ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вару-у, — Чуй с гордостью похлопал ко-реллианина по плечу.

Хэн вдруг смутился и поспешил удалиться. Как немедленно выяснила принцесса у Ц-ЗПО, на языке вуки это слово означало «сын храбрости». Леия поразмышляла и согласилась с определением.

Медицинский-дроид 2-1Б алчно посмотрел вслед кореллианину и потер манипуляторы.

***

Люк представления не имел, сколько времени он провел в беспамятстве. Он даже не помнил, когда открыл глаза. Он щурился и промаргивался, пока, в конце концов, неясное светлое пятно над ним приобрело очертания девичьего лица. Бред, твердо подумал Скайуокер. Чья-то ладонь — удивительно теплая, а ему-то казалось, что он больше никогда в жизни не сможет испытывать тепло — откинула волосы, упавшие ему на лицо.

— Хорошая вещь — бакта, — сказала принцесса Лейя. — Раны уже затянулись, а шрамы исчезнут через неделю. Тебе еще больно?

Люк покачал головой и с удивлением сообразил, что это действительно так. Слабо кружилась голова, и видел он пока еще не очень четко, но принцесса сказала, что это последствия шока и купания в бакте, и скоро все будет в порядке.

Вторым посетителем оказался Ц-ЗПО.

— Как я рад, масса Люк, что вы опять полностью функционируете.

Маленький астродроид прочирикал приветственную речь

— И Р2Д2 кричит, насколько он счастлив, — перевел Ц-ЗПО.

— Привет, малыш, — в дверной проем сунулась взъерошенная голова кореллианина.

Хэн, похоже, отпихивал кого-то, напирающего из коридора. Долго гадать не пришлось; дверь распахнулась, Соло ввалился в медицинский отсек, а на его месте возник приветливо урчащий вуки.

— Выглядишь вполне прилично, — заключил Хэн, придирчиво осмотрев Скайуокера. — Пожалуй, тебе хватит сил побороться с гундарком.

Люк понятия не имел, кто такой гундарк, и стоит ли с ним бороться (как выяснилось много позже — лучше не стоит), но чувствовал себя именно так, поэтому радостно улыбнулся:

— Благодаря тебе.

— И уже во второй раз, — не преминул уточнить Соло.

Забытая всеми принцесса презрительно фыркнула. Надо было признать, что у нее неплохо получалось фыркать. Хэн стремительно повернулся к ней, присел на краешек люковой койки — это он считал, что на краешек, а Люк чуть было не вывалился с другой стороны койки на пол.

— А, твоя возвышенность! Похоже, тебе все-таки удалось задержать меня.

— Я тут не при чем, — Лейя сложила губки в кислую улыбку. — Генерал Риеекан думает, что пока работают генераторы поля, кораблю любого типа опасно покидать пределы планеты.

— Неплохо придумано, — согласился Хэн Соло. — Ну а я думаю, что ты просто не переживешь разлуки с таким шикарным парнем, как я.

— Тебе что, мозги лазером выпарило? — поинтересовалась принцесса. — Откуда ты только берешь эти дикие бредни?

Чубакка залился раскатистым лаем. Лейя ошеломленно попятилась, Хэн только добродушно рукой махнул:

— Смейся, смейся, свитер недовязанный, ты не видел нас, вчера в южном коридоре…

Люк, до этого мгновения пускавший мимо ушей привычную перепалку — его друзья упражнялись так каждый день, и персонал базы в полном составе скорее всполошился бы, увидев их мирно сидящими рядом, — мгновенно насторожился. Южный коридор, там обычно мало кто ходит… кореллиан-ский контрабандист и алдераанская принцесса вместе… наедине? Люк с любопытством и небольшой долей ревности посмотрел на Лейю, ожидая объяснений. Принцесса говорить не пожелала. Зато довольного донельзя Хэна упрашивать не пришлось.

— Она продемонстрировала свои истинные чувства ко мне, — сообщил Соло, любуясь ярко-розовым пламенем, окрасившим фарфоровые щечки ее высочества. — Да ладно тебе, твое святейшество, неужели забыла?

Лейя набрала в грудь побольше воздуха. Хэн и Люк приготовились слушать. Чубакка внимательно приподнял уши.

— Слушай, ты, — начала принцесса свою отповедь, понемногу набирая обороты, — низкопробный, самодовольный, заносчивый, тупоголовый, неряшливый…

Люк загибал пальцы. Но выйти на расчетную мощность Лейе не дали.

— Минуточку! — перебил ее Хэн. — Это кто здесь неряшливый? Вот что я тебе скажу, лапочка, должно быть, я определенно взял тебя за… хвост, раз ты так: подскакиваешь. Ты как считаешь, Люк?

— Ага, — кивнул захваченный врасплох Скай-уокер. Его всегда восхищала простота и легкость, с которой Соло менял собеседников, — да вроде… как будто.

Лейя посмотрела на него странно. Потом решительно отодвинула Хэна, нагнулась к Люку и крепко поцеловала в губы. Потом гордо прошествовала на выход, задрав подбородок так высоко, что чуть было не споткнулась о высокий порог. Жаль, что не удалось от души ахнуть дверью за собой, но эффект и без того получился неординарный: глупо ухмыляющийся во весь рот, обалделый от счастья Скайуокер и Хэн Соло, который впервые за всю сознательную жизнь не нашел подходящих слов. Тишину, повисшую в медицинском отсеке, нарушил далекий сигнал тревоги.

***

Будь его воля, он вернулся бы в ангар и попытался привести в чувство капризничающий конвертер «Сокола». Генераторы генераторами, поле полем, а ему пора улетать. Терпение Джаббы все-таки скоро лопнет. Орд Мантелл очень наглядно показал, на каком краю он балансирует. Хэну очень не хотелось завалиться за тот край.

Но генерал Риеекан настоятельно попросил капитана Соло зайти. Хэн зашел. Еще и Чубакку прихватил с собой, чтобы не так скучно было. Генерал, проводивший селекторное совещание, кивнул ему от пульта. Ее высочество — где же еще быть гордости и красе Альянса, как не в центре событий? — одарило вошедших ледяным взглядом и отвернулось.

— Господа, — церемонно возвестил Риеекан. — У нас гости.

Несмотря на торжественность момента, Лейя, Хэн и Чубакка чуть было не сшиблись лбами, одновременно нагнувшись к электронной карте. Принцесса тут же отскочила, предоставив Соло обозревать заснеженные пространства в одиночестве.

— Мы засекли неопознанный объект в квадрате Зоны-12, — старательно не замечая напряжения, заговорил Риеекан. — И этот объект движется на восток. То есть, к нам.

— Чем бы он ни был, — сказал кто-то из офицеров, — но он металлический.

— И значит, он не может быть одной из тех тварей, что напали на Люка, — сказала принцесса. Посмотрела на генерала, на Хэна. — Я хотела сказать, на командора Скайуокера.

— Кто-нибудь из наших? — спросил генерала Хэн Соло. — Флаер?

Риеекан промолчал. Дежурный офицер покачал головой:

— Едва ли… минуточку! — он поднял ладонь, призывая к молчанию. — Есть слабый сигнал.

Некоторое время все присутствующие в недоумении слушали попискивание странно модулированного сигнала. Потом подал голос Ц-ЗПО, который тоже сшивался невдалеке — вместе с Р2Д2, разумеется.

— Должен вам сказать, сэр, я знаком практически с шестидесятью миллионами способов коммуникации, но это что-то новенькое… Может быть, это код или…

По селектору прорезался офицер с одной из станций периметра:

— «Эхо-38» — базе, у нас на радарах неопознанный объект. Визуальный контакт приблизительно через… — они отчетливо услышали его судорожный вздох. — Что за. .. о нет!

Динамик захрипел и умолк, только негромко потрескивали и шипели помехи статического электричества.

Хэн Соло нахмурился.

— Я не знаю, что это за штуковина, — буркнул он, — но на приятеля с праздничными подарками она не похожа. Надо взглянуть на нее поближе. Пошли, Чуй.

Риеекан кивнул им вслед. Они как раз выходили, когда он стал вызывать все патрульные корабли в район бывшей станции «Эхо-38».

***

Какими бы маленькими не выглядели ДИ-истребители рядом со «звездными разрушителями», те казались не больше прогулочной яхты, когда мимо них проходил «Исполнитель» — линейный крейсер класса «супер», флагман флота и личный корабль Дарта Вейдера.

7
{"b":"10226","o":1}