ЛитМир - Электронная Библиотека

— Программа работы ночным глазом. Опыт номер один, — ответил автомат.

— А у меня есть опыт номер два! Хочешь, покажу? Называется «Автомат-закусочная». Вот она, команда: одинноль-один, один, один, один.

— Давай, сказал Дуракон-45 и протянул свои железные щупальца.

«Минитаки сначала разогревают начинку, — напряжённо вспоминал Серёжа, — потом закладывают программу в голову, потом она застывает…»

— Ну, что же ты? Давай! — заорал вдруг туготрон.

— Сейчас, сейчас! А ты не мог бы разогреть свою голову, Дуракон?

— Она у меня и так горячая!

Действительно, от макушки Ночного глаза-45 шёл дымок.

Серёжа подошёл к туготрону на два шага.

— А ты меня не трахнешь чем-нибудь? — спросил он.

— Какая будет команда, — уклончиво ответил Дуракон-45.

— Команда будет все выключить, — сказал Серёжа.

Туготрон слегка дрогнул. Погас красный глазок, потускнел экран. Потом выключились все звукоуловители и перестали жужжать генераторы. Автомат застыл с опущенными щупальцами.

Серёжа подошёл к туготрону и прикоснулся к его голове. Под тонкой оболочкой что-то пульсировало. Дрожащей рукой Серёжа приоткрыл крышку. Горячая струя воздуха вырвала у него из пальцев пластинку с программой и тут же засосала её в глубь головы; Крышка сомкнулась снова, по туготрону пробежала дрожь, в голове его что-то зашумело, и на ней появились мелкие капельки воды. Туготрон стоял неподвижно. Так прошло две или три минуты. После этого резко замигал экран, слегка зашевелились щупальца автомата и из его уха вылетела отработанная программа.

— Получена программа А-2, — объявил Дуракон-45. — Начинаю выполнять задание. Засекаю склады с материалами А-2.

Туготрон круто повернулся и пошёл к двери.

«Интересно, что же будет?» — подумал Серёжа, с замирающим сердцем следя за туготроном.

Дуракон-45 вышел из зала широким шагом и повернул налево. Серёжа двинулся за ним. Выйдя в коридор, туготрон мгновенно открыл одну из дверей и скрылся в комнате с надписью А-2.

Серёжа остался перед захлопнувшейся дверью.

— Заполняюсь материалами. Переделываю схемы. Креплю бачок к животу, — гремел голос Дуракона-45 в коридорных микрофонах. — Загружаюсь маслом. Взял запас муки.

— Муки?! — Серёжа подпрыгнул и забарабанил в дверь. — Ура! — крикнул он. — Опыт удался! Пусти меня, Дуракон! Я хочу посмотреть!

Дверь открылась, и перед Серёжей предстал Дуракон-45. К животу туготрона был прикреплён круглый бачок с маслянистой жидкостью. Над ним бойко работали все десять гибких пальцев автомата, укреплявшие какуюто трубку.

— Залейте меня водой! — попросил Дуракон-45.

Серёжа не спускал глаз с автомата.

— А где взять воду? — спросил Серёжа.

— Кнопка А-2-1, — ответил автомат и направил из глаз лучи на одну из кнопок в стене.

Тяжело ступая гусеницами, он подошёл к Серёже и подставил трубку. Серёжа нажал на кнопку А-2-1, и изпод неё брызнула струя воды. Серёжа подтянул трубку от автомата к стене и залил его водой.

— Включаю подогрев, — объявил Дуракон-45. — Греюсь! — добавил он.

Серёжа пристально смотрел на открытый конец трубки. Вот от неё оторвалось белое колечко сладкого теста и упало в закипевшее масло. Первые пончики поплыли медленно и величественно, как лебеди. Они розовели на ходу и выстраивались у края бачка, уступая место следующим.

— Горячие пончики! — крикнул туготрон. — А ну, кому горячие пончики!.. — зазывал он, ловко работая всеми своими десятью железными пальцами.

Большой секундомер Острова туготронов отсчитал уже тысячи секунд, а Серёжа все ещё ел сладкие пончики, которые выпекал Дуракон-45. Голод и Ангар высокого напряжения исчезли в далёком прошлом. Туготроны теперь казались Серёже не более опасными, чем шкафы, наливающие газированную воду и подающие бутерброды в автомате-закусочной.

— Молодец, Дуракон! — сказал он, заглатывая пятнадцатый пончик. — Ты у меня ещё не такие штуки научишься делать!

Последний день туготронов(сб) - g11.png

— Кому горячие пончики! — ответил Дуракон-45, отдирая от трубки прилипшее тесто.

— Пожалуй, их достаточно, — заметил Серёжа. — Можешь прекратить работу на время. — Он подошёл к бачку и вынул из него все оставшиеся пончики.

— Нужна чистка! У меня слиплись щупальца, — Дуракон-45 замигал красным глазком.

Серёжа вынул из кармана нож и вычистил правую «руку» туготрона.

— Кстати, Дуракон, отдай мне магнит и записку.

— Нет у меня магнита и нет у меня записки!

— Как так нет? — Серёжа перестал скоблить ножом щупальца автомата. — Как же ты меня нашёл?

— Повторяю, — произнёс ровный голос Дуракона45, — имею ночной глаз. Вижу в темноте. Наблюдаю. Не запоминаю ерунду.

«Дуракон, наверно, говорит правду, — подумал Серёжа. — Но куда же делась записка? Значит, ещё кто-то на Острове следит за мной?»

— А кто ещё из туготронов видит в темноте? — спросил Серёжа.

— Автоскок, — ответил Дуракон-45. — Я ему отдал вчера один ночной глаз за одну тайну.

— За тайну?

— Да. Тайна заполнила мою память на десять процентов.

— Скажи тайну мне, — попросил Серёжа.

— А у меня тогда останется мало процентов.

— Я тебе, Дуракон, дал программу на пончики, а ты боишься мне отдать половину тайны. Говори скорее! Нам надо отсюда уходить.

— У Хамиана лопнула голова! У него нет никакого глушателя мыслей!

— Глушитель мыслей?! — воскликнул Серёжа. — А такой бывает?

— Так говорил Хамиан. На Острове должен быть порядок. Все главные мысли у одного, а мелкие мыслишки у остальных. А кто начнёт вырабатывать собственные мысли, того глушитель закоротит накоротко.

— Весело живёте! — усмехнулся Серёжа. — Значит, за мной охотится вовсе не Автоскок, а сам Хамиан! А тут ещё твоя неуместная щедрость, Дуракон. Ну кто тебя просил отдавать Автоскоку свой ночной глаз? Живо собирайся. Надо бежать.

— Есть бежать! — Дуракон-45 затопал к дверям, оставляя на полу маслянистые пятна.

Серёжа выбрался под прикрытием туготрона из подземелья и осторожно приоткрыл ворота ангара.

Уже светало, и контуры ангаров вырисовывались из серой туманной мглы.

— За мной! К лесу! — тихо скомандовал Серёжа и пошёл вперёд.

Туготрон двинулся по его следам, прикладывая к ним свои тяжёлые гусеницы.

Парабуц сидел около вертолёта и лениво переговаривался со своими домашними через передатчик миллиметровых волн. Всё было уже давно пересказано, но разговор никак не кончался.

— Многие шьют себе платья из лопухов, — сообщила Нелида. — Вырубили всю Лопушиную поляну.

— А что говорят о старых туготронных программах? — поинтересовался Парабуц.

— Говорят, что наше дело маленькое.

— А ещё что?

— Говорят, что гигант нас объел.

— Безобразие! — возмутился Парабуц. — Мы же его перевели на искусственное питание!

— Говорят, что это питание нам самим нужно.

— А что пишут газеты?

— Газеты печатают ребусы.

— Ребусы?

— И загадки. Это сейчас очень модно. Вот например…

Но тут Парабуц услышал треск сучьев и увидел в предрассветной мгле Серёжу в сопровождении туготрона. Парабуц бросился за вертолёт. Он никогда не видел туготронов так близко.

— Отойди в кусты, Дуракон, — приказал Серёжа, — и жди команды!

Дуракон-45 приготовил свою память и ушёл в орешник, посвечивая экраном.

— Не бойтесь его, Парабуц, — успокоил Серёжа. — Это ручной туготрон.

— До свидания, Нелидочка, — нежно сказал Парабуц в микрофон. — У меня срочные дела.

Щёлкнул выключатель, и связь с минитаками прервалась.

— Ручными туготроны не бывают, — твёрдо сказал Парабуц Серёже.

— Бывают! — закричал Серёжа и начал отбивать чечётку перед Парабуцем, забыв о разнице в их размерах. — Ещё как бывают! — орал он, подпрыгивая.

— Дуракон, выдай серию пончиков! — приказал Серёжа.

— Ты нашёл старые программы? А туготрон об этом знает? — спросил Парабуц.

21
{"b":"10229","o":1}