ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бассейн начал не спеша заполняться водой. Дауни уселся под самой высокой из трех пальм, причем выбрал тот шезлонг, который во время своего пребывания здесь предпочитала Дженнифер. Когда он опустил бутылку на кафельный пол, та глухо звякнула. Дауни затянулся, представил, что чувствует под собой углубление, которое оставили на материале ягодицы Дженнифер. Сквозь стеклянную дверь виднелась кухня. Надо же, он не закрыл дверцу холодильника! Впрочем, все понятно – шок. В доме кто-то побывал, а он сперва и не заметил.

Дауни швырнул окурок в бассейн. Тот закачался на поверхности воды. Спасательные жилеты следует изготавливать из сигаретных фильтров – они, похоже, никогда не тонут. Он налил себе новую порцию виски. Небо над головой поменяло цвет: было бледно-зеленым, а стало кобальтовым; лучи неяркого света потихоньку просачивались сквозь листву пальм, на полу собирались тени. Дауни снова закурил, допил виски, тяжело вздохнул, завинтил колпачок на горлышке бутылки и отправился на кухню.

Возможно, в коробке лежала шляпа – с высокой тульей, к которой пришпилен букетик искусственных цветов, и широкими полями. Впрочем, Дауни догадывался, что шляпы там нет и в помине. Египетский полковник, подсевший за столик кафе в Бени-Суэфе, заявил, что его роль сыграна еще не до конца, и был прав. Полковнику доплачивали за работу курьером: он разносил письма и посылки. Это наверняка его рук дело. Дауни затянулся сигаретой. Зная, что именно лежит в коробке, он оттягивал неприятный момент, однако, приняв, видимо, решение, махнул рукой, открыл коробку и уставился в мертвые глаза Ахмеда Маха. Тот ухмылялся, скаля зубы, которые теперь, когда с черепа слезла почти вся кожа, более отчетливо, чем раньше, выдавались вперед. К горлу Дауни подкатил ком. Съеденный накануне ужин и выпитое минуту назад виски запросились обратно. Полковник слегка переусердствовал. Ему было приказано доставить череп – только череп, голый, без единого кусочка плоти, одни кости. Господи, до чего же трудно найти толковых помощников! Дауни нагнулся, залез в шкафчик, пошарил среди кастрюль и горшков, отыскал достаточно вместительный котелок, но вот крышки обнаружить так и не сумел. Он налил в котелок воды, подошел к плите, включил конфорку и зажег газ. До тех пор, пока вода не закипела, Дауни бесцельно слонялся по дому. Он аккуратно опустил череп в котелок. Вода сразу перестала кипеть, на ее поверхности появилось пятно желтоватого жира, потом она забулькала снова: звук был удивительно веселым. Дауни отрегулировал силу пламени и попятился от струйки пара, что поднялась над котелком. Часы показывали пятнадцать минут седьмого. Ему почему-то казалось, что день, начавшийся в такую рань, будет необыкновенно долгим.

Глава 28

Египетская пустыня

Дженнифер снилась Синтия, причем сон был не из приятных. Ее бывший муж Уильям потребовал девочку себе, упирая на свои отцовские права. Завязалась перепалка, Уильям схватил Синтию за руку, девочка уцепилась за мать. Они перетягивали ребенка, как канат, тело Синтии стало вдруг каким-то деформированным, девочка закричала от боли. Дженнифер прижала девочку к груди. Послышался некий звук, похожий на треск рвущейся ткани, и Синтия внезапно разорвалась пополам, а затем разлетелась на кусочки, словно дешевая заводная игрушка. Дженнифер села в кровати. Сердце бешено колотилось, по спине стекал пот. Сон. Нет, кошмар. Она увидела, что дверь в ее комнату медленно приоткрывается, и сообразила, что вырвалась из плена ужасного сновидения благодаря тихому щелчку откинутой задвижки.

Дауни повернул дверную ручку до отказа, потом надавил на дверь, чуть приподняв ее вверх, чтобы не заскрипели петли. Но его уловка не сработала: раздался звук, похожий на мышиный писк. Тогда он поднял повыше газовый фонарь и переступил порог. Дженнифер сидела на кровати, прижавшись спиной к стене. Прямо в живот Дауни смотрело дуло автомата. Должно быть, она спала, положив оружие под подушку. Интересно, что за чертовщина творилась тут, пока он был в Каире? Неужели Свитс перегнул палку? Или поведение Дженнифер объясняется тем, что она так здорово натренировалась? Глаза безумные, лицо в испарине… Он отвел взгляд.

– Дженнифер, это я, Джек.

– Что тебе нужно?

– Мы уезжаем, – Дауни поставил шипящий фонарь на пол, повернулся к Дженнифер спиной, вышел и притворил за собой дверь. Дженнифер посмотрела на часы. Два часа утра.

Под руководством Дауни они упаковали личные вещи, а все остальное имущество оставили в лагере. Ночной воздух был прохладен и тих. Луна не показывалась, хотя небо от края до края было усеяно звездами.

Дженнифер первой услышала приглушенный гул, который донесся с востока. Она запрокинула голову, поглядела на небо.

– Что такое? – справился Дауни.

– Не знаю… Может, самолет?

– Черт побери, – пробормотал Дауни. Из казармы вышли Свитс и Мартин. Дауни повернулся к ним:

– Потушите все огни и выводите машины. Двигателей не запускать! Катите на руках.

– Ладно, – отозвался Мунго. Интересно знать, что, собственно, происходит? Свитс присел на корточки, затушил фонари, и темнота вокруг сразу стала непроглядной. Сейчас, когда стихло шипение горелок, далекий гул слышался совершенно отчетливо. Похоже, он приближался. – Пособи, Чарли. – Мунго перекинул автомат за плечо, забрался через открытое окно в ангар, отыскал лендровер, поставил его на нейтральную передачу и принялся толкать. Под колесами захрустел гравий. Они откатили машину ярдов на тридцать от ангара, затем проделали ту же операцию со второй.

Мунго догадывался, что на уме у Дауни. Если начнется стрельба, главное – уберечь от шальной пули средства передвижения, без которых им из пустыни не выбраться. Потный Чарли услышал, как кто-то щелкнул предохранителем автомата, пожелал знать, где Дженнифер, и вздрогнул от неожиданности, когда рука женщины легла ему на плечо.

– Должно быть, парашютисты, – прошептал Дауни, его шепот в сложившейся ситуации воспринимался как громкий крик. – Судя по звуку, одномоторный самолет. Значит, их будет немного, шесть или семь. Дженнифер, вы с Чарли забирайтесь под одну из машин. И смотрите не высовывайтесь. Я не хочу вас терять. Хьюби?

– Слушаю, Джек.

– Вы с Мунго открываете перекрестный огонь. Мне представляется, надо дать им приземлиться. Они, верно, полагают, что мы дрыхнем без просыпу, что в общем-то вполне разумно с их стороны. Короче говоря, выжидаем. Все ясно?

– Выжидаем, – повторил Свитс. – Как скажешь.

– И так всю жизнь, – пробормотал Мунго.

– Я научился ждать с колыбели, – Свитс тихо засмеялся.

Самолет, казалось, кружил прямо над базой. Рокот двигателя был на удивление негромким – должно быть, звук относило ветром. Или какой-нибудь специальный глушитель…

– Эй, ребята, – проговорил Дауни, – ради всего святого, не зарывайтесь. Чарли, ты понял? Не высовываться! О'кей, разбежались.

Чарли подвел Дженнифер к лендроверу, присел на корточки за багажником машины. Он ничуть не возражал против того, чтобы отсидеться в укрытии, но вовсе не собирался заползать под этот чертов драндулет. На фоне звезд мелькнула черная тень, потом небо очистилось. Чарли услышал, как ветер шелестит куполами парашютов; затем донесся глухой стук – первый из парашютистов коснулся земли. Чарли пригнулся еще ниже.

Мунго занял позицию в двадцати ярдах от двери казармы.

Он никак не мог вспомнить, закрыл дверь или оставил ее открытой. Ну да ладно, теперь слишком поздно. Его глаза успели привыкнуть к темноте, а потому он без труда различил парашютистов. Пока пятеро; может быть, будет больше. Все как один в черных комбинезонах, с автоматами, наверняка прошли предварительную подготовку – каждый, по-видимому, знает, что ему делать.

Дауни, который пристроился за пустой бочкой, невольно начал сомневаться в успехе своей затеи. Ну ничего, скоро все выяснится. Парашютисты проникли в казарму, оставив двоих караулить снаружи. Прошло тридцать секунд, затем сверкнула вспышка, послышались разрывы гранат и треск автоматных очередей. Ну-ну, голубчики, подумал Дауни. Взорвалась еще одна граната, вновь прозвучали автоматные очереди. Часовой у двери взглянул на бочку, за которой притаился Дауни, и отвернулся. Пахнуло кордитом, потом Дауни уловил запах дыма. В дверном проеме показались те парашютисты, что ворвались в здание. Дауни знал, какие чувства они испытывают: шли убивать, а в казарме никого не оказалось. Кто-то отдал приказ на арабском. Парашютисты выстроились полукругом, спинами к казарме. Дауни плюхнулся в грязь.

50
{"b":"10232","o":1}