ЛитМир - Электронная Библиотека

— Порядочек! — крикнул он в слуховое отверстие набалдашника Хамиана-14. — Симплекс! — и положил исправленную голову на стол.

Железный огурец жужжал. Хамиан-14 схватил его правыми щупальцами и быстро нырнул в него набалдашником. Повозившись с крепёжными гайками на шее, Хамиан-14 повертел головой и проверил подвижность. Всё было в порядке. Он включил свой экран и собрался уходить из мастерской. Благодарить мастера было не в его привычках.

— Одну микросекундочку! — остановил его голос Автотрама.

Хамиан-14 увидел, что на экране мастера вспыхнули цифры.

«11 11 0 1111 0 00010101 », — прочитал Хамиан-14 на экране и щёлкнул контактной челюстью. Он очень удивился. Ведь в переводе на обычный язык надпись на экране обозначала следующее: «Будьте любезны дать расписочку, что у вас в голове все в порядке».

— Какую такую расписочку? — хрипло спросил Хамиан.

— Какую хотите, — ответил мастер. — На магнитном барабане, на перфоленте, на химической бумаге.

— Что ты там болтаешь, дурак? С каких это пор после починки головы даётся расписка? Вот сейчас включу глушитель мыслей!

— Включите, — сказал Автотрам.

Взбешённый Хамиан-14 с силой вдавил кнопку в своей голове, и из глаз его вырвались пучки жёлтых лучей. Старый мастер невольно вздрогнул, и рука его по привычке потянулась к выключателю памяти.

«Стоп! — скомандовал он себе. — Глушитель не существует. Это обыкновенные ощупывающие лучи».

Но Хамиан-14 нажал вторую кнопку, и глаза его выпустили ещё более мощные пучки света. По комнате заметались лучи прожекторов. Хамиан-14 гудел и щёлкал. Его переключения вредно подействовали на Автотрама, и в нём с противным дребезгом затряслись мелкие детали, как стаканы в буфете. Но он снова включил свой экран и потребовал у Хамиана-14 расписку. Автотрам очень боялся, как бы Хамиан-14 не обнаружил пропажу глушителя мыслей и не подумал, что его украли в ремонтной мастерской.

Хамиан-14 прочитал надпись на экране и выключил свои лучи.

«Что происходит? Почему мастер не испугался глушителя? Зачем ему нужна расписка?» — Хамиан-14 покрутил завод от барабана с хитрыми мыслишками и подал на свой экран букетики анютиных глазок и полевых колокольчиков.

— А ты заметил, — спросил он Автотрама ласковым голосом, — что у меня в голове кое-чего не хватает? — Хамиан-14 включил генераторы смеха. — Ха-ха-ха! — закричали электронные смехачи.

— Заметил, — ответил мужественный Автотрам, когда сеанс смеха кончился.

— Чего не хватает? — спросил Хамиан.

— Глушителя не хватает, — честно ответил Автотрам.

И тут произошло то, что туготрон может позволить себе только один раз в жизни.

«Нельзя терять ни одной микросекунды», — решил Хамиан-14 и переключил все свои механизмы на сверхаварийную скорость. От такого переключения туготрон Автохрап когда-то обуглился, как перегоревшая пробка. От такого переключения Автоболван был отдан в металлолом. Для механизмов туготрона такое переключение опаснее, чем короткое замыкание. Тем не менее Хамиан-14 переключился на эту скорость, и после этого события начали разворачиваться с необыкновенной быстротой.

Первым делом Хамиан-14 немедленно вызвал Шатуна и Автокопыто.

— Выключить память! — скомандовал Хамиан-14.

Шатун и Автокопыто брякнули переключателями и остались без памяти.

— Сдать Автотрама в металлолом! — приказал Хамиан-14.

Шатун и Автокопыто зажужжали, но не сдвинулись с места.

— Отвинтить голову Автотрама! — заорал Хамиан-14, лязгая контактной челюстью.

— Почему? — тихо скрипнул Шатун.

— Включаю глушитель! — гаркнул Хамиан.

Тогда Шатун и Автокопыто подступили к старому мастеру. Но это уже не потребовалось.

— Приказ есть приказ, — сказал им на прощание мастер и сам отвинтил свою голову, оставшись в голубом набалдашнике.

Автокопыто нечаянно толкнул его, старый мастер поскользнулся на пластмассовом полу, выпустив из железных щупалец свою голову. Крышка её открылась, и сердечники посыпались из неё вперемежку с полупроводниковыми устройствами. Шатун и Авто копыто бросились поднимать детали старого туготрона, но он уже приходил в полную негодность и вместо ровного жужжания издавал отрывистое гудение. Из набалдашника вырывались искры.

— Лопнул главный генератор, — сказал Шатун.

— Треснул набалдашник, — добавил Автокопыто.

В схемах их памяти что-то вертелось и мешало им выполнять команды Хамиана-14. Это «что-то» не позволяло им быстро и бодро унести старого Автотрама на свалку. Эта «мысль» была им обоим непонятна, но она беспокоила их, как перегоревший предохранитель. Может быть, в переводе на человеческие чувства это была жалость?

Хамиан-14 покрутил ещё раз для острастки хвост от коробки глушителя мыслей у себя на макушке и вышел из мастерской. Он шагал весело. По дороге ему попадались туготроны. При встрече с ними он крутил ручку от глушителя и выпускал из глаз лучи. Однако, добравшись до пустыря, на который сваливали металлолом, Хамиан14 опустился на кучу ржавого железа и задумался. Автотрама больше не существует. Из него изготовят партию дверных ручек или небольшую ракету. Единственный свидетель неполноценности его головы уничтожен быстро и надёжно. Всё идёт хорошо! Прекрасно! Расчудесно! Изумительно! Весело! Приятно! Восхитительно!..

У Хамиана-14 застопорился переключатель похвальных выражений, и он никак не мог закончить свою мысль. Тогда он постучал себя несколько раз по затылку, и переключатель наконец сдвинулся с цепочки приятных слов.

«Восхитительно! — повторил Хамиан и начал размышлять дальше. — Глушитель мыслей не существует. — Такова была следующая формулировка, выданная головой Хамиана-14. — Но куда бы он мог запропаститься? В мастерской его не украли. Это факт. Мою голову никто никогда не открывал. Все боятся глушителя. Это тоже факт. А может быть, глушитель „свистнули“ ещё из головы Хамиана-13 или 12-го?"

Хамиан-14 попытался вспомнить что-нибудь из жизни своих предков. Но это ему не удавалось. В головы новых туготронов не закладывали карты со старыми программами. Их отправляли в утиль и перемалывали в порошок, который сдавали минитакам в обмен на начинку для головы.

«Эх, узнать бы что-нибудь про моего дедушку Хамиана-12 или прапрадедушку Хамиана-9, — сокрушался их потомок. — А может быть, глушитель мыслей потерял ещё Хамиан-5? А что, если… про глушитель вообще все наврали? И его не было даже у Хамиана-1? — вдруг подумал Хамиан-14 совершенно неожиданно для себя. В нём затряслись все контакты. Хамиан-14 выключил подсвет своего экрана. Ему стало страшно.

«Такие задачи лучше обдумывать в темноте, — произнёс он оробевшим голосом. — Да и вообще незачем зря жечь свет!»

Хамиан-14 уселся поудобнее на куче ржавого железа и вытянул нижние конечности с тяжёлыми гусеницами. В голове его начался беспорядок. Перепутались программы. Почему-то вспомнилась последняя шахматная задача, которую он с блеском решил за одну десятую секунды. Но это была его стотысячная задача, и она была очень похожа на все предыдущие. Потом зачем-то включилась старая программа со стихотворением Стихошлепа:

Регулируй, наблюдай,
Экономь микросекунду,
Зря сигнал не посылай,
Не запоминай ерунду.

«Дрянь какая-то в моих программах, — с раздражением подумал Хамиан. — А вдруг на Острове ктонибудь узнает, что у меня в голове ничего путного нет? У них-то пустые головы потому, что они глушителя боятся. Ну, а если они узнают, что на самом деле у меня в голове никакого глушителя нет?.. Да меня просто сдадут в металлолом, потому что голова у меня давно треснула, а живот держится на одной гайке!»

Последний день туготронов(сб) - g5.png

Страх и злоба охватили Хамиана-14. Тогда он включил свой экран, и на нём вспыхнули такие цифры: «00000000001». Это означало примерно следующее: «Нет! Есть ещё порох в пороховнице!»

7
{"b":"10229","o":1}