ЛитМир - Электронная Библиотека

— Р2 не сумел поймать сигнал, — доложил Ц-ЗПО, — но, возможно, его сенсоры имеют ограниченные возможности…

Лейя пыталась уговорить себя, что как будущая королева обязана беспокоиться о своих подданных, но коварный рассудок тут же подсказывал ей, что пропавшая парочка вовсе не ее подданные, а сама она — королева без королевства. Тогда Лейя придумала возражение: как хороший руководитель она должна… тогда почему же ее больше волнует, что может случиться с темноволосым кореллианином, чьи слова далеко не всегда следует понимать буквально?

— Ваше высочество? — сказал подошедший майор; в его голосе слышалось явное сопереживание.

Подбежал лейтенант с сообщением:

— Все патрули вернулись. Скайуокера и Соло все еще нет.

Майор промолчал. Лейя с трудом оторвалась от созерцания снежных вихрей; майор ждал, лейтенант нетерпеливо топтался на месте и едва заметно поводил плечами от холода.

— Ваше высочество, — сказал майор. — Температура быстро падает. Мы должны закрыть дверь. Мне очень жаль.

Лейя опять повернулась к распахнутым настежь воротам ангара, как будто надеялась разглядеть в снежном крошеве возвращающегося кореллианина. Она упрямо не называла его по имени, опасаясь… Она так и не сумела придумать причины. Потом она поняла, что майор все еще ждет распоряжений, и отрешенно кивнула.

— Закройте дверь, — майор передал приказание дальше, лейтенант убежал.

Рядом горестно заскулил вуки.

— К утру мы приготовим флаеры, — сказал майор Дерлин принцессе. — Искать будет легче.

С металлическим лязгом сошлись тяжелые створки, словно челюсти безжалостного божества, уже отделившие двух человек от остальных и этим звуком возвестившие об их смерти.

— Кого? — безнадежно спросила принцесса. — Разве у них есть шанс дожить до рассвета?

— Небольшой, — признался майор, решивший сначала быть честным, но не выдержал и солгал. — Шанс всегда есть, ваше высочество.

Неистово зачирикал Р2. Чубакка вдруг жалобно и горько завыл. Лейя подумала, что ей нужно сесть, потому что ноги у нее сейчас подогнутся, и она усядется прямо на пол пещеры. Она провела ладонью по лиц и удивилась: глаза были сухие.

— Р2 говорит, что шанс равен семистам двадцати пяти к одному, — сказал ЦЗПО.

Лейя смотрела на него, сквозь него, сквозь ледяную стену пещеры и металлическую плиту, до утра закрывшую вход, и не слышала его слов. Но Ц-ЗПО не сдавался.

— Вообще-то, Р2Д2 известен тем, что ошибается.

Он отошел на пару шагов, обернулся, добавил:

— Время от времени.

Потом приподнял плечи, словно вздохнул, и неуклюже засеменил к астродроиду.

Ночь прошла. Механикам, несколько смен курочившим и собиравшим флаеры, она показалась ненормально и безнадежно короткой. Казалось, они не успеют наладить капризные и своенравные аппараты. Для Чубакки, без цели бродившего по ангару, скулившего и путающегося у всех под ногами, ночь была длинной. Механики все же прогнали его, и тогда он уселся возле ворот и принялся скрести лед. Длинные острые когти оставляли глубокие сколы. Лейя заперлась у себя в комнатах и наконец-то расплакалась. Она думала: ночь не кончится никогда. Но ночь прошла.

Неяркое солнце медленно выползало из-за дымки, скрывающей горизонт, и упрямо лезло наверх, Едва ли оно сумело бы растопить вековые льды Хота, но оно очень старалось. Вот поэтому в небольшой тяжеловооруженный флаер с короткими скошенными крыльями был вмонтирован фотохромный колпак кабины. Флаер этого типа был приспособлен для боя на низких высотах, поддержки пехоты, диверсий, но сейчас эскадрилья таких кораблей с наспех намалеванны-ми эмблемами Альянса обшаривали пространство планеты, выполняя спасательную миссию.

Ночной буран давно закончился, но успел сделать свое мрачное дело, засыпав все возможные следы. Солнечный свет отражался от снега и слепил, глаза даже сквозь очки и затемненный колпак, но Зев Сенеска продолжал вглядываться в искрящуюся белизну под днищем корабля, надеясь отыскать пропавших, пока снежная слепота не начнет играть с ним в жмурки. Флаер был рассчитан на двух человек, но Зев летел в одиночку.

— Командор Скайуокер, вы меня слышите? — повторил он такое количество раз, что сбился со счета. — Капитан Соло, вы меня слышите? Командор

Скайуокер, это Проныра-2, вы меня слышите? Капитан Соло…

Зев Сенеска никогда не встречался с молодым командором, слышал, конечно, ну, может, видел пару раз, база маленькая, но знакомы они не были, ни хорошо, ни плохо. С кореллианином им довелось как-то раз набраться под такую завязку, что потом он выслушал от принцессы много-много интересных слов.

— Капитан Соло, вы слышите меня? Эфир молчал.

— Командор Скайуокер… Эфир молчал.

Зев добрался до границы выделенного квадрата, заложил вираж. Можно было возвращаться и докладывать, что в его секторе никого нет. Потом со спокойной совестью идти отогреваться. Со спокойной? Зев Сенеска спустился пониже и вновь начал облет территории. Темные слепые пятна с радужной каймой уже плавали у него перед глазами, когда из динамика вдруг раздался веселый голос с кореллианским акцентом. Зев даже решил поначалу, что бредит.

— Доброе утро! — услышал он. — Ты не прихватил мой завтрак?

Зев потом не признавался, но на его толстощекой физиономии цвела широчайшая улыбка, когда он переключал трансмиттер на частоту спрятанной подо льдом базы.

— Эхо-Центр, это Проныра-2, — его голос тоже был весел, хотя и немного охрип. — Я нашел их. Повторяю, я нашел их!

Он не смотрел на приборы; и так было видно — знакомая долговязая фигура в неуставной теплой куртке с поднятым капюшоном вытанцовывала у большого сугроба и махала ему руками. Что же, решил Зев Сенеска, по-прежнему ухмыляясь, по крайней мере, один из ребят был более чем жив.

Толстое стекло отделяло обмороженного и потрепанного Люка Скайуокера от четырех посетителей, которых медперсонал не сумел прогнать вместе с прочими теми, кто пришел лично убедиться в чуде. Собственно, посетителей было пятеро, но последний недавно сам был еше пациентом и только сейчас самовольно выписался. Медицинский дроид 2-1Б проиграл в изнурительном споре с Хэном Соло и махнул на него манипулятором, сочтя, что раз пациент может так яростно отбиваться от медицинской помощи, значит, жить будет.

Хэн был доволен. Во-первых, малек определенно находился вне опасности и в надежных, хоть и механических руках 2-1Б и его ассистента ФИкс-7, которые, конечно, были больше похоже на натюрморты из наспех свинченных блестя-ших цилиндров, решетчатых сфер и манипуляторов, но дело свое знали. Во-вторых, у принцессы, встретившей их на пороге, подозрительно блестели глаза. В-третьих, ему наконец-то стало тепло.

Когда они с Зевом выгрузили полумертвое тело из флаера, в ангар набежала такая толпа, что Хэн заподозрил делегации с баз внешнего периметра. Кореллианин не успел и глазом моргнуть, как его самого уже осматривал медик, а Люк в одних трусах и дыхательной маске плавал в ванне, по маковку погруженный в прозрачную вязкую жидкость неприятного розовато-оранжевого цвета. Им повезло, что у медиков нашлась бакта. Ее очень сложно достать, особенно сейчас, после того как Император наложил запрет на ее производство. Бакта может вылечить что угодно.

Лейя не сводила сухих блестящих глаз с Люка, и поэтому можно было без помех пересказать Чубайсе странный бред мальчишки там во льдах. Вуки выслушал и недоуменно рыкнул.

— Вот и я думаю, Чуй, это полная ерунда, — согласился Хэн Соло.

— Было бы нехорошо, — озабоченно встрял Ц-ЗПО, не слушавший их, — если бы у масса Люка случилось короткое замыкание.

— Мальчишка там с чем-то встретился, — кивнул ему Хэн, — и это был не только мороз.

Принцесса смерила его ледяным взглядом. Хэн приободрился.

— Это та тварь, о которой он все время твердит, — отрезало ее высочество непреклонно. — Мы удвоим охрану, и… — неприступность дала сбой, — Хэн, я… я не знаю, как сказать, только…

— Забудь, — получилось грубовато и, кажется, бесцеремонно, но Хэну сейчас не хотелось вступать в перепалку или дискуссии.

6
{"b":"10226","o":1}