ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Контрзащита
В каждом сердце – дверь
Умрешь, если не сделаешь
Судный мозг
Наместник ночи
Ключ от послезавтра
BIG DATA. Вся технология в одной книге
Синий лабиринт
Око за око

Иван Ефимович Котляков вступил в большевистскую партию пятнадцатилетним юношей в 1902 году. Сравнительно быстро он стал известен царской охранке. За ним следили, и потому долго задерживаться ему нигде не удавалось. Только устроится на работу — вызывают в контору: получи расчет! А то и арестуют… Так было в Москве, в Сокольническом трамвайном депо.

В 1909 году Котляков приехал в Петербург. Некоторое время он работал в трамвайном парке за Московской заставой, но был уволен, как один из организаторов забастовки.

Котлякову довелось трудиться на многих предприятиях нашего города, и всюду он активно участвовал в деятельности большевистских организаций.

После победы Великого Октября И.Е. Котляков находился на руководящей советской и хозяйственной работе, был членом ЦИК СССР и ВЦИК. Он умер в 1929 году и похоронен на Марсовом поле.

В этом же парке, но спустя несколько лет, работал и Иван Иванович Коняшин. Он поступил сюда чернорабочим в самом начале 1917 года. Это был трудолюбивый человек, много поработавший и в деревне, и в городе. Пройдя школу забастовочной борьбы, молодой рабочий становился все более зрелым и активным участником революционного движения, агитатором. За Московской заставой, на «Скороходе», в трамвайном парке, на других предприятиях звучали пламенные речи Коняшина. Он выступал на митингах, беседовал с людьми — и всюду проявлялось его умение быстро и правильно ориентироваться в сложной политической обстановке. Коняшину люди верили, за ним шли.

Менее известно имя потомственного пролетария Сергея Петровича Прохорова, с юных лет ставшего на путь революционной борьбы. Преследуемый охранкой, он перешел на нелегальное положение и в 1914 году под чужой фамилией работал в парке на Васильевском острове столяром.

Вместе с А.П. Леоновым Прохоров укреплял ячейку РСДРП(б), на летучих митингах громил оборонцев-меньшевиков, проводил денежные сборы в фонд «Правды», готовил забастовку трамвайщиков. Вечерами в его комнате в том же доме на Среднем проспекте, где жил Леонов, нелегально собирались рабочие-большевики, изготовлялись документы для товарищей, переходивших на нелегальное положение.

«Смутьяна» вскоре уволили, но он продолжал свою политическую деятельность. В конце 1915 года его настигла охранка.

Четырнадцать долгих месяцев пробыл Прохоров без суда в одиночке Дома предварительного заключения. Лишь Февральская революция открыла ему двери тюремного застенка.

Выйдя на свободу, он вместе с К.Н. Блохиным и другими товарищами возрождал Петроградскую районную организацию партии, готовил отряды Красной гвардии к захвату важных стратегических объектов столицы. Позднее, в годы гражданской войны, с оружием в руках защищал молодую Республику Советов, участвовал в восстановлении Донбасса, был и на партийной, и на хозяйственной, и на профсоюзной работе. Скончался С.П. Прохоров в январе 1942 года в осажденном Ленинграде.

Вокруг этих людей, подлинных вожаков масс, сплачивались транспортники, под их влиянием росло классовое сознание рабочих.

…Наступил февраль семнадцатого года.

Революционные события в столице России развивались стремительно. В борьбу, направляемую большевиками, втягивались все новые и новые массы рабочих и солдат. К середине дня 24 февраля военными властями были вызваны войска, которые перекрыли основные городские магистрали, взяли под охрану важнейшие объекты, в том числе и трамвайные парки. Но революция нарастала. 25 и 26 февраля всеобщая стачка парализовала жизнь 2,5-миллионного города. Ее опорными пунктами были крупные промышленные предприятия и трамвайные парки. Решительное и бесповоротное присоединение к забастовке трамвайщиков лишило власти возможности использовать для подавления революции основную транспортную связь города.

Движение трамваев в те дни было остановлено. Вожатые и кондукторы прямо на улицах бросали свои вагоны и присоединялись к восставшим. Трамвайщики были в отрядах, громивших полицейские участки, освобождавших товарищей из «Крестов» и Дома предварительного заключения на Шпалерной улице. Вместе с рабочими и солдатами они опрокидывали вагоны, перегораживая баррикадами улицы.

Отряд рабочих-трамвайщиков Василеостровского парка из пятидесяти человек во главе с А.П. Леоновым разоружил офицеров и юнкеров, укрывшихся в здании Кадетского корпуса на Университетской набережной, 15.

К вечеру 27 февраля столица оказалась в руках восставшего народа. 2 марта революция победила полностью.

Уже в первых числах марта в петроградских газетах и на афишных тумбах появилось обращение к населению, принятое Петроградским Советом.

«Трамвайное движение возобновляется… — говорилось в обращении. — Вследствие этого Совет предлагает всем рабочим и служащим городских железных дорог приступить ныне же к необходимым подготовительным работам и при первой же к тому возможности возобновить трамвайное движение».

Населению Петрограда предлагалось:

«1) не препятствовать правильному движению трамвайных вагонов; 2) всячески облегчить трудную работу служащих трамвая; 3) аккуратно вносить проездную плату; 4) немедленно возвратить дежурным агентам Службы движения ручки для управления вагонов, захваченные жителями во время остановки трамвайного движения в дни восстания».

Прошло несколько дней, и трамвайное движение было полностью восстановлено. Рабочие парков отметили это событие очень торжественно. Первыми из парков вышли служебные вагоны, украшенные красными флагами, лозунгами. К одному из вагонов были прицеплены две платформы, на которых разместился воинский духовой оркестр, игравший «Марсельезу». Такой своеобразный поезд объехал почти весь город, и всюду его встречали аплодисментами, криками «ура!».

Положение партийных организаций в те послефевральские дни было тяжелым. Еще не вернулись из тюрем и ссылок лучшие представители рабочего класса, большевистские ячейки были обезглавлены. Но партия уже укрепляла свои ряды.

Были воссозданы многие организации, в том числе в Рождественском, Московском и Василеостровском трамвайных парках.

Победа Февральской революции, выход большевиков из подполья создали условия для укрепления руководимых партией организаций, в частности профсоюзов. Они явились важной формой сплочения рядов рабочего класса в период подготовки Октябрьской социалистической революции.

Именно в те дни во всех парках были выбраны профсоюзные комитеты. Инициаторами их создания и руководителями стали авторитетные большевики, возглавлявшие партийные ячейки. В Василеостровском парке председателем комитета стал А.П. Леонов, в Рождественском — В.С. Смирнов. Эти комитеты были призваны сплотить массы, наладить рабочий контроль над производством, добиться установления 8-часового рабочего дня, ввести новые порядки на предприятиях, отстоять жизненные интересы трудящихся. Большевистская партия уделяла серьезное внимание организационному и идеологическому укреплению профсоюзов, стремилась превратить их в боевые революционные организации трудящихся. Заметную роль в этом играли большевики — члены исполкома Петроградского совета профсоюзов, и среди них К.Н. Блохин.

Тогда же был создан и Центральный комитет профсоюза городских рабочих и служащих, который возглавили А.П. Леонов, К.Н. Блохин и другие. Комитет разместился в небольшой комнате на третьем этаже административного здания Петроградского трамвайного парка. В этом доме по Большой Посадской улице, 24, и сейчас находится управление трамвайного парка имени Блохина.

Влияние комитета на дела в парках, на революционные настроения трамвайщиков было очень заметным. По существу он стал боевым штабом рабочих городских железных дорог.

Одним из первых решений ЦК профсоюза были постановления о новых тарифах оплаты труда трамвайщиков, о приеме на работу в парки уволенных за участие в забастовках при царизме. Авторитет Центрального комитета профсоюза, его влияние на трамвайщиков все время росли.

В конце марта — начале апреля во всех трамвайных парках, как и на многих предприятиях Петрограда, для охраны порядка в городе стали формироваться отряды Красной гвардии. В Московском парке в отряд записалось 70 человек, в Василеостровском — 60, в Рождественском — 50, в Петроградском — 180.

14
{"b":"10230","o":1}