ЛитМир - Электронная Библиотека

Миг и Сластик появились в комнате с блюдом.

«Опять еда», — тоскливо подумал Серёжа.

— Ну, я пошёл, — сказал он старику и взял колпак с письмом.

— Так вы заходите, — рассеянно ответил старый минитак, подцепляя вилкой с блюда огромный гриб. Он откусил от шляпки маленький кусочек и зачмокал от удовольствия.

Серёжа встал с травы. Крыша дома под ним сверкала, как ёлочная игрушка. Он провёл рукой по накалившимся черепицам и щёлкнул по карнизу. Мухи на крыше уже не было. Она провалилась в мухопровод.

Хамиан-14 проглотил чужую мысль, как удав. Он переделал свои глаза именно так, как это предлагал изобретатель с Нафталинового комбината. Прежде всего он выкрасил их в разные цвета. Один глаз он покрыл жёлтой эмалью, а второй разрисовал зелёными крапинками. Потом он пошёл к изобретателю Шатунумладшему, и тот укрепил в руке Хамиана-14 глаз, покрытый зелёными крапинками. Провода, катушки и прочие принадлежности для управления глазом изобретатель поместил в изящную шкатулку и подвесил на животе Хамиана-14. Тот нажал кнопку на животе, и крапинки на глазу вспыхнули зелёным огнём.

— Магнитно! — с восхищением вскричал Хамиан-14.

Это была самая высокая похвала на Острове. Изобретатель грустно вздохнул.

— А программку-то отдай обратно, — добавил Хамиан-14 и отобрал у Шатуна-младшего описание его изобретения. Потом он захлопнул крышку головы Шатунамладшего и велел проветривать её только по большим праздникам.

Глаз впитывал в себя всё, что окружало Хамиана-14, посылал сигналы в его голову, и Хамиан-14 принимал решения.

Серёжу больше не приглашали обедать в дом Парабуца. Дом был разорён. Всё, что можно было съесть, было отдано гостю, а сами хозяева настолько похудели, что это мог бы заметить даже человек. Правда, соседи одолжили Нелиде кое-что из своих продовольственных запасов.

Серёжа бродил целыми днями вдали от домиков минитаков и искал пищу. Дикие яблони попадались все реже и реже, а есть хотелось с каждым часом всё сильнее и сильнее.

Однажды утром, когда Серёжа снова оказался вблизи посёлка минитаков, ему вынесли на поляну связку грибов и пакетик с витаминами. Это было всё, что собрали энтузиасты-минитаки в пользу гиганта-непредка.

— Ешьте на здоровье, — сказал молодой минитак в очках, отдавая грибы. — К сожалению, это все, чем мы можем вам помочь. Через неделю будет готов искусственный обед.

Музыканты, стоявшие за спиной делегата, сыграли короткий и весёлый марш на мушиных крыльях.

— А пока до свидания, — сказал минитак в очках.

Но тут из толпы выбежала Нелида и протянула Серёже мешочек с сушёными шампиньонами…

— Не надо! — сказал Серёжа Нелиде. — Сохраните шампиньоны для дедушки. Я обойдусь.

— Приходите к нам! — крикнул Сластик.

Музыканты снова сыграли марш, но никому не было весело.

— Прощайте, — тихо проговорил Серёжа. — Спасибо за все.

Он взял велосипед, прислонённый к дереву, и пошёл по тропинке, ведущей в страну туготронов.

В лесу пахло травой и нагревшейся на солнце земляникой. С ветвей свисала паутина с засохшими листьями. Мягкая мурава покрывала нехоженую тропинку. Минитаки по этой дороге ходили редко. Серёжа сел на велосипед и медленно поехал по тропинке, пригибая голову под нависающими ветками.

«Единственная надежда — это найти человека, — подумал он. — Но где этот Главный ангар, в котором спрятана тайна? Почему в записке написано „осторожно“?"

Откуда-то издалека доносились протяжные звуки, похожие на гудки пригородных электричек.

«Совсем как у нас на даче», — подумал Серёжа.

Но это перекликались туготроны по другую сторону Голубого озера. Лес постепенно редел. Солнце все чаще пробивалось сквозь деревья.

Наконец впереди показалась узкая голубая полоска. Серёжа поехал быстрее. Приблизившись к опушке леса, он слез с велосипеда. Перед ним расстилалась огромная поляна, поросшая клевером. За поляной переливалось Голубое озеро, через которое были перекинуты тонкие, как золотая ёлочная мишура, мосты. Ласковая вода манила и улыбалась тихой рябью, играя на солнце. Серёжа положил велосипед на траву и побежал к берегу.

— Вот это счастье! Наконец-то можно искупаться!

Сбросив на ходу куртку и мгновенно раздевшись, Серёжа бросился в воду и поплыл саженками, фыркая и отплёвываясь. Потом он перевернулся на спину. Высоко в небе висели летающие платформы, похожие на глубокие тарелки. Над ними вспыхивали жёлтые лучи.

«На одной из них сидит Дуракон-45, — подумал Серёжа и заложил руки за голову. — Интересно, видит ли он меня?» Но тут Серёжа услышал громкий и резкий гудок и мгновенно перевернулся на живот, глотнув воды. Он посмотрел на противоположный берег. У самой воды стоял огромный туготрон и искрил, посылая какие-то сигналы. К берегу шло ещё несколько туготронов поменьше. Серёжа круто повернул и поплыл обратно.

«Наверно, я заплыл в запретную зону», — подумал Серёжа, стараясь плыть как можно быстрее. Но расстояние до берега сокращалось невыносимо медленно. Наконец он, задыхаясь, вскарабкался по глинистому обрыву и, подхватив одежду, бросился бежать к велосипеду. Гудки с противоположного берега прекратились. Серёжа обернулся и увидел, как туготроны, поблёскивая металлом и высоко поднимая ноги, медленно вошли в воду и поплыли, выбрасывая, подобно дельфинам, небольшие фонтаны.

— Бежать? А зачем? Ведь я сам пришёл в страну туготронов…

Серёжа оделся с лихорадочной поспешностью, поднял с земли велосипед и стоял не двигаясь. Туготроны между тем вышли на сушу. В головах у них засветились экраны с цифрами. Вода струилась по их блестящей обшивке. Закончив какие-то цифровые переговоры, они выпустили в сторону Серёжи жёлтые лучи. Наконец из группы туготронов выступил вперёд самый большой, голова которого напоминала кривой огурец. Он пошёл прямо на Серёжу, выбрасывая перед собой гибкие членистые конечности с гусеницами.

«Притворюсь туготроном!» — мелькнула у Серёжи отчаянная мысль. Он выхватил из кармана фонарик и начал быстро включать и выключать его.

— Давно бы так! — неожиданно выполз из приблизившегося туготрона хриплый голос. — Заработала твоя сигнализация? Ты из какой серии? Что-то я тебя никогда не видел.

Серёжа не успел придумать ответ, потому что в этот момент произошло нечто совершенно неожиданное: велосипед вырвался у него из рук и, подкатившись к туготрону (это был, как вы, вероятно, уже догадались, Хамиан14), стал описывать вокруг него круги, словно им управлял невидимый седок, мчащийся по круглой цирковой арене.

Круг. Ещё один. Снова круг. Серёжа не успевал следить за велосипедом.

— Магнитно! — в восторге вскричал Хамиан-14 и протянул щупальца к велосипеду.

И тут произошло чудо: велосипед притянулся к щупальцам туготрона, описав в воздухе дугу.

— Ха-ха-ха! — затрещали смехачи в животе Хамиана. — Видал, как я у тебя устройство перемагнитил? — похвастался он. — А почему?

— Почему? — тихо спросил Серёжа.

— А потому, что во мне самое сильное магнитное поле.

Хамиан-14 опустил щупальца с велосипедом и слегка оттолкнул его от себя. Велосипед снова пошёл по кругу.

— А что ты с ним делаешь, если у тебя даже своего магнитного поля нет? — спросил Хамиан-14.

— Я на нём езжу, — ответил Серёжа. — Это велосипед.

— Ездишь? — повторил туготрон и тут же направил в свою память слово «велосипед». Но в том месте, где в его голове запоминались новые выражения, как раз проходила трещина, и в памяти Хамиана-14 осело исковерканное слово «левосипед».

— Покажи, как ты и твоё приспособление ездите, — сказал Хамиан-14.

— А вы сначала размагнитьтесь. Иначе я не смогу отъехать.

Раздался грохот выключателя хамиановского магнитного поля. И в тот же момент велосипед остановился как вкопанный. Серёжа бросился к нему, вскочил в седло и изо всех сил помчался к лесу.

— Назад! — заорал туготрон.

Серёжа услышал, как за его спиной снова грохнул переключатель. Велосипед повернулся и помчался назад, а потом опять стал описывать круги вокруг Хамиана. Он снова попал в магнитную ловушку.

13
{"b":"10229","o":1}