ЛитМир - Электронная Библиотека

Никогда еще в истории линейного крейсера Его Императорского Величества «Исполнитель» его экипаж не видел такого — на капитанском мостике выстроились охотники за головами. Охотники, отвратительная профессия для отвратительных тварей. Таково было общее мнение, и тем не менее, в их гильдию входили представители практически всех рас и планет.

Адмирал Пиетт с неудовольствием разглядывал охотников, осквернивших своим присутствием военный корабль, и радовался, что Повелителю Тьмы не взбрело в голову пригласить сюда всех известных охотников. Зато ситх изловчился собрать самых причудливых внешне. Адмирал даже не считал нужным скрывать свое отношение.

Первым в ряду стоял трандошан Босск, сын Крадосска, браконьер и преступник; он поворачивал голову, чтобы не выпускать из виду прохаживающегося вдоль строя Вейдера, и его мягкая колыхающаяся физиономия выглядела на редкость глупо. Рядом с ним стоял ганд Зукусс, не снимавший дыхательной маски; его раса не могла выжить в кислородной атмосфере. Гуманоид Денгар по кличке Расплата с Кореллии, напичканный имплантами и кибернетикой. Империя выдала ордер на его арест за дезертирство, тем не менее он рискнул явиться на зов, услышав, за чью именно голову назначена награда. Сверкающий зеркальной обшивкой терминатор ИГ-88. И, наконец, Боба Фетт.

Дарт Вейдер подолгу задерживался возле Фет-та. Может быть, из-за схожести характеров, предположил адмирал Пиетт. Если, конечно, у Повелителя Тьмы есть то, что принято называть характером. Пиетту нередко казалось, что под черным шлемом, за дыхательной маской, под блестящей броней нет никого, кроме абсолютной непроницаемой тьмы. И тогда адмирал заставлял себя вспомнить круглую камеру и обезображенный шрамами череп, обтянутый белой лоснящейся кожей.

Чтобы отвлечься, адмирал стал разглядывать необычные доспехи Бобы Фетта. Говорили, что ему повезло отыскать его во время бесчисленных путешествий. Говорили, что так были одеты воины, которые проивостояли самим рыцарям Ордена. Говорили, что это — боевые доспехи ман-далоров.

— Охотники, — негромко проговорил адмирал, заметив, что его помощник смотрит на него. — Зачем они ему понадобились? Мы справимся собственными силами.

Офицер не ответил, лишь молча кивнул, дав понять, что полностью разделяет мнение командира. Адмиралу передали записку. Зачем мы здесь, удивился Пиетт, поднимаясь к Вейдеру и охотникам. Мы всего лишь незначительные фигуры в игре, правила которой определяет Дарт Вейдер.

Ему пришлось подождать. Дарт Вейдер заканчивал инструктаж.

— … и дополнительная награда тому, кто найдет «Тысячелетний сокол». Вы вольны использовать любые методы, какие сочтете необходимыми, но мне нужны доказательства. Никакой дезинтеграции.

Ситх замолчал и «посмотрел» на адмирала.

— Мой повелитель, — сказал тот. — мы нашли их.

С таким везением только в сабакк играть, и то — против новичка, думал Хэн Соло, выскакивая из зубов космического червя перед самым носом имперского крейсера. Естественно, заметили их мгновенно. И тут же открыли огонь. Хорошо еще, что «разрушителю» приходилось то и дело расстреливать крупные астероиды, так что не вся его огневая мощь была направлена на «Тысячелетний сокол». Зато «Соколу» приходилось те же самые астероиды облетать, а «Возмездие» шел ровно, не сбавляя хода.

Хэн выбрал астероид покрупнее и рванул прямо на него. От традиционного визга принцессы заложило уши. В последнее мгновение Хэн ловко вильнул в сторону, и крейсер «поймал» камешек на уровне средних палуб. Одним астероидом меньше, а крейсер по-прежнему прет следом.

— Щас, — ответил Хэн на немой вопрос принцессы, буравящей ему спину злобным взором. Похоже, он опять в чем-то провинился. Между лопатками нестерпимо зачесалось. — Дай выскочить из астероидов, сразу врубим нашей малышке гипердрайв по полной программе.

Здорово будет единым махом сигануть на пару световых лет, оставив далеко позади имперский крейсер со всеми проблемами вместе. А уж как спокойно ему станет — нечего и говорить.

Чубакка тяфкнул, предупреждая, что просветов между астероидами стало побольше; поле редело. Вот если бы каким-нибудь чудом убрать с хвоста «разрушитель» (чтоб у него взорвалось что-нибудь в трюме!), лазерные пушки которого лупят «Соколу» в то самое место и заставляют его лететь, перекосившись на один бок, жизнь, определенно, все-таки стала бы прекрасна и удивительна. Хэн выровнял корабль. Астероидное поле закончилось — как всегда, неожиданно; просто вылетаешь ошалелой пробкой из бутылки и некоторое время не можешь поверить, что вокруг чистое пространство.

— Согласен, Чуй, — ухмыльнулся Хэн Соло в ответ на негромкий скулеж из соседнего кресла. — Давай освобождать это место. Ну, на этот раз они все-таки удивятся…

Прогноз не оправдался. Если кто и удивился, так экипаж и пассажиры «Тысячелетнего сокола», а больше всех — капитан собственной персоной. Еще одна попытка…

… и опять ничего.

Ничего!!!

Хэн от всей души врезал кулаком по пульту. Обычно это помогало, но на этот раз не удалось даже успокоиться. А «Сокол» тот как летел на субсветовой, так и продолжал заниматься тем же самым.

— Это не честно! — убежденно сказал Хэн Соло.

Басовитое рычание Чуй не предвещало ничего приятного. Вуки редко сердился на своего друга и капитана, но на этот раз длинная фраза, составленная из угрожающих «рррр», предназначалась именно ему.

— Не может такого быть. Я проверял. Очередная порция грозного рыка в его адрес.

— Говорю тебе, я проверял трансмиссию! Наверное.

— Скорости света не будет? — спросил сзади сладкий голосок невинной девочки.

— Я не виноват! — огрызнулся Хэн.

— Сэр, — вмешался Ц-ЗПО, — мы потеряли кормовой дефлектор. Еще одно прямое попадание, и наше бренное существование прекратится. К сожалению.

На корабле явно назревал бунт.

— Чего? — заинтересованно переспросил Хэн.

— Ну? — вновь поинтересовался тоненький голосок пай-девочки. — И что теперь?

Теперь? Теперь уже нет времени строить планы и читать показания бортового компьютера. Имперский крейсер почти прошел границу астероидного поля и вскоре будет иметь роскошный простор для маневра.

— Разворачивай корыто, Чуй, — сказал Соло вмиг онемевшему вуки.

Канониры «Возмездия» отвлеклись на пару-тройку залетных астероидов покрупнее, на несколько мгновений оставив «Сокол» в покое. За эти мгновения Чубакка успел проскулить осторожный вопрос: правильно ли он понял приказ? Хэн успел кивнуть.

— Ты меня слышал, — сказал он. — Мы поворачиваем. И дай полную мощность на носовой дефлектор.

За их спинами пассажиры устроили галдеж. Принцесса, удостоверившись в безнадежном сумасшествии капитана, требовала ответа: не собирается ли он атаковать крейсер, рискуя их драгоценными жизнями. Ц-ЗПО вслух высчитывал вероятность успешного исхода; математическими способностями он не страдал и постоянно сбивался. Чубакка время от времени рявкал через плечо.

Хэн отрешился от общего гвалта. Компьютер он отключил еще раньше, переводя «Сокол» на ручное управление. По красивой широкой дуге фрахтовик совершил разворот, и никто на нем не имел ни малейшего понятия, что же задумал их капитан.

— Слишком близко! — крикнул кто-то. — Он идет слишком…

Крик захлебнулся. И одновременно взвыли сирены. Капитан Нида знал, что обязан что-нибудь сделать, отдать какой-то приказ, но не мог придумать, как же именно ему поступить. Он вообще не мог думать. Только стоять и смотреть, как приближается «Сокол». Броня крейсера выдержала бы и не такое столкновение, но пилот небольшого фрахтовика летел прямо на иллюминаторы капитанского мостика. Ничего не останется, всплыла внезапная мысль. Даже трупов.

— Сейчас столкнемся! — взвизгнул вахтенный.

— Защитное поле, — слова застревали в пересохшей глотке, но голос капитана прозвучал на удивление спокойно, почти безучастно. — Он, должно быть, сошел с ума.

— Берегись!!!

Нет, безумен был тот, кто решил отказаться от обычных обзорных экранов в пользу иллюминаторов, промелькнуло в голове у капитана за мгновение до удара. Экипаж и офицеры попадали на пол; кто-то потянул за собой и застывшею посреди мостика капитана.

24
{"b":"10226","o":1}