ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ненависть. Хроники русофобии
Метро 2035: Воскрешая мертвых
Невидимая девочка и другие истории (сборник)
Школа спящего дракона
Альянс
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами
Финансовые сверхвозможности. Как пробить свой финансовый потолок
Расколотые сны

— Проснитесь! Пожалуйста, проснитесь! — просил он его, забыв, что это всего-навсего только резиновый туготрон.

Дежурный вздрогнул.

— У меня кончилось смазочное масло, — прохрипел он и снова погрузился в молчание. — По моей программе надо ходить за маслом каждые двенадцать лет. Не-о-хота… — тягуче протянул он. В нём шипели остатки смазки.

— А… вы могли бы выйти погулять, если бы захотели? — спросил он.

— Наверное, мог бы — ответил хвостатый. Он подошёл к стене и нажал щупальцем кнопку.

Стена взвизгнула и поползла в сторону. Солнечные лучи брызнули в ангар. Серёжа даже зажмурился от неожиданности. Тёплый воздух, пахнувший свежей листвой, поплыл внутрь ангара.

— Давайте я сбегаю! — Серёжа рванулся к двери. — Я быстро! Я сейчас принесу воду. Она мне очень нужна! — Он бросился к груде хлама и вытащил оттуда круглую крышку, похожую на котелок. — Вот! — торжествующе закричал он. — Это для теста! А во что вам взять масло? — Он радостно суетился, забыв и об искрах, и о ста миллионах вольт.

— Масло я вливаю в свой живот, — скучно сказал туготрон. — А тебе надо сидеть в ангаре. В твоей программе нет выхода из него.

— Нет выхода! — прошептал Серёжа и опустил руку с котелком.

Дежурный закрыл дверь. Электрический холодный свет снова затопил гигантское полушарие.

— А мне, может, и не нужно масла, — произнёс одичавший автомат. — М-м-масло, — повторил он с трудом. Энергия его покидала. — Чего я т-ам не-не-не ви-идел? — В туготроне что-то звякнуло, и он затих.

— Испортился! Сломался! Умер! Застопорился! — Серёжа со страхом смотрел на застывшего туготрона. — Как же я отсюда выберусь?

— А у нас сто миллионов вольт, — услышал он глухой голос Дежурного.

— Работает! — завопил Серёжа.

Экран туготрона замигал. Серёжа пристально следил за первыми цифрами, слабо засветившимися там, где было, так сказать, лицо хвостатого.

«Надо ему помочь прийти в себя. Но как? — Серёжа огляделся вокруг себя. — Аккумуляторы!.. Хамиан говорил, что меня надо зарядить… Значит, они привыкли заряжаться от батарей! — Он схватил банку с двумя проводами и подтащил её к туготрону. — Подключу к нему аккумулятор!» — Он осторожно поднёс провода к хвосту Дежурного.

Хвост дёрнулся и заискрил.

— Где я? Что со мной? — спросил Дежурный. — Экран его вспыхнул ярко и весело.

— Помогло! — проговорил потрясённый Серёжа.

— Вы уже двенадцать лет в ангаре. У вас кончилась смазка, — напомнил он туготрону.

Дежурный поднял хвост и попытался выжать его, как выжимают бельё. Хвост был сух, как бумага.

«Если уж его спасло электрическое напряжение, нечего с ним церемониться! Он просто машина», — решил Серёжа.

— Эй! — крикнул он. — Слушай мою программу! Одна секунда и четыре микросекунды на заливку масла, две секунды на заливку воды. Дверь открыть! И, шайбывинтики, брысь из ангара! — Он выхватил из кармана фонарик и, приставив его к лицу, несколько раз быстро включил.

— Световой сигнал принимаю, — произнёс ровный голос робота. — Будет сделано. — На его экране появились цифры.

Серёже повезло. Он случайно передал своим фонариком известную всем на Острове световую команду: «Срочная техническая помощь!»

После этой команды любой туготрон включается на полную скорость и выполняет полученный приказ. Так сделал и Дежурный. Разбрасывая все на своём пути, он кинулся к двери, наскоро открыл её лучом, выброшенным из уха, и вылетел из ангара.

— Я смазан! — загремели через несколько минут все громкоговорители ангара.

Это хвостатый передавал сигнал со смазочного пункта.

Потом грохнула раздвинувшаяся стена, и в просвете возникла чёрная фигура, несущая на кончике хвоста котелок с водой.

— Спираль включить! — скомандовал Серёжа туготрону, и тот покорно подал напряжение 127 вольт. — Отдать котелок!

И туготрон протянул ему резиновый кончик хвоста с котелком.

«Вот она, победа человека!» — торжествовал Серёжа.

— Жду команды! — гаркнул хвостатый.

Серёжа снова махнул фонариком перед лицом.

— Есть хочу, хвостатый! — весело крикнул он и принялся замешивать муку с водой.

Туготрон отошёл в сторону и стал чистить напильником кончик хвоста. Серёжа положил на спираль пластинку и стал ждать, пока она нагреется. Пластинка накалилась, и Серёжа плеснул на неё немного теста.

— Эх, где ты, сливочное масло?.. Где ты, щепотка соли?..

Раздалось шипение. Тесто густело, розовело и превращалось в настоящий блин. Только не было того замечательного запаха, который плывёт из кухни, когда там жарятся блинчики. Но Серёжа продолжал печь блины, поддевал их перочинным ножом и отправлял в рот. Ему стало весело.

— А у нас сто миллионов вольт! — крикнул он и тут же придумал песню:

Проходите лучше мимо,
Здесь случается пробой,
Здесь Дежурный прорезинен,
Прорезинен с головой!

— Наконец-то пришла смена! — сказал хвостатый. — Что ж ты мне сразу не сказал, что у тебя программа Дежурного? Где же твой хвост?

— А мне говорили, что у вас полагается один хвост на двоих.

— Магнитно! — согласился туготрон. — Теперь нас двое. Будем кричать по очереди.

«Это мы ещё посмотрим! Я во что бы то ни стало убегу», — мысленно поклялся Серёжа, набивая карманы блинами.

Дежурный сидел на вышке под куполом и время от времени покрикивал: «А у нас очень опасно!», «А у нас сто миллионов вольт!» Громкоговорители выносили его рёв за пределы ангара. Серёжа поднял велосипед и обошёл ангар кругом. Стены, обшитые толстой резиной, были непроницаемы.

«Попробую ещё раз команду со световым сигналом. Ведь я же человек, а он машина…» Серёжа вынул из кармана фонарик и крикнул хвостатому:

— Принимай аварийную команду! Открывай дверь!

Серёжа щёлкнул переключателем фонарика, и сердце у него замерло: фонарик не зажигался…

Серёжа не помнил, сколько часов ушло на то, чтобы исправить фонарик, который оказался единственным орудием власти над хвостатым туготроном. Все попытки убедить дежурного открыть дверь и выпустить его из ангара кончались неудачей.

— Мне нужно смазочное масло! — говорил Серёжа.

— Я вернусь через две минуты, — обещал он.

— Я приказываю сверхаварийно открыть дверь! — кричал он, размахивая руками.

Но туготрон не принимал ни одной команды. И лишь когда Серёжа починил фонарик и он снова замигал, туготрон согласился с ним разговаривать. Серёжа махнул три раза фонариком перед своим лицом, подав команду «Срочная техническая помощь». Сам он стал с велосипедом около раздвижной стены, готовый бежать в любой момент. Туготрон направил синий луч на световой замок, и стена поползла в сторону. Серёжа бросился вперёд и, ударившись рулём о край стены, вылетел наружу. Чтото за его спиной загудело и захлопнулось, но он даже не оглянулся.

— Свобода! — сказал Серёжа, и сердце в груди его стало сильным и лёгким, как птица.

Вокруг стало просторно и тихо.

Впереди бежала тропинка и упиралась в самый край неба. На голубом небе застыло облачко. Оно зацепилось за солнце и стало прозрачным, как леденец. Деревья переговаривались, размахивая ветками. Молодой дрозд пытался запеть соловьиную песню, но срывался и начинал сначала.

Серёжа сел на велосипед, поехал по тропинке, которая вела к краю неба, и оказался на поляне. Он слез с велосипеда и сел под деревом. Маленькая ящерица метнулась в гущу травы, зашуршала и скрылась. Вокруг стоял лес, и все в нём было, как всегда. В яме, затопленной болотной водой, лежала старая ржавая гусеница. Ящерица влезла на гусеницу и стала греться на солнышке. Дрозд перестал подражать соловью и громко защёлкал собственную песню. Бабочка-капустница покружилась вокруг Серёжи и, взмахнув бледными крыльями, исчезла.

Серёжа прислонился к дереву и стал тихо насвистывать…

17
{"b":"10229","o":1}