ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Школа Делавеля. Чужая судьба
Бельканто
Шесть пробуждений
Элиза и ее монстры
Оденься для успеха. Создай свой индивидуальный стиль
Психология влияния
Астронавты Гитлера. Тайны ракетной программы Третьего рейха
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Два в одном. Оплошности судьбы

— Дай мне нож, Нелидочка, — сказал Парабуц. — Я помогу тебе. Жаркое немного жестковато.

— Ничего не жестковато, — сказала Нелида и отодвинула руку с ножом.

«Будь что будет, отдам половину гиганту. У него, наверно, и голод огромнее, чем у нас», — подумала она.

— Ешьте, пожалуйста. — И Нелида протянула Серёже половину кузнечика.

Миг и Сластик получили по лапке, хозяину дома подали внутренности в соусе из шампиньонов, а сама Нелида стала обгладывать крылышко, изящно изогнув мизинчик.

Серёжа взял двумя пальцами полученную порцию. Жареный кузнечик продолжал источать благоухание. Серёжа лизнул языком жаркое, но потом не выдержал и проглотил его целиком. Парабуц в ужасе вздрогнул, а Нелида опустила голову.

«Для них это, наверное, почти как жареный поросёнок», — подумал Серёжа, глядя, как Миг и Сластик старательно обгладывают ножки кузнечика. Но тут он с тоской почувствовал, что ему так хочется есть, как никогда ещё в жизни не хотелось. Он отвёл глаза от еды.

— Спасибо большое, — сказал он.

— А варенье? — робко спросил Парабуц. — А варенье из земляники?

— Я не люблю его, — ответил Серёжа и покраснел.

«Если я только прикоснусь к банке с вареньем, то уже не смогу выпустить её из рук», — с отчаянием подумал он.

— Пойду спать, — громко сказал он и зевнул. — Спокойной ночи!

— Спокойной ночи! — хором ответили Миг и Сластик.

Парабуц встал и зажёг карманный фонарик величиной со спичечную головку.

Серёжа осторожно перешагнул через забор и вышел на лужайку. Был тёплый безлунный вечер. Сквозь низкие кусты просвечивали огоньки в соседних домах минитаков. Велосипед по-прежнему стоял у дерева, повернув руль к стране туготронов. Временами оттуда доносился какой-то пронзительный и протяжный звук. Он затихал на полминуты, а потом снова возобновлялся. Казалось, это туготроны, выключенные на ночь, храпят во сне тонким и унылым свистом.

Серёжа лёг на землю около велосипеда и свернулся калачиком. Что-то твёрдое надавило ему на бок. Он сунул руку в карман и нащупал нагревшееся яблоко.

— Как только я его не заметил? — обрадовался он и откусил кусок вместе с сердцевиной. Потом быстро доел яблоко и уснул.

Ночь промчалась с бешеной скоростью, не оставив после себя никаких снов. На следующее утро, за полчаса до пробуждения Серёжи, Миг и Сластик сидели около постели мохнатого старичка с большими мозолистыми ступнями, торчавшими из-под одеяла. Старик приходился дедушкой Мигу и Сластику и вёл с ними разговор большой важности.

— Всё зависит от силы воли, — изрёк он и пошевелил пальцами ног. — Если не должен я умирать, значит так оно и будет. Поживу ещё.

— Какой может быть разговор! — сказал Сластик.

— Главное — сила воли! — согласился Миг.

— Вот только тайну я начинаю забывать, — пожаловался старик. — Ещё каких-нибудь пятнадцать лет, и все перепутаю.

— Тайну? — прошептал Миг.

— В том-то и дело! — раздражённо ответил дедушка и закашлялся. — Надоела она мне, эта тайна, за девяносто лет! Каждый день учу её наизусть, чтобы не забыть.

— А кому же вы её откроете? — с величайшим изумлением спросил Миг.

— Э-хе-хе! — вздохнул дедушка и сдвинул брови. — Внуку своему…

— Кому? — воскликнули Миг и Сластик.

— Старшему внуку, — скучно ответил старик и зевнул. — Когда ему исполнится двадцать пять лет.

— Значит, мне? — воскликнул Сластик.

— Ясно, что тебе, — подтвердил дедушка. — Вот только ждать придётся ещё двенадцать лет шесть месяцев и четыре дня.

Старик вынул из-под подушки еле различимые ленточки с цифровыми записями и углубился в их изучение. Внуки безмолвствовали.

— Да, — сказал он наконец, — двенадцать лет шесть месяцев четыре дня и шесть часов. А теперь идите домой. Мне надо зубрить тайну.

— А у нас тоже есть тайна, — объявил Миг.

— Чепуха какая-нибудь, — рассеянно проговорил дедушка и начал бормотать какую-то скороговорку, глядя на ленты с цифровыми записями.

Тоща Миг встал и, подойдя к постели, громко крикнул:

— Нога у Непредка будет расти!

— Что? — спросил старик, выронив ленты с цифрами.

— Мы думаем, — сказал Сластик, — что гигант, который прилетел к нам на ракете…

— И который съел все у нас в доме… — добавил Миг.

— Наш предок! — твёрдо докончил Сластик.

— Предок? — вскричал дедушка и сел на постели.

Одеяло слетело, и внуки увидели яркую татуировку на груди деда, выписанную цифровым шифром, общепринятым на Острове.

«1 00 1111» — было написано синей краской; «000 11» — было выведено зелёными чернилами на волосатой груди мужественного минитака. Это означало: «Храню верность науке и силу воли».

— А как же следы в Пустыре предков? — задыхаясь, спросил старик, и девиз на его груди затрепетал.

— Следы придутся ему впору, когда нога вырастет, — уверенно ответил Миг. — Гигант ещё не взрослый.

— Какая блестящая догадка! — произнёс дедушка с невыразимым восхищением. — Какая научная мысль! Потрясающе! Неслыханно! Великолепно! — закричал он и бросился обнимать Мига и Сластика.

Старый минитак был вне себя от радости.

— Неужели это правда? — спрашивал он Мига и утирал слёзы лентами с цифровыми записями. — И я не должен больше зубрить свою тайну? — радовался старик, бегая по комнате и стуча мозолистыми подошвами. — Значит, нашёлся наш предок? Нашёлся?! — переспрашивал он. — Ура! — заорал он вдруг так громко, что где-то далеко в ответ загудел туготрон. — Ура! — заорал он ещё громче и вытащил из-под подушки какой-то предмет. — Немедленно! Сейчас же! Зовите сюда гиганта! Сию минуту!

— Но что же ему сказать? — спросили внуки, оробевшие перед неистовством своего дедушки.

— Скажите, что он узнает самую величайшую, самую необыкновенную тайну, которая когда-либо существовала на нашем Острове, — ответил дедушка и, задыхаясь, снова забрался под одеяло. — А пока я сделаю небольшое усилие воли и секундочку подремлю, — и он закрыл глаза.

Миг и Сластик выбрались на цыпочках из комнаты деда и, не сговариваясь, пустились бегом к лужайке, где спал Серёжа. Они бежали ровной рысью, не останавливаясь, но дорога в то утро как будто все удлинялась и удлинялась. Наконец они увидели стоящего на лужайке гиганта.

— Проснулся! — обрадовался Миг.

— Пойдём шагом, — взмолился Сластик. — Теперь уже близко.

Братья направились к гиганту. Серёжа стоял перед ними, как высотное здание. Наконец Миг и Сластик приблизились настолько, что Серёжа их заметил.

— Привет, ребята! — И Серёжа сел на траву. Так было удобней разговаривать.

— Здравствуйте, — ответил Сластик. — Я…

— У нас срочное дело, — перебил Миг.

— Я очень устал, — жалобно сказал Сластик.

— Дед согласен открыть вам свою тайну, — продолжал Миг.

— Какую тайну? — спросил Серёжа. Ему по-прежнему очень хотелось есть.

— Мы не знаем какую, — протянул Сластик. Он сразу же становился нытиком, когда уставал.

Миг молча посмотрел на него и выступил вперёд.

— Это самая великая, самая необыкновенная тайна, которая когда-либо существовала на нашем Острове!

— Самая необыкновенная? — спросил Серёжа.

— Самая великая! — подтвердил Миг.

— Лезьте ко мне в карман и показывайте дорогу! — скомандовал Серёжа.

Миг и Сластик быстро полезли наверх. Они заняли наблюдательные позиции в карманах Серёжи, высунувшись из них по пояс.

— Вперёд! — закричал Миг.

Серёжа пустился бежать, а Мигу и Сластику казалось, что они мчатся в сверхскоростном автомобиле. В ушах у них свистел ветер. Сначала Миг и Сластик увидели крышу своего дома, потом чердачное окно. Вскоре они очутились в саду, и Серёжа осторожно опустил их около самого крыльца.

— Гигант прибыл! — провозгласил Миг.

Раздалось шлёпанье босых ног, и дедушка подошёл к окну.

— Как будем разговаривать? — спросил он пронзительным старческим голосом, высунув голову из окна и глядя вверх.

11
{"b":"10229","o":1}