ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лхоба схватила корзину и принялась лихорадочно ломать прутья, взвизгивая от нетерпения. Подоспевшие Вангди и дети удивленно смотрели на нее. Через минуту плачущий сын русского князя Василия Андреевича Боголюбова был на руках у Лхобы. Левой рукой она обняла его, а правой прижала к груди, и Никита, вцепившись ей в шерсть маленькими беленькими ручонками, мгновенно нашел сосок и затих, блаженно причмокивая и посапывая. Глаза Лхобы радостно поблескивали под мохнатыми бровями. Она потихоньку урчала от счастья.

После того как голод был удовлетворен и младенец заснул, новая мать начала тихонько ощупывать его и рассматривать, дивясь распашонке, в которую он был закутан, его белой и шелковой коже и отсутствию волос.

«Так вот он какой, детеныш этих страшных ми! Беспомощный щеночек. Теперь он будет принадлежать Лхобе! Но что это?»

Ее рука неожиданно наткнулась на какой-то предмет под распашонкой. Еще мгновение, и в лучах солнца сверкнули медальон и серебряный крестик.

— Ах-хаг?! — вырвался у нее возглас удивления. — Крангма — нефрит!

Это было невероятно! Лхоба осторожно положила ребенка на остатки его разломанной люльки.

Вангди несколько мгновений молча смотрел на медальон.

Детеныш ми оказался посланцем покровителя и владыки Нга: ведь у него был крангма! Ребенка следовало взять и оберегать от всяческих напастей, чтобы не сердить владыку.

Словно повинуясь какому-то приказу, Вангди начал раскачиваться, потом опустился на колени в снег, затем вскочил и закружил вокруг безмятежно спавшего юного князя, выкрикивая хриплым голосом:

— Дох-вхор-р-р! Дох-вхор-р-р! Гоннн, гоннн! Те-гу-у! Нга, нга! Крангма, крангма!

Затем последовала громкая команда: «Тин-бо!» — и к Вангди присоединилась Лхоба, а за ней и дети. Потеряв всякую осторожность, они закружили по снегу сначала в одну сторону, потом в другую.

— Крангма, крангма! Нга, Нга, Нга!

Они кружились все быстрее и быстрее, размахивая руками. Дыхание участилось. Глаза сверкали, лица исказились, на губах появилась пена.

Наконец ритуал закончился так же внезапно, как и начался. Выбравшись из снега и еще тяжело дыша, они медленно поднялись на перевал и начали спуск в ущелье на север, двигаясь в обычном порядке. Только теперь Лхоба уже не отставала и шла рядом с детьми и Вангди, крепко прижимая к себе маленькое, теплое белое существо, безмятежно спавшее у нее на груди.

КАНГМИ

Для того чтобы дать полное представление о тех местах, где будут происходить события, описанные в «Повести о приключениях Дангу», я позволю себе предложить небольшое этнографо-географическое пояснение.

«Если взглянуть на карту Индии, в районе Кашмира сразу бросается в глаза ступенчатый характер ее рельефа. На крайнем севере вздымается самая высокая ступень — Большие Гималаи с горными массивами, достигающими высоты свыше 7000 метров. Южнее параллельно ей расположена другая ступень, ниже примерно на полторы тысячи метров — хребет Пир-Панджал. Хребет Дхаоладхар — еще южней и еще ниже на тысячу метров. И наконец последняя ступенька в этой гигантской природной лестнице — хребет Сивалик с высотами до двух тысяч метров, постепенно переходящий в Индо-Гангскую равнину. Вся эта сложная и запутанная система гор получила название Малые Гималаи.

Между хребтами Пир-Панджал и Большие Гималаи лежит долина реки Чинаб длиной более трехсот километров и шириной до шестидесяти. Она представляет собой своеобразный, труднодоступный мир, состоящий из целой системы боковых горных отрогов, высокогорных плато и уединенных долин. Нижняя часть этой горной страны покрыта обширными хвойными, дубовыми и деодаровыми лесами, а верхнюю занимают альпийские луга, ледники и скалы.

Животный мир и растительность здесь богаты и разнообразны, климат благодатен — жаркое, долгое лето и короткая, два-три месяца зима с обильным снежным покровом. Население немногочисленно, состоит в основном из тибетских племен пурик, лахуль, спити и индийских народностей пахари и догри.

Именно здесь, на этой обширной территории обитало, а возможно, обитает и сейчас загадочное первобытное племя нефритовой культуры, представителей которых тибетцы называют кангми, что в переводе означает снежные люди.

Почему их назвали снежными? Да по той простой причине, что местные жители встречались с ними либо на снежниках, либо на ледниках или находили их следы на снегу. В другой обстановке их не видели или почти не видели, так как они были очень осторожными существами, боялись людей и близко их к себе никогда не подпускали».

Вангди, Лхоба и их дети, как вы уже, наверное, догадались, и принадлежали к этому племени.

Какгми в течение года совершали сезонные миграции, связанные с наличием пищи. Самый трудный период — зиму они проводили в пещерах, питаясь тем, что запасали с лета. Снежный покров толщиной в четыре-пять метров полностью отрезал их от внешнего мира. С приходом весны в марте они выходили из пещер на охоту и поиски молодых побегов ятрышника, душистого щитовника, корневищ лапонтикума и особенно эремуруса. Весну кангми встречали священными обрядами, которые устраивали в первое полнолуние на известных только им лесных полянах в труднодоступных местах. По ночам жители глухих деревень в страхе прислушивались к отдаленным таинственным звукам, похожим на стоны раненого животного, сопровождавшимся глухим дробным перестуком. Это звучали ритуальные трубы торхи и барабаны логдро, непременные атрибуты праздников кангми. Многие экспедиции и отдельные путешественники до сих пор находят в Малых Гималаях изогнутые, сделанные из толстых веток деодара трубы длиной до трех метров и куски стволов, выдолбленные изнутри. Это и есть торхи и логдро. Хотя ученые до сих пор спорят об их происхождении и назначении.

С наступлением жаркого периода, который длился в течение мая-июня, кангми, спасаясь от жары, поднимались все выше в горы, часто переваливая через Большие Гималаи в Малый Тибет, пользуясь перевалами, в том числе и Зоджи-Ла.

Приход сезона дождей в июле приносил желанную прохладу, и кангми откочевывали вниз через хребты Пир-Панджал и Дхаоладхар к Сиваликским холмам, где к этому времени начиналось созревание многочисленных диких разновидностей манго.

В октябре-ноябре кангми снова поднимались вверх, в долину Чинаба, где созревали клубни эремуруса, служившие им основным питанием осенью и зимой. Здесь же они собирали различные ягоды, но особенно усердно — чильгозу, орехи сосны Жерара. Каждый, кому приходилось бывать на базарах Равалпинди, Джамму или Симлы и, конечно, Шринагара, наверняка лакомился этими орехами, очень похожими по вкусу на кедровые.

Охотой на крупных животных мужчины занимались все вместе, когда семьи собирались у пещер, готовя запасы к зимовке. Во время бродяжничества кангми не гнушались ловить различных мелких грызунов, зайцев, птиц, ящериц, поедали птичьи яйца. Физически они были очень крепкими и выносливыми существами. Мужчины, как правило, имели рост более двух метров. От морозов их защищала густая шерсть. Постоянное пребывание в высокогорной зоне закалило их. Они прекрасно лазали по скалам и деревьям, могли выдерживать многочасовой непрерывный бег, ступни их были нечувствительны к холоду при ходьбе по снегу и льду.

В своих пещерах они устанавливали для поклонения тотемы своего двухголового покровителя и родича Нга, грубо вырезанные из нефрита. Перед идолами разжигали и постоянно поддерживали священные костры.

Одним из компонентов питания кангми была нефритовая мука, которую они заготавливали впрок. Впрочем, она для них имела больше сакральное значение, нежели питательное. Оружие — ножи, а больше они ничего не знали, кангми изготовляли из нефрита. Пользовались палками и дубинами. В пещерах жили родовыми кланами. Для приготовления пищи пользовались огнем, хотя не умели его разводить. Очень, очень давно далекие предки Вангди набрели случайно на пещеру, в которой горел огонь, возникший то ли от молнии, то ли от лесного пожара, случившегося по соседству. Этот огонь они потом поддерживали из поколения в поколение. Уходя бродяжничать, они до возвращения питались сырой пищей.

4
{"b":"10227","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Париж – всегда хорошая идея
Чужая гостья
Магия смелых фантазий
Сплин. Весь этот бред
Как остановить время
О криптовалюте просто. Биткоин, эфириум, блокчейн, децентрализация, майнинг, ICO & Co
Рыжий дьявол
Время мертвых
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира