграды. Голова отделилась от тела, подкатилась к его ногам. Потом земля вздрогнула: тело Повелителя Тьмы рухнуло навзничь.

Люк решил, что теперь-то страх должен пройти, и ошибся. Он нагнулся к трофею. Шлем и маска от удара о землю раскололись. Может быть, удастся вернуть равновесие, если он заглянет в лицо Дарта Вейдера?

Лицо под маской оказалось странно знакомым. И оно не принадлежало взрослому человеку. Загорелая кожа, облупленный нос, струйка крови на детских губах. Светлая прядка волос выбилась из-под шлема. Уже остекленевшие голубые глаза уставились в темноту, не отражая света. Люк судорожно, со всхлипом втянул в себя воздух. Он чуть было не наподдал по шлему ногой, только бы не смотреть на себя самого…

Он не скоро вылез из-под корней необычного дерева, но когда выбрался, взъерошенный, перепачканный в паутине и слизи, миниатюрный магистр все так же сидел, задумчиво пережевывая кору дерева гимер.

***
23
{"b":"10226","o":1}