ЛитМир - Электронная Библиотека

«Буду искать человека», — твёрдо решил он и, вытащив из кармана записку, полученную у старика минитака, осторожно её развернул.

«…Старые программы под дверью Главного ангара», — прочитал он стёршиеся буквы на истлевшем куске бумаги.

«Где этот Главный ангар? И как найти человека, написавшего записку, не попадаясь на глаза туготронам?.. Пожалуй, лучше пока спрятать велосипед».

Серёжа приподнял кучу хвороста около ямы и завалил им волшебную машину. Потом он выволок из ямы туготронную гусеницу и положил её сверху. Это будет отметина. А искать эту поляну придётся по зарубкам.

Серёжа подошёл к ближайшему дереву и сделал на нём надрез перочинным ножом. Шагов через десять он снова сделал зарубку на другом дереве. Так он дошёл до поляны, окружённой орешником. На кустах его светлели молодые орехи. Серёжа раздвинул кусты и увидел тропинку, ведущую к озеру.

«Дождусь темноты», — решил Серёжа, снял куртку через голову и положил её между узловатыми корнями дуба.

Улёгшись в лунку между корнями, он стал смотреть в небо. Маленькое облачко оттолкнулось от солнца и стало медленно таять. Жара и тишина постепенно окутывали его, и он закрыл глаза. Сначала Серёжа слышал, как разговаривает дрозд, но потом ему показалось, что всё затихло, и он заснул.

В кабине было душно. Тюки с продовольствием громоздились друг на друга и скатывались. Всё было сделано второпях.

— Прошу тебя, будь осторожен, — тихо прошептало радио.

— Хорошо, — ответил водитель, повернув голову к микрофону.

Он выключил связь и опустил оконное стекло. В кабину ворвался ветер. Вертолёт уже летел над Голубым озером.

«Ещё пять минут — и я окажусь над страной туготронов. Страшно? Немного».

Водитель — он был минитак — снял очки и стал протирать их носовым платком медленно и аккуратно, как учитель математики. Потом он надел их снова и стал смотреть вниз.

«Жаль, что у меня нет карты местности», — подумал пилот.

Голубая гладь озера уходила назад. Вертолёт сделал круг над лесом и пошёл на снижение. Раздался треск, молодая осина отбросила назад ободранную верхушку, и вертолёт сел вблизи малохоженной тропинки, поросшей муравой. Тюки с концентратами скатились сверху и завалили дверь. В них было пять тысяч граммов, и минитак с трудом их оттащил. Потом он открыл дверь и соскочил на землю. Перед ним стояли непроходимые джунгли. Это была осока.

«Какая страшная чаща!» — путешественник почувствовал себя очень маленьким и одиноким. Тогда он поднёс к губам красную бусинку-передатчик и отправил в страну минитаков такое сообщение:

«Приземлился у туготронов. Начал поиски Непредка. Парабуц».

Осока была остра, как лезвие бритвы. Влажная и тёмно-зелёная, она росла густо и ровно, подняв кверху узкие клинки. Пробираться сквозь эту чащу было очень трудно. После нескольких метров пути у Парабуца появилась глубокая царапина на руке. Лицо его горело от хлещущих ударов.

«Глупо! — Он снял очки и снова протёр их. — Проклятая ножевая трава! Может быть, гигант где-то близко. Он-то наверняка мог бы по ней легко пройти. Пойду вперёд — будь что будет».

Парабуц надвинул шлем и стал пробираться сквозь осоку к светлеющей вдали поляне. Так он шёл, не поднимая головы, пока не кончилась кинжальная трава. Тут он остановился и посмотрел вверх. На блестящем стволе осины резко белела полоска. «Что это такое?» Парабуц перевёл взгляд на соседнее дерево. На нём ничего не было.

«Надрез коры? На высоте… на высоте не меньше ста сантиметров! Туготроны? Но они очень редко бывают в лесу».

Парабуц медленно обошёл поляну. Снова полоска. И опять очень высоко! Парабуц стал осматривать землю под деревьями. Он замечал царапинки на листочках муравы и трещины на стеблях трилистника. И, наконец, он обнаружил гигантские следы.

Следы Непредка! Зарубки на высоте головы гиганта!

— Э-э-э-й! — закричал Парабуц изо всех сил.

Но этот крик был так слаб, что только спугнул бабочку с липкой лесной гвоздики. Тогда Парабуц снова пошёл вперёд, запрокидывая голову и ища глазами зарубки.

…А Серёже Раскату в это время снился сон. Он шёл по московскому горбатому переулку, сбегающему к Яузе. Был вечер, и все кругом окутал густой, синий туман. Верхушки домов оторвались от земли и летели, как сказочные корабли, вместе с водосточными трубами, карнизами и пожарными лестницами. За рекой вырос замок с четырьмя башнями. Высотное здание исчезло. В руках Серёжа держал коньки, и на них застыли капли осеннего дождя. Это были те самые коньки, которые он обещал Люде наточить, когда наступит зима.

Коньки он давно наточил, но зима все никак не наступала. Из тумана прямо на него выплыла пустая телефонная будка. Ветер хлопал дверью о стену, и казалось, что будка с нетерпением кого-то ждёт. Потом появился громадный телефонный диск, и на нём зажглись огромные цифры. Это был номер телефона Люды. Серёжа вошёл в будку и позвонил. Люда долго не подходила к телефону, и было очень холодно. Ветер громко стучал дверью будки, мешая слушать и ждать Люду. Наконец она подошла.

— Это говорю я, — сказал Серёжа и улыбнулся.

Люда что-то сказала.

— Я наточил твои коньки.

— До зимы ещё далеко. Идёт дождь, — ответила Люда.

— Скоро будет зима, откроют каток. Помнишь, ты говорила, что первый раз пойдёшь со мной?

— Говорила.

В телефонной будке стало тихо.

— Я видел тебя сегодня в книжном магазине на Кузнецком, — торопливо сказал Серёжа. — Ты покупала книгу.

— Какую? — спросила Люда.

У Серёжи так громко забилось сердце, что его, наверное, стало слышно в трубке.

— «Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви», — сказал он.

Трубка молчала. И тогда он тихо промолвил:

— Я купил себе такую же книгу. Потому что я тебя люблю.

Он держал в одной руке коньки, а другой прижимал к уху холодную чёрную трубку. Но трубка молчала. Дверь продолжала громко стучать. Серёжа долго держал телефонную трубку, а потом осторожно повесил её на рычаг, как вешают пальто в чужом доме.

Будка исчезла. Синие облака упали в реку.

— Вставай! — закричали Серёже.

Он открыл глаза и увидел перед собой Парабуца.

— Это вы, Парабуц! — сказал Серёжа и сел.

Маленький человечек улыбался.

— Я смотрел на тебя, когда ты спал. Ты похож на моего сына, — сказал он. — Теперь ты спасён. Я привёз тебе еду. Пять тысяч граммов!

— У вас у самих мало…

— Теперь много! — весело ответил Парабуц. — Пять тысяч граммов искусственной пищи! Пойдём — покажу.

— Как вы меня нашли?

— По зарубкам. Я их случайно заметил, когда смотрел на небо.

— Если бы я знал, что вы меня будете искать, то делал бы их пониже.

— Но как же ты жил всё это время?

— Я раздобыл муку у туготронов.

— У туготронов? — вскричал Парабуц.

— Я развязал один мешок.

— Отчаянная смелость! — прошептал минитак.

— Мне пришлось бежать…

— Хамиан знает, что ты умеешь развязывать узлы? Этого не умеет ни один туготрон.

— А кто они такие, туготроны? — спросил Серёжа.

— Мы можем только догадываться, — тихо ответил Парабуц. — Их происхождение нам неизвестно.

— А я знаю, где искать тайну, — сказал Серёжа. — У меня записка человека. Та, которую хранили старики минитаки…

— Ты её расшифровал? Где она?

— В коробке с моим магнитом, — Серёжа сунул руку в карман и похолодел. — Сейчас, — сказал он упавшим голосом. — Сейчас, — повторил он и вывернул карман.

В кармане коробки не было.

— Я не мог её потерять! — твердил в отчаянии Серёжа, когда они вместе с Парабуцем обследовали каждую ямку около дерева. — Я спрятал её в коробку и положил в карман!

Парабуц долго бродил под ближайшими кустарниками и пристально всматривался в примятые стебли травы.

— Сюда! — крикнул он Серёже.

— Нашли?

— Следы от туготронных гусениц, — прошептал Парабуц. — Вот, смотри. Одна вмятина… Вторая… А отсюда он начал уходить длинными прыжками… Он торопился… Но что ему здесь было надо?

18
{"b":"10229","o":1}