ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, спасибо, — у принцессы опять был ледяной взгляд. — Что-то здесь не так. Я не доверяю Ландо.

— Можно подумать, я доверяю, — бодро откликнулся Хэн. — Но он мой друг. Кроме того, скоро мы уберемся отсюда.

— Прошу прощения, я во что-то вмешался? И как это у них всех получается вваливаться в самый неподходящий момент? Сговорились, не иначе. Калриссиан показался Хэну еще более напомаженным, чем при первой встрече. От сладкой улыбки Ландо свербило в зубах.

— Не совсем, — ледяным тоном сообщила принцесса.

— Моя дорогая, — Ландо как будто не слышал ее, — ваша красота не сравнима ни с чем. Воистину, лучшего места для вас не найти, чем среди облаков.

Улыбка принцессы навевала воспоминания о сугробах и ночных вьюгах Хота:

— Благодарю.

— Позволено ли будет мне пригласить вас освежиться и подкрепить силы?

Что-то царапало в его беспредельном радушии. Хэн был вынужден признать, что не помнит, чтобы Калриссиан настолько был обходителен. Особенно — учитывая обстоятельства. Нужно быть совсем слепым, чтобы не заметить, как Ландо смотрит на «Сокол», ну, и на принцессу, конечно. Но больше — на «Сокол». Интересно, поднимет ли он на этот раз вопрос о жульничестве в игре?

Чубакка радостно гавкнул: услышал, что можно поесть. Вот проглот… Ландо позволил себе заметить, что они с Лейей в комнате не одни.

— Конечно, приглашаются все, — сказал он. То есть «вы» изначально означало только принцессу. Как мило…

Лейя после недолгих сомнений все же вложила ладонь в гостеприимно протянутую руку Калриссиана. Все двинулись было на выход, но тут Ландо обратил, наконец, внимание на некоторый беспорядок.

— Проблемы с дроидом? — спросил он, на миг становясь прежним: внимательным, хищным, сообразительным игроком.

Лейя взглянула на Хэна, Хэн — на Лейю.

— Не-а, — беззаботно соврал Хэн Соло. — Никаких проблем. С чего ты взял?

Тем временем, все вышли «наружу». В этом городе все — наоборот, думал Хэн, озираясь. Дома — открытые ветру и солнцу платформы, а улицы — крытые переходы и туннели.

К их компании незаметно пристроился помощник Ландо, долговязый унылый мужчина в серой форме администратора. Электронный им-плант охватывал голый затылок и закрывал оба уха. Помощник шел, полуприкрыв глаза, и к чему-то прислушивался. Казалось, он спал на ходу.

Зато Ландо пел почище пернатой змеи с Дибал Проксимы.

Очередная паутина госпитально-белых коридоров без единой соринки. Лейя шла между Хэ-ном и Ландо, поочередно обращаясь то к тому, то к другому. Но больше — к Калриссиану, потому что Хэн не был склонен к светским беседам. Соло не был уверен, кто из них двоих возьмет верх. Он даже не знал, хочет ли он устраивать соревнование. Ландо был сама вежливость, из всех его пор сочились забота и добросердечие. Принцесса светилась, как праздничный фонарик.

В конце концов, думал Хэн, сейчас все зависит от настроения Ландо, а насколько он помнил, обычно оно скакало, как мячик. Если Калриссиану позарез надо заставить его ревновать, хорошо, будем сверкать глазами и скалиться, точно вуки. Кстати, о Чуй, куда опять он исчез? А нет, вот он, просто пошел посмотреть, нельзя ли пожевать этот кустик в горшке. Опять проголодался…

— Как вы можете видеть, — Ландо с таким наслаждением вел экскурсию, что хотелось ему подыграть, — мы — свободная станция, и не попадаем под юрисдикцию Империи.

Хоть одна хорошая новость.

— Значит, вы входите в горняцкую гильдию? — принцессе, в отличие от кореллианина, было не занимать опыта по части светских бесед.

— Не совсем так, — Ландо расцвел. — Слишком маленький оборот. Как бы так объяснить… наши торговые сделки не совсем… м-м, официальны.

— Черный рынок, короче, — фыркнул Хэн. Ландо ожег его взглядом.

Принцесса примирительно положила ладошку на его смуглую руку.

— Очаровательное местечко, — мурлыкнула она, улыбаясь.

Хэн был вынужден согласиться. Они вышли на открытую площадку: солнечный свет играл на остриях тонких шпилей.

— Да, мы гордимся городом, — церемонно сказал Калриссиан, испортив очарование. — Вы еще поймете, какой особенный здесь воздух… очень стимулирует, — они с Лейей обменялись понимающими взглядами. — Вам понравится.

Воздух как воздух, чуть было не буркнул Хэн. Большой процент газа тибанна, вот и весь «бодрящий» эффект. Просто Калриссиан решил устроить токовище.

— Мы не планируем сидеть здесь так долго, — буркнул Хэн.

Принцесса же, наоборот, оценила мгновенно замаслившийся взгляд Ландо. Хэн решил плюнуть. Сначала — буквально. Но вокруг царила такая стерильность и белизна, что он передумал. Ладно, знал, на что шел, когда вспомнил о Беспине. Теперь тащись с Чуй на пару за весело воркующими пташками.

Вуки вдруг поднял голову и с подозрением понюхал воздух. И тихонечко зарычал. На него не обратили внимания. Тогда он аккуратно подцепил когтем рукав Хэна и потянул. Ткань затрещала.

— Не сейчас, — отмахнулся кореллианин. — Эй, Ландо, а ты не боишься, что Империи со временем станет известно о твоих махинациях, и тебе перекроют кислород?

На и без того темное лицо Ландо набежала тень.

— Боюсь, — отрывисто признал он и вновь заговорил как по писаному. — Тень лежит на всем, что мы здесь построили. Но обстоятельства таковы, что наше безмятежное существование кое-чем гарантировано. Видишь ли, я заключил одну сделку…

Хэн перестал слушать. У него появилось неприятное ощущение: как будто на пульте замигал огонек, возвещающий о неполадках. Слишком уж гладко шпарит друг Ландо. И зачем-то прячет взгляд. Либо на руках у Калриссиана выигрышная комбинация, либо Ландо неумело блефует. Во второе Хэн верить отказывался.

Массивная дверь скользнула в сторону, открывая банкетный зал. Стол, впрочем, не был накрыт. Зато в углу стоял Боба Фетт собственной персоной, надо полагать, часть упомянутой сделки. Боба стоял тихо, не прыгая от восторга, это слегка удивляло. Потом Хэн перестал удивляться. Во главе стола было поставлено кресло, которое занимал сам Дарт Вейдер. Повелитель Тьмы повернул к ним закрытое маской лицо и медленно поднялся во весь свой немалый рост.

Лазерный пистолет как будто сам прыгнул в руку; Хэн, не думая, выстрелил несколько раз в черный фантом. Ситх поднял ладонь, произошло невозможное — заряды ушли в стены безопасным, хотя и эффектным снопом искр. Хэн выстрелил снова, но прежде чем он успел разрядить обойму, невидимый некто вырвал бластер из его руки. Пистолет пролетел по воздуху прямо в подставленную ладонь, защищенную черным металлом перчатки. Ситх неторопливо положил оружие на стол.

В голосе Повелителя Тьмы прозвучал намек на уважение:

— Вы окажете честь, если присоединитесь к нам. Хэн бросил взгляд на Калриссиана.

— Мне очень жаль, дружище, — кисло сказал тот. — У меня не было выбора. Они прилетели как раз перед вами.

— Мне тоже жаль, — кивнул Хэн.

***

Чубакка думал, что сходит с ума! Камеру, в которую его впихнули объединенными усилиями имперских гвардейцев и местной охраны, заливал горячий, следящий свет. Глаза вуки, привыкшие к полумраку родной планеты вуки, слезились. Чубакка отворачивался, прятал морду между волосатых лап, жмурился, но свет все равно проникал через все преграды. Вуки выл от нестерпимой боли, но голос его тонул в пронзительном, не прекращающемся свисте динамиков/

Вскоре Чубакка уже метался по камере и колотил по толстым равнодушным стенам. Он хотел лишь одного: чтобы кто-нибудь, кто угодно, пришел и выпустил его. Но никто — даже кореллианин! — не приходил на помощь. Вуки не знал, сколько времени он провел, пробивая кулаком стену, но сначала он даже не заметил, как свет мигнул. Потом ему показалось, что стало темно. Проморгавшись и протерев глаза лапой, вуки выяснил, что ошибся: свет в камере чуть пригас и стало тихо.

Чубакка уселся прямо на пол и тихонечко заскулил, жалуясь мирозданию на неизвестность. Он уже понял, что самому ему отсюда не выбраться. Значит, нужно просто немного подождать, сейчас придет Хэн и освободит его. Затем его внимание привлек ящик возле двери. Ящик пах перегретым металлом и изоляцией, но вуки все равно сунулся туда — не найдется ли чего поесть? — потом пошуровал в ящике лапой, извлек металлическую голову и глубоко задумался над ней. Потом вопросительно гавкнул.

31
{"b":"10226","o":1}