ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что он понимает, ещё неясно, — ответил Серёжа. — Но я переделал его по программе А-2 в автомат-закусочную.

— Горячие пончики! А ну, кому горячие пончики! — раздался голос Дуракона-45.

— Вот видите, Парабуц, как просто, — сказал Серёжа. Он подбежал к автомату и вернулся с пятью пончиками в руках.

— Пожалуйста, ешьте, — предложил Серёжа, протягивая пончик Парабуцу.

Парабуц взял его обеими руками так осторожно, словно это был воздушный пирог.

— Чудо! — прошептал он.

Серёжа ел пончики и торопливо рассказывал о своих приключениях с программами.

— Пожалуй, записку с магнитом мог взять только Хамиан, — задумчиво сказал Парабуц, отщипывая кусочек от пончика. — Только Хамиан пойдёт один в лес за магнитом.

— Лишь бы он не прочитал записку! — ответил Серёжа. Там написано: «Осторожно! Чёрные клетки». Чёрные клетки — это, наверное, какие-то опасные программы.

— А ты чёрные клетки видел?

— Видел. Но не успел их испытать. Я убежал с Дураконом в лес, как только узнал, что он отдал свой второй ночной глаз Автоскоку.

— Хамиан не сможет прочитать записку, — уверенно сказал Парабуц. — Никто, кроме тебя, на Острове не разбирает буквы… Но он следит за нами, и может произойти несчастье…

— Какое? — спросил Серёжа.

— Не знаю, — грустно ответил Парабуц. — Я никогда не бывал в стране туготронов…

— Надо пробраться в подземелье и переделать ещё одного туготрона.

— Это очень опасно. Мы ничего не знаем о чёрных клетках.

— Сначала я пошлю Дуракона за вторым ночным глазом. Пусть он отберёт его у Автоскока. Тогда можно будет безопасно выходить из леса ночью, — решил Серёжа.

Парабуц молчал.

«Такие великие дела не для меня», — думал он.

— Ас вами я буду поддерживать связь на миллиметровых волнах, — продолжал Серёжа.

Парабуц приободрился и протянул Серёже свой передатчик.

— Не потеряй его.

Серёжа прикрепил к своему уху красную бусинку.

— Я буду ждать от тебя сигналов. А пока полечу домой, — сказал Парабуц.

Тем временем Дуракон-45 приготовил вторую серию пончиков.

— Возьмите их с собой, — предложил Серёжа Парабуцу.

Он нагрузил пончиками вертолёт и осторожно пожал на прощание руку Парабуца. У маленького человечка почему-то запотели очки, и он их осторожно протёр. Вертолёт оторвался от земли и медленно облетел вокруг Дуракона. Парабуц делал снимки для своей газеты. Потом он повернул к стране минитаков и скрылся в утренней дымке.

Хамиан долго трудился над украденной у Серёжи запиской. Он хотел во что бы то ни стало её прочитать. Сначала он просветил её рентгеновскими лучами. Потом сосчитал в ней число букв. Потом помножил это число на два. Но записка упорно хранила свою тайну. Тогда Хамиан-14 притянул к себе Сережин магнитик, подбросил его в воздух и долго играл с ним. Магнитик кружился подле туготрона, как муха, но потом упал: у Хамиана-14 заело в голове, и его магнитное поле ослабло.

«А Ненамагниченный, пока я тут забавляюсь, вырабатывает новые мысли», — вспомнил Хамиан-14, и его передёрнуло, как от электрического тока. Он убрал записку и магнит под крышку живота и пошёл из ангара по направлению к лесу. Дойдя до опушки дубняка, он споткнулся. Гусеница наткнулась на толстую палку.

Хамяан-14 выбросил из спины четыре ножки и, усевшись на них, стал чинить ногу. И вдруг в голове Хамиана14 возникла первоклассная мыслишка.

«Зачем глушитель? — подумал он. — Зачем лучи? Теперь этим никого не удивишь. А не лучше ли вот это? — Он поднял с земли здоровенную палку и размахнулся ею. — Вот это да! Р-р-раз по экрану — и вдребезги!»

— Ха-ха-ха! — закричали смехачи Хамиана-14. — Они лучами, а я этим! Они лучами, а я вот этим! — приговаривал Хамиан-14, выделывая дубиной неуклюжие выпады.

Дуб шелестел над ним своими листьями.

— Вот так-то Хамиан-14 обойдётся без глушителя новых мыслей! С помощью… — тут он запнулся. — Как её назвать? Просто палка? — Он посмотрел вверх на дерево. — Оно называется дуб, — вспомнил Хамиан. — Значит, эта палка дуб-и-на, — ду-би-на, — повторил он с удовольствием.

«11 00 111 000 11 11», — записал Хамиан-14 в свою память и встал. Спина автоматически втянула внутрь ножки для сидения, а на экране огуречной головы появились незабудки и анютины глазки. Хамиан взял в правые щупальца дубину и пошёл.

— Отдавай ночной глаз! — услышал вдруг Хамиан-14 в своих звукоуловителях.

— Тогда верни тайну! — задребезжал ответ.

Разговор происходил где-то поблизости.

— Магнитненько! — прошипел Хамиан-14. Он настроил все свои приборы на поиски собеседников. Вскоре его дальномеры засекли место беседы.

Туготроны Дуракон-45 и Автоскок стояли около Главного ангара.

— Дальность пятьсот двадцать два метра, — отсчитал Хамиан-14.

— Тайна теперь моя! — говорил Дуракон-45.

— Но ты уже пончики умеешь делать! — отвечал Автоскок. — Зачем тебе ещё и тайна?

— У меня программа А-2, — объяснил Дуракон-45. — Мне её дал сам Ненамагниченный. Попроси его, Автоскок. Он и тебя во что-нибудь переделает.

Хамиан-14 был потрясён и беспомощно щёлкал контактами. Его звукоуловители продолжали передавать разговор.

— Ненамагниченный знает, где лежат все наши старые программы, — продолжал Дуракон-45. — И он бы мог…

Но Хамиан-14 не стал больше слушать. Он выпустил хвост походной ракеты и взмыл в воздух, не выпуская из щупалец дубину.

— Хорошо. Возьми обратно ночной глаз, — согласился Автоскок, — но попроси у Ненамагниченного новую программу и для меня…

«Трак!» — раздался короткий треск, и экран Автоскока разлетелся вдребезги.

«Бум-м!» — И голова Дуракона-45 зазвенела от удара.

Это приземлившийся Хамиан-14 испробовал на туготронах свою дубину.

Последний день туготронов(сб) - g12.png

— А теперь выкладывайте всё, что знаете о складе старых программ, — приказал Хамиан-14 и приготовился внимательно слушать.

Дуракон ещё покачивался от удара, а Автоскок, прилаживая свой запасной экран, бормотал:

— Уж лучше бы глушителем работал! А так экранов не напасёшься!

«Вот когда я докажу, что голова у меня пустая, — решил Дуракон-45. — Выдам Хамиану тайну».

— А вот он, вход к программам, — сказал он и потянул потайную дверцу в воротах ангара.

— Ата! — крикнул Хамиан-14 и бросился в подземелье.

Туготроны включили экраны и тоже потопали за ним. Где-то внизу вспыхнул слабый свет. Однообразное позвякивание гусениц становилось всё глуше, потом затихло. Туготроны проникли в хранилище программ. Большой секундомер Острова продолжал монотонно отсчитывать секунды.

Нелида угощала жену редактора «Кругозорчика» и двух знакомых минитаков туготронными пончиками. Разговор вертелся вокруг того, были ли когда-нибудь на Острове неизвестные пришельцы.

— Может быть, и были, — сказал один из минитаков и жадно откусил большой кусок туготронного пирога.

— Наше дело маленькое! — буркнул второй и осторожно отрезал крохотный кусочек.

Жена редактора «Кругозорчика» жевала пончик и завидовала. «Парабуцам везёт, — думала она. — У них и гигант был. У них и тайна с неизвестными пришельцами, а у меня только оранжевая краска для волос».

«Б-а-а-ах!» — раздался далёкий взрыв, и в окнах потемнело от града падающих листьев.

«И-и-и-у!» — пронёсся страшный визг, завершившийся новым глухим ударом.

Стены домика Парабуцев задрожали.

— Помогите! — закричала рыжая гостья Нелиды, зажимая уши.

— А-а-а! — кричали в саду.

Нелида удерживала дрожащими руками осколки посуды, соскальзывавшие со стола. Гости-минитаки побледнели и неподвижно сидели за столом. Взрывы доносились из страны туготронов.

…Серёжа услыхал их раскаты в тот момент, когда выходил на поляну к Голубому озеру. Бросившись в ложбину между кустами, он стал отползать обратно в лес. Ему казалось, что взрывы приближаются к нему все ближе и ближе. С деревьев повалились сухие сучья, птицы шарахнулись из гущи леса и взметнулись в небо. Случилось что-то страшное. Дуракон не вернулся. А что, если он выдал тайну подземного хода? Что, если туготроны добрались до чёрных военных программ? Может быть, случилось то самое, чего опасались люди, покинувшие Остров?

22
{"b":"10229","o":1}