ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мгновение спустя самолеты исчезли. Ну и жара! Свитс схватил фляжку, отвернул колпачок и предложил Дженнифер.

– Спасибо.

– Не за что, – Хьюби одарил женщину улыбкой.

По виду фляжки никак нельзя было заключить, что она окажется такой тяжелой. Дженнифер взвесила ее на ладони, чуть было не уронила, на колени пролилось несколько капель воды. Дженнифер поднесла фляжку к губам, напилась – вода была теплой, с привкусом хлорки – и возвратила ее Свитсу.

– Хорошо, правда?

– Будь вода погорячее, мы бы заварили чай.

– Мы недаром взяли матерчатые фляжки. Считается, что материя дышит и вода потому остается холодной. В теории всегда все отлично. – Свитс прильнул к горлышку, наконец оторвался и завинтил колпачок. – Как у тебя с Чарли, нормально?

– Замечательно.

– Угу. Слушай, если что-нибудь не заладится, дай мне знать. Понимаешь, к чему я клоню?

– Нет. Кажется не понимаю.

– Неужели? – Свитс ухмыльнулся. – Не смеши меня. – Дженнифер промолчала. Дауни тем временем достиг того места, где уэд поворачивал, приблизительно в сотне ярдов от автомобиля. Там он нашел тень и, усевшись на валун, снял башмаки и носки. Его ступни казались ослепительно белыми.

Свитс прокашлялся:

– Я вовсе не из тех парней, которые пристают к женщинам.

– Считай, что тебе повезло, – отозвалась Дженнифер.

Дауни извлек из кобуры пистолет, нацелил ствол в небо и трижды нажал на спусковой крючок. Пули взмыли в воздух и затерялись в знойном мареве. – Что он делает?

– Пытается дозваться до Мунго с Чарли. Бесполезно.

– Почему?

– Звук отражается от камней. Получается сплошное эхо. Даже тот, кто стоит в двухстах ярдах отсюда, не определит, откуда слышатся выстрелы.

– Однако они поймут, что мы где-то рядом.

– Они бы поняли и так. От ровера за милю разит маслом и резиной. Плюс формальдегидные пары, запах краски и духов.

– Я не душилась.

– Правда? Значит, от тебя всегда сладко пахнет.

– А кто был тот, кого вы сбросили в овраг? – Дженнифер удивилась тому, что задала этот вопрос. Он сорвался с языка как бы сам по себе.

– Его звали Ахмед Мах. Работал на Джека. Пожалуй, он продолжает трудиться.

Дауни выстрелил снова, три раза подряд. Дженнифер заметила огненную вспышку: бледно-оранжевое пламя на мгновение разогнало сгущающиеся сумерки. Пустая гильза глухо звякнула о камень. Дауни перезарядил обойму.

– Что с ним стряслось?

– Его убил Чарли. – Поймав взгляд Дженнифер, Свитс добавил: – Я не шучу.

– За что?

– Откуда же мне знать, детка?

Свитс был прав: звук распространялся по уэду особенным образом. Ровер Мунго показался из-за поворота за секунду до того, как Дженнифер услышала рев двигателя. Тот стал громче, когда автомобиль прибавил скорости. Дженнифер посмотрела на часы. Ожидание затянулось почти на два часа.

Задремавший было Свитс открыл глаза. Хрустнула галька.

Дженнифер подняла голову и увидела, что это возвращается Дауни. Автомобиль Мунго остановился рядом с ровером Свитса. Подошедший Дауни облокотился на капот машины.

Он по-прежнему держал в руке пистолет, дуло которого очутилось вдруг в дюйме от колена Чарли.

– Эй, осторожнее, – проговорил Мунго.

– Уж кто бы говорил! Что случилось?

– Мы заблудились.

– Я так и подумал. – Дауни распахнул дверцу, затем ткнул пальцем в сторону уэда. – Я стрелял восемнадцать раз. Надо подобрать гильзы, все до единой.

– Сам и подбирай, – отрезал Мунго.

– Тебя никто не просит, – ответил Дауни, который, похоже, все-таки слегка изумился. – Я имел в виду Чарли.

– Солнце зайдет через несколько часов, – сказал Чарли. – Почему бы не собрать гильзы на обратном пути?

– О'кей, – сказал Дауни, изучив безоблачное небо и засунув пистолет в кобуру. – Тогда поехали.

Роверы подпрыгивали на камнях, словно роботы в обличьи огромных щенков. Постепенно темнело. Вади до сих пор были чем-то вроде арены, на которой соперничали ослепительный свет и непроглядный мрак, но теперь их заливало золотистое сияние. Вот они расширились, стали мельче, местность сделалась ровнее, однако движение замедлилось, ибо сумерки становились все гуще. Вскоре очертания пологих склонов растаяли в вечерней мгле. Мунго увидел красные огоньки, – это Свитс нажал на тормоза. Затем передний ровер развернулся и встал боком. В свете фар виднелись ворота в заборе десяти футов вышиной, поверх которого тянулась колючая проволока. На воротах висела большая табличка, на ней был изображен череп со скрещенными костями, рассеченный надвое вертикальной черной стрелой с красной полосой поперек; стрела находилась внутри обведенной алым окружности. Ниже располагался какой-то текст на арабском.

– Военная зона, – сообщил Дауни подъехавшему Мунго.

– А я думал, ночной клуб.

Дауни бросил Свитсу тот тяжелый ключ, который получил в кафе на одной из улиц Бени-Суэфа от египетского полковника в обмен на набитый американскими долларами конверт.

– Открывай. – Свитс вылез из машины, подошел к воротам, вставил ключ в замочную скважину, предварительно отодвинув металлическую заслонку. За забором мелькнули и тут же исчезли два ярко-зеленых, похожих на неоновые лампы огонька.

Дауни повернулся к Дженнифер:

– Пустынная лисица. Их еще называют роммелевскими. Ты любишь охотиться?

– Нет.

– Я тоже. Никогда не мог понять, какой смысл гоняться по лесу за бедным зверьком, когда можно просто заглянуть в супермаркет, пофлиртовать заодно с продавщицами… – Дженнифер попыталась представить себе флиртующего Дауни, но не смогла. Проще было вообразить парящего в небе динозавра.

Звякнув цепью, Свитс распахнул ворота. Дауни перебрался на водительское место, кое-как устроился за баранкой, выжал сцепление и медленно въехал во двор. Мунго последовал его примеру. Послышался лязг металла о металл. Мгновение спустя закрывший ворота Свитс запрыгнул в ровер. Дауни протянул ладонь, и Хьюби отдал ему ключ.

– Знаешь, сколько я за него заплатил? – Дауни повертел ключ в руках.

– Пару сотен баксов. Зато выпивка была бесплатная, так что все в порядке.

– Что?

– Расслабься, Джек.

– Я заплатил ровно сотню тысяч, – сказал Дауни. – За две тысячи акров земли, казармы, ангар для самолетов площадью в пол-акра, бетонный плац, стрельбище и вертолетную площадку с ночным освещением и шикарным красно-белым ветряным конусом.

– А как насчет туалета?

– Хьюби, тебе будет некогда туда бегать.

– Тридцать дней, Джек. – Свитс почесал подбородок. – Мы тут не ошалеем?

– Не тридцать дней, а всего лишь две недели.

– И чем мы будем заниматься? Пора открыть карты.

– Это учебный лагерь для новобранцев. Я хочу, чтобы вы с Мунго привели их в форму.

– Для чего?

– Потом, Хьюби. Лучше скажи, справитесь?

– А то. – Свитс закурил сигарету. Его зрачки в свете спички казались неестественно большими. – Но помни, Джек, мы ждем. Если ты и дальше будешь играть в молчанку, тебе придется нас извинить. Не обессудь.

– Договорились. – Дауни резко вывернул руль, однако ровер все же угодил колесом в колею. Должно быть, по этой дороге проходила тяжелая техника: многочисленные глубокие борозды представляли опасность даже для роверов с их амортизаторами. Дауни переключился на вторую передачу.

Фары выхватывали из мрака то песок, то камни.

– Сотня тысяч долларов за две недели отдыха в преисподней, – пробормотал Свитс. – Да, Джек, тебе палец в рот не клади, ты умеешь вести дела.

– Хьюби, это же Ближний Восток! Жизнь не стоит ни черта, зато за кров дерут бешеные деньги!

Вскоре дорога стала более ровной. Они проехали мимо сторожки, миновали полосатые ворота, створки которых были увешаны отражателями и предупредительными огнями. За воротами начался асфальт, его аккуратно делила пополам белая полоса. Дауни выехал на середину дороги, переключился на вторую, а затем на третью передачу. На обочине мелькнул изрешеченный пулями указатель.

– Что тут было? – поинтересовался Свитс.

41
{"b":"10232","o":1}