ЛитМир - Электронная Библиотека

— Спокоен будь, — говорил Йода Люку. — Посредством Силы ты увидишь: другие миры, другие мысли, будущее, прошлое, давно ушедших старых друзей.

Люк, внимая словам Йоды, погружался в себя. Он уже не чувствовал своего тела и позволил сознанию скользить свободно, течь, повинуясь словам учителя.

— Так много образов..,

— Контроль! Контролировать ты должен научиться то, что видишь, — наставлял его магистр-джедай. — Не так просто, не так быстро.

Люк зажмурил глаза, расслабился, освобождая разум, стараясь управлять возникающими образами. Наконец, что-то проявилось, поначалу смутно, но нечто белое, аморфное. Со временем видение прояснилось. Вроде бы город, почему-то плывущий в бурном белом море. Нет, не в море…

— Я вижу город в облаках, — наконец, произнес Люк.

— Беспин, — определил Йода. — Я вижу его тоже. Друзья твои там, да? Сосредоточься, и их ты увидишь.

Люк последовал совету учителя. Картина города в облаках стала отчетливей. А потом он увидел фигуры, знакомые фигуры людей, которых он знал.

— Хэн! Лейя! Я вижу их! — воскликнул Люк, по-прежнему не открывая глаз. Затем его, и тело, и дух, вдруг охватила мучительная боль. — Им плохо. Они страдают.

— Будущее ты видишь, — объяснил ему голос Йоды.

Будущее, подумал Люк. Значит, боль, которую он испытывает, еще не обрушилась на его друзей. Так что, наверное, будущее не неизменно.

— Они умрут? — спросил он у своего учителя. Йода покачал головой, едва пожал плечами.

— Трудно понять. Всегда в движении будущее. Люк снова открыл глаза. Потом он встал и принялся быстро собирать свои вещи.

— Они — мои друзья, — упрямо сказал он, опережая уговоры.

— И следовательно, — добавил Йода, не двигаясь с места, — решать должен ты, как лучше им послужить. Если улетишь сейчас, то им поможешь. Но погубишь все, за что они боролись и страдали.

Слова учителя остановили Люка. Юноша застыл на месте, чувствуя, как на него накатывает мрачное уныние. Погубит все? Но как он может не попытаться их спасти?

Р2Д2 почувствовал отчаяние своего хозяина и, подкатившись к нему, загудел, стараясь утешить. Как мог.

***

Корабль «Тысячелетний сокол» скользнул мимо пяти из многочисленных спутников Беспина и погрузился в золотисто-оранжевое сияние атмосферы планеты. Далекая поверхность тонула в розоватой дымке, в которой угадывались причудливые нагромождения: то ли горы, то ли низкие плотные облака.

Лейя восхишенно вздохнула. Хэн усмехнулся. То ли еще будет, когда принцесса увидит Облачный город.

По облакам скользнула легкай тень; Хэн распознал воздушный катамаран, но, к его изумлению по ним открыли огонь. Вот так-так, и что бы это значило, э? Динамик просипел короткую фразу.

— Нет, — рявкнул Хэн в ответ, уводя свой фрахтовик из-под следующего залпа, — нет у меня разрешения на посадку. Я хочу видеть Ландо Калриссиана…

Но и его слова сожрал треск статического электричества.

Пилот катамарана тоже, кажется, не был счастлив. «Сокол» опять затрясло. Хэн раздраженно утопил клавишу в пульт: броню фрахтовика облило защитное поле. Чуй лихорадочно настраивал рацию.

— Внимание, — прозвучало отчетливо и чисто. — Любой агрессивный шаг с вашей стороны приведет к уничтожению.

Соло начал закипать.

— Чьему? — ядовито поинтересовался он.

— Повторите, не понял, — услышали они недоуменный голос пилота. — Прием.

— Сейчас объясню…

Чуй утробным ворчанием напомнил, что Бес-пин — единственная возможность в тишине и спокойствии отремонтировать хромающий «Сокол». — Как трогательно, верно? — хмыкнул в ответ Хэн Соло.

— Мне казалось, ты знаешь этих людей, — заметила в пространство принцесса; в ее голосе звучало подозрение.

— Н-ну… — какой же кореллианин не оставит себе лазейку на случай экстренного побега? — было когда-то…

Ворчание вуки стало еще напряженнее.

— Столько времени прошло, — Хэн надеялся, что говорит по-прежнему беспечно, но, судя по все усиливающемуся подозрению принцессы, не преуспел. — Я уверен, он все забыл.

Сам он в этом слегка сомневался.

— Фрахтовйк ИТ-1300, — вновь раздалось из динамика, — вам дается разрешение на посадку на платформе 327. Любое изменение курса приведет…

Хэн выключил рацию. Кажется, Ландо-таки решил накинуть уздечку. Интересно, зачем? Они прилетели достаточно мирно, даже слепому ясно, что у них неполадки… То ли Калриссиан все же свихнулся на почве жадности, то ли — все то же самое, но на почве власти…

Чубакка саркастически гавкнул.

— Он поможет нам, — твердо сказал Хэн. Вуки гавкнул вторично.

— Мы действительно когда-то дружили… правда. Не беспокойтесь.

— А кто беспокоится? — отозвалась принцесса голосом, свидетельствующим об обратном.

В следующую секунду до него донесся ее восторженный всхлип — из-за облаков показался город. Он казался белым цветком, распустившимся на длинном тонком стебле. Мошкарой над ним вился рой небольших летающих лодок.

При облете — пока Хэн выяснял, где, ситх раздери, находится посадочная площадка под нужным номером, — оказалось, что город покоится на огромной платформе, плывущей по низкой орбите. Лейя была вынуждена признать, что несмотря на то, что едва ли ее, столичную жительницу, можно было изумить подобным зрелищем, вид открывался грандиозный. Она видела орбитальные дворцы Корусканта, многие из них были роскошнее и богаче, но каноническая лаконичная красота Облачного города, тем не менее, завораживала.

Наконец, после долгой перебранки с суровым молодым человеком на катамаране и еще более суровым молодым человеком в диспетчерской, платформа была обнаружена, и Хэн аккуратно посадил «Тысячелетний сокол». Потом все вышли наружу.

— О! Никто не встречает нас, — всполошился Ц-ЗПО.

— Мне это не нравится, — хмуро заметила Лейя.

— А что тебе нравится? — поинтересовался кореллианин и заработал тычок под ребра. — Прекрати беспокоиться. Все будет прекрасно. Поверь мне.

Принцесса еще обдумывала, стоит ли он доверия, когда прибыла группа встречающих. Для дружественной делегации их было что-то многовато, решил Хэн и, не переставая улыбаться, наклонился к принцессе:

— Видишь? Вот он, мой приятель… Не спускай с него глаз.

Лейя недоуменно покосилась на него, но, оказывается, он говорил уже с вуки. Принцесса решила пока остаться на трапе, делая вид, что охраняет корабль. Хэн и Чуй отправились навстречу разношерстной маленькой армии, во главе которой стоял Ландо Калриссиан.

Ландо был верен себе. Обходительный, щеголеватый, полностью осознающий, как красиво оттеняет его темную кожу ослепительно синяя рубашка, и какое неизгладимое впечатление производят на женщин безукоризненно выглаженные брюки и вычищенные до зеркального блеска ботинки.

Ландо начал издалека:

— Ах ты, скользкий, мерзкий, хитрый мошенник! И у тебя еще хватило наглости являться сюда после всего, что ты натворил?

Хэн в невиннейшем изумлении округлил глаза: «я?» Интересно, Ландо сразу примется начищать ему физиономию или сначала удосужится выслушать объяснения? Пальцы Хэна как-то сами собой принялись выстукивать легкую дробь в непосредственной близости от рукояти бластера. Ландо без улыбки шел на него, перечисляя все мыслимые и немыслимые недостатки кореллиа-нина. Оставалась пара шагов, когда Калриссиан распахнул объятия:

— Рад видеть тебя, старый пират! Как поживаешь? — вопросы посыпались из Ландо, как из мешка. — Где ты был? Вот уж не думал когда-нибудь снова увидеть тебя…

Чуй досталась его доля приветственных похлопываний по загривку и рукопожатий.

— Как у тебя дела, Чубакка? Все еще тратишь время на этого шута?

Чубакка рыкнул. На гладком темном лице Ландо, украшенном тонкой ниткой усов, проявилось выражение легкого беспокойства; Калриссиан не был уверен, что абсолютно точно понял, что вуки хочет сказать. Хэн — чисто из вредности — переводить не стал.

28
{"b":"10226","o":1}