ЛитМир - Электронная Библиотека

Как и учил Кеноби, Сила была в Люке, и он мог воспользоваться ею.

Снежный монстр обнажил черные загнутые когти и повернулся к висящему юноше. Юный командор почувствовал легкое движение в Силе, и лазерный меч прыгнул Люку в ладонь. Тот сдавил цветную кнопку, и вспыхнувший луч-клинок срубил ледяные оковы.

Люк рухнул на пол пещеры. Чудовище отшатнулось. Оно недоверчиво прижмурило зеленовато-желтые глаза, глядя на тихо гудящий луч. Ему явно не понравилось такое своеволие ужина.

Любое движение причиняло боль, но Люк вскочил на ноги и взмахнул лазерным мечом перед носом бестии. Он заставил ее отступить на шаг, потом еще на шаг. Резко бросив огненный клинок вниз, Люк вспорол шкуру твари. Чудовище заревело, вопль боли и ярости забился под ледовыми сводами. Монстр ринулся прочь из пещеры. Его белая туша почти мгновенно пропала в сером сумраке над сугробами.

Небо заметно потемнело, а с подкрадывающейся тьмой усиливался и холодный ветер. Сила была с Люком, но она не могла согреть его. Каждый новый неловкий шаг из ледяной пещеры давался ему тяжелее предыдущего. Люк споткнулся на снежном наносе и кубарем покатился под гору. Сознание он не потерял, но навалилась апатия. Ему было холодно, и страшно тянуло в сон.

***

В подземном (подснежном?) ангаре Чубакка продолжал методично трудиться над конвертором «Сокола». Вуки был так увлечен, что ему не всегда удавалось вставить неодобрительное «агх» в паузы, которые его друг был вынужден делать в своей пламенной речи — дышать-то Хэну все-таки надо было. Правда, кореллианин этого не замечал. В число вещей, не интересовавших его в данный момент, так же входили: общая организованная суета в ангаре, пара механиков, которые приволокли запасной блок, да так и остались. стоять, зачарованные словоизвержением капитана, приближающаяся и давно ожидаемая метель снаружи, штормовое предупреждение и ненавистная дисциплина внутри, а так же два дроида — один человекообразный, болтливый и назойливый, второй низкорослый, пузатенький и упрямый, — которые, не прекращая беседы, топали через ангар в направлении «Сокола»,

— … не виноват, плохо функционирующая жестянка, — говорил первый дроид тоном абсолютного превосходства, — я не просил тебя включать обогреватель. Я всего лишь заметил, что в ее комнате ледяной холод. Я предположил, что там холодно. А теперь как мы будем сушить ее одежду?

— Би-бип! — сердито ответил астродроид Р2Д2.

— Ох, заглуши динамик…

— Би-гшиип!!!

— Ты зачем это все разобрал? — тем временем рычал Хэн на Чубакку. Вуки тоже рычал, но менее внятно. — Я стараюсь вытащить нас из этой…

— Прошу прощения, сэр, — воззвал Ц-ЗПО к Хэну Соло (тот как раз сделал очередную паузу, чтобы набрать порцию воздуха в легкие).

— Чуй! Я с кем разговариваю! Немедленно собери все обратно!

— Могу ли я переговорить с вами?

Хэн вынырнул из-под брюха «Сокола». Он был взъерошен больше обычного, распален и сердит. И к тому же, как тут же выяснилось, не в том настроении, чтобы общаться с дроидами.

— Тебе чего? — буркнул он.

— Госпожа Лейя пытается связаться с вами по коммуникатору, — сообщил Ц-ЗПО, делая вид, что не заметил грубости собеседника; он же был утонченным и воспитанным дроидом. — Должно быть, прибор не исправен…

Комлинк был исправен. Он даже чересчур хорошо работал, по мнению Хэна.

— Я его выключил, — отрезал он. — Не хочу с ней разговаривать.

Он вознамерился нырнуть обратно, но Ц-ЗПО остался на месте, а не бросился передавать ответ, поэтому Хэн тоже задержался.

— Что ее королевской занудливости угодно?

Пришлось переждать паузу, во время которой робот-секретарь идентифицировал раздражение в голосе Соло, потом пытался его осознать.

— О да! Принцесса Лейя ищет массу Люка. Он еще не вернулся, и она не знает. ..

— И я не знаю, где его носит!

— Никто не знает, — сокрушенно согласился Ц-ЗПО

Темные глаза кореллианина опасно сощурились:

— Как это, никто не знает?

Ц-ЗПО пустился в пространные объяснения, но его собеседник уже исчез. Только с той стороны, в которую его понесло, донесся зычный вопль:

— Дежурный офицер! Эй, на вахте!!! Ц-ЗПО с извинениями поспешил за Соло.

Он даже практически составил длинную фразу, наиболее полно выражавшую его сожаление и беспокойство, но… Хэн Соло, не глядя, протянул руку и зажал ладонью динамик вокодера.

— Да, сэр, — дежурный сержант, из личного опыта знавший, что лучше подсуетиться, уже шел навстречу.

— Где командор Скайуокер? — накинулся на него Хэн.

Сержант пожал плечами.

— Я его не видел… но, может быть, он прошел через южные ворота. Я не знаю…

— Может быть? Так иди и проверь! — рявкнул Хэн, как-то забыв, что не вправе отдавать здесь приказы.

Сержант, тоже не подумавший об этом, со всех ног бросился выполнять поручение.

Ц-ЗПО все-таки удалось освободить «ротовое отверстие».

— Простите меня, сэр, могу ли я поинтересоваться, что именно произошло?

Ответ Хэна Соло был на удивление лаконичен:

— Можешь.

Р2Д2 саркастически зачирикал. Лучше бы он молчал. Хэн круто затормозил, вернулся и грозью навис над маленьким астродроидом:

— Иди и скажи своей драгоценной принцес-сочке, что если Люк не появится в ближайшие полчаса, его смело можно записать в покойники.

Р2Д2 заверещал.

— Невозможный человек… — согласился с ним Ц-ЗПО.

Небо за входом в пешеру стремительно темнело, и не только потому, что близился вечер. По нему неслись низкие рваные тучи — собирался снегопад, плотный, густой ночной снегопад, но до тех пор, когда он начнется, температура успеет упасть настолько, что без специальной маски невозможно будет и носа высунуть наружу. Чубакка бросил сварочный аппарат и поднял голову. Потом понюхал воздух, чихнул, потер лапой нос. Ему очень не нравилось то, что придумал его друг.

Флаеры, конечно же, еще не были готовы. Механики изо дня в день клялись всеми известными им богами, жизнью мамы, великим Космосом и собственными головами, что не пройдет и часа, как флаеры будут готовы к полету. Но проходили недели, а машины стояли в ангаре. Хэн с мрачной кривой усмешкой, застывшей у него на лице, решительно прокладывал себе дорогу к стойлу таунтаунов. Народ перед ним расступался. Следом бежал дежурный сержант.

— Капитан Соло… Сэр! — закричал офицер, сообразив, наконец, что ему никогда в жизни не догнать разогнавшегося кореллианина.

Хэн, не сбавляя шага, повернул голову в его сторону.

— Командор Скайуокер не проходил через южный вход. Но, может быть, он забыл зарегистрировать свое прибытие?

Хэн отвернулся.

Двое ребят пытались урезонить разбуянившегося таунтауна; зверь чуял буран. Хэн покачал головой: парни, где вы воспитывались? Городские наверное, решил он, отбирая у них поводья. Через пару минут почесывания за ушами, похлопывания по холке, скармливания словно по волшебству появившихся сухариков и нашептывания на ухо разных слов таунтаун встал спокойно и позволил кореллианину сесть в седло. Ребята-повстанцы смотрели, синхронно разинув рты.

— Температура быстро падает! — крикнул издалека дежурный сержант.

— Можешь поставить на это, — кивнул ему Хэн. — И мой друг еще там, снаружи.

— Я проверю двенадцатый сектор, — вызвался один из мальчишек, подобрав отвисшую челюсть.

Второй кивнул и сказал, что проверит тринадцатый.

— Мы поставили там контрольные камеры, реагирующие на альфа-ритм.

Хэн хотел отказаться: нет времени настраивать аппаратуру. Но передумал и опять кивнул. Ребята наперегонки побежали в диспетчерскую.

— Буран начнется раньше, чем вы доберетесь до первой отметки! — крикнул сержант.

Хэн пришпорил таунтауна.

— Значит увидимся в преисподней, — сказал он на прощание.

***

Снег пошел раньше, чем он добрался до первой отметки. Гораздо раньше. Чутьчуть потеплело, а может быть, ему так казалось. Сухие колючие крошки мешали дышать; пришлось натянуть на лицо шарф, закрыв нос и рот. Ничего, говорил он сам себе, пряча лицо в заиндевевшей шерсти таунтауна. Немного похоже на песчаную бурю. Ты что, никогда не видел песчаной бури на Татуине? Все тоже самое. Только холоднее раз в сто. Стремительно наступала ночь, и яростные ветра были предвозвестниками ее. Таунтаун под Хэном натужно сопел и сбивался с шага. Хэн благодарно погладил его. Только не подведи меня, малыш, сказал он зверю. Нам еше нужно найти нашего парня.

4
{"b":"10226","o":1}