ЛитМир - Электронная Библиотека

Взрывы прекратились. Серёжа встал и прислушался, повернув голову к Голубому озеру.

— Помогите! — раздался у самого его уха чей-то тонкий голос. — Помогите!

Серёжа прижал к уху бусинку-приёмник.

Раздался сигнал бедствия на миллиметровых волнах.

— Страна минитаков в опасности! — говорил, задыхаясь, тот же голос.

И Серёжа выслушал сообщение Парабуца, прерываемое завывающими помехами.

«Многие дома минитаков разрушены. Горы упавших листьев занесли дороги. Десять минитаков получили тяжёлые ушибы. Несколько стариков заболело от потрясения. Погибла микроскопическая аппаратура. Помогите! Помогите! Оставляем включёнными приёмники миллиметровых волн на полную громкость в ожидании ваших сигналов».

И Серёжа понял, что только от него минитаки ждут спасения.

Серёжа осторожно выбрался из лесу. Он решился на опасную разведку. Перебежав жёлтый пустырь, он начал медленно пробираться в глубь туготронного города, прижимаясь к стенам круглых ангаров.

Вокруг стояла насторожённая темнота. Из ангаров доносилось тихое гудение. Где-то щёлкали переключатели. Какие-то устройства продолжали действовать, работать и жить машинной жизнью в этой неподвижной тишине.

Дверь одного из ангаров была приоткрыта. Серёжа подкрался и заглянул в щель.

В пустом, ярко освещённом ангаре стоял Дуракон — Ночной глаз. Серёжа вошёл в ангар.

— А-а, Ненамагниченный! — произнёс Дуракон-45. — У тебя тоже ещё не взяли ключ?

Масляный бачок туготрона был смят ударами дубины Хамиана-14, трубка для теста погнулась.

— Какой ключ?

— Какой ключ? От головы! — ответил Дуракон-45 и показал на затейливый ключ, висевший на стене. — Хамиан зарядил всех нас чёрными программами и отнял ключи от голов.

— Значит, ты выдал тайну подземелья! — воскликнул Серёжа.

— Ясно! — ответил Дуракон-45. — И мы с Хамианом нажали сразу на все чёрные клетки… Мы забрали все чёрные программы!

— И что же случилось? — испуганно спросил Серёжа, но ответа не получил.

Тишину пронзило завывание сирены. В окне забегали синие лучи, и Серёжа отпрянул в глубь ангара. Рёв сирены запрыгал между двумя нотами и резко оборвался. Послышалось приглушённое гудение моторов. Сначала оно шло откуда-то издалека. Потом гул приблизился, загудела земля и от топота гусеничных копыт. Раздалась песня.

Собирайтесь, туготроны, троны, роны, оны, ны!
Начинайте, туготроны, все военные игры.

— Идут! — закричал Дуракон.

«Война!» — мелькнула у Серёжи страшная догадка. Он, не отрываясь, смотрел в окно. В свете жёлтых лучей Дуракона всё было видно, как на ладони. Туготроны шли на медленной скорости, и у них перегревались гусеницы. Запах перегорающих букс распространялся удушливым облаком. Лавина железных чудовищ плыла по дороге, и казалось, ей никогда не будет конца. Острые пики ракет, начинённых взрывчатой смесью, торчали из туловищ туготронов, как гигантские зубы. Туготроны шли, рыская лучами по Острову, все содрогалось от вибрации, а над Островом навис звериный рёв проигрывателей туготронов, повторявший бессмысленную песню:

Собирайтесь, туготроны, троны, роны, оны, ны…

— Сейчас всех соберут в Главном ангаре, и Хамиан-14 отберёт ключи от голов, — пояснил Серёже подошедший Дуракон-45. — Послезавтра будет война.

— С кем? — спросил Серёжа.

— С минитаками, — ответил Дуракон-45 и потянулся за ключом от головы.

Но Серёжа опередил туготрона. Он бросился к стене, снял ключ и, ударив им Дуракона-45 по экрану, бросился бежать через пустырь в лес.

Добежав до леса, Серёжа отыскал заветную полянку, подбежал к груде хвороста и вытащил из-под веток свой волшебный велосипед. Он сел на него и, низко пригнувшись к рулю, помчался в страну минитаков.

— Послезавтра война, — объявили приёмники на миллиметровых волнах.

— Послезавтра война, — сказали друг другу шёпотом минитаки и начали подготовку того, что должно было спасти их страну от гибели.

Общая тайна охватила всех, начиная с той самой минуты, как Серёжа примчался на велосипеде и поднял на ноги все подлопуховое население. До начала войны оставался только один день и только одна ночь. Минитаки непрестанно объединяли свои силы. Так сливаются капельки ртути в огромную тяжёлую каплю. Тайный план Серёжи стал известен всем, но всё же было решено говорить о нём только шёпотом, сохраняя секрет. Вместо «здравствуйте» теперь все стали говорить только «тс-с-с!». А вместо «до свидания» — «молчок!».

Под лопухами то и дело протаскивали какие-то длинные предметы. Команды сильнейших минитаков учились прыгать с шестом. Дети в школах вязали узлы на верёвках. Хозяйки заготавливали запасы сушёных витаминов. Музыканты сочиняли походные марши.

Все пришло в движение, и все были наготове. Серёжа не разлучался с Парабуцем, и оба они тоже неустанно готовились к предстоящим событиям.

— Сделано уже двадцать две штуки! — сообщал Серёже Парабуц, и Серёжа бежал смотреть на двадцать два тайных изделия минитаков.

Из мастерских минитаков непрерывно раздавались звон и удары молоточков. Работающие часто сменяли друг друга, поэтому подлопуховые дороги к мастерским были всегда запружены народом.

День стоял тихий и солнечный. Воздух был прозрачен, как это бывает в октябре. Серёже так захотелось домой, что он не расслышал очередного донесения Парабуца.

— Осталось сделать три штуки, — повторил Парабуц, глядя на Серёжу снизу вверх. — Пойдём на Большую поляну. До заката осталось три часа.

И Серёжа, посадив на плечо Парабуца, побежал боковой дорожкой, перепрыгивая через телеграфные столбы минитаков. Выбежав на поляну, он зажмурился. Солнечные зайчики прыгали на золотом море ключей, лежавших посередине поляны, и били в глаза. Маленькие человечки бегали между ними, суетились и кричали. В воздухе стоял гомон, как утром перед демонстрацией.

— Ещё два! — закричали минитаки.

И на поляну вынесли два огромных ключа.

— Последний! — крикнул кто-то.

И над толпой поплыл последний сверкающий ключ. На нём лежала огромная ромашка.

— Ура! — крикнул Парабуц в передатчик миллиметровых волн.

— Ура! — подхватил снизу редактор «Кругозорчика» и помахал Парабуцу рукой. Последний ключ был сделан им.

«А всё-таки он настоящий парень, — подумал Парабуц. — Зря мы ссорились в довоенное время».

Толпа внизу гудела и разбирала ключи.

— Вставай! — будил Сластик своего брата, тряся его за плечо, — Светлячки восстали!

Миг открыл глаза и сел на кровати.

Сластик подбежал к окну и отворил его настежь. Тёмная ночная мгла была пересыпана светящимися точками.

Они взлетали откуда-то снизу, проплывали мимо окна и поднимались к звёздам.

— Это наши вертолёты! — закричал Миг. — И как я не догадался! Это начался поход на туготронов!

В комнату вбежала Нелида и схватила за руки детей.

— Началось, — прошептала она.

Вертолёты с разноцветными огнями шли плотным строем в сторону Голубого озера.

— А где папа? — спросил Сластик.

— Он вместе с гигантом впереди, — прошептала Нелида. — Включи приёмник, — сказала она Сластику.

— Тс-с-с! — произнёс из микрофона чей-то голос. — Передача временно прекращается.

Хамиан-14 поспешно принял ключ от головы Автокопыта, прилетевшего с последней платформой. «Завтра война», — с удовольствием вспомнил он и начал выключаться на ночь.

Лунный свет играл на ракетах, торчавших из Хамиана14, и оставлял светлые пятна на зелёном полу. В Главном ангаре было пусто и тихо. Хамиан-14 отстегнул от спины ракеты, заряженные взрывчатой смесью, и прислонился к стене ангара.

Главный секундомер чётко отсчитывал секунды, и страна туготронов погрузилась в тишину. Темнота смазала контуры ангаров, и только из одной двери вырывался свет. Дуракон-45 продолжал выпекать пончики. Ему забыли сменить программу, и в его голове были только мирные команды.

23
{"b":"10229","o":1}