ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ночную тишину снова разорвали автоматные очереди, засверкали огненные вспышки. Бочка завибрировала – в нее угодил добрый десяток пуль. Неожиданно стрельба прекратилась. Пора, подумал Дауни, иначе они перезарядят магазины и… Словно услышав его мысли, Мартин и Свитс открыли ответный огонь. Дауни различал чвакающий звук, с каким впивались в человеческую плоть пули, видел, как валятся наземь фигуры в черных комбинезонах. Ночь огласилась воплями и стонами.

Дауни опустошил магазин «штайра», выпустив все до единой пули по неподвижным бесформенным кучам у двери.

Чарли, который прятался за ровером, припал к самой земле, чтобы не попасть под рикошет, и тут заметил человека, что бежал прямо на машину. Он поймал бегущего в прицел, положил палец на курок, но выстрелить не успел – его опередил Свитс. Человек замер, словно переломился пополам и рухнул навзничь.

Дауни прислушался и услышал лишь свое собственное прерывистое дыхание. Гул самолета стих. Вот так всегда: ждешь, ждешь, а потом все происходит настолько быстро, что задумываться некогда, действуешь инстинктивно. Дауни закинул автомат на плечо, вытащил из кобуры пистолет. Мунго и Свитс подошли к казарме и принялись пересчитывать парашютистов, которые, очевидно, не предполагали, что натолкнутся на столь решительный отпор. Четверо убитых, двое раненых. Дауни отправил Мунго внутрь – проверить, не засел ли там какой-нибудь умник, затем приказал Чарли взять Дженнифер и обойти базу по периметру, после чего вдвоем со Свитсом подтащил раненых парашютистов к стене казармы. Оба десантника получили множество ранений; было ясно, что долго они не протянут. Поэтому Дауни сразу приступил к делу и задал обоим один и тот же вопрос – сначала на арабском, потом по-английски:

– Кто вас послал?

Абдель аль-Хони вместо ответа плюнул в Дауни, но промахнулся. Дауни на всякий случай отступил. У Абделя были разворочены коленные чашечки, однако боли он не чувствовал поскольку конечности онемели. Тем не менее, он осознавал, что скоро ему будет очень больно. Абдель поднял голову к небу. Когда Омар Джаллуд узнает, что нападение провалилось, он сильно рассердится. Абдель как будто воочию увидел багровое от гнева лицо Джаллуда, оскаленные зубы, пену в уголке рта… Интересно, на ком он теперь будет срывать свой гнев?

– Кто они такие? – спросил Свитс.

– Ты меня спрашиваешь?

– Мы так не договаривались, Джек.

– Когда на кону такая ставка, – Дауни пожал плечами, лихорадочно стараясь придумать объяснение получше, – утечка информации неизбежна.

– Если ты не возражаешь, мы с Мунго летим домой.

– Не домой, а в Тунис. Я выясню, как такое могло произойти. Сам понимаешь, я заинтересован в этом не меньше твоего.

– Ну-ну.

– Так или иначе, ваш гонорар удваивается.

Дауни опустился на колени рядом с другим парашютистом и повторил свой вопрос. Араб промолчал, лишь поглядел искоса на своего товарища. Что ж, Дауни хотя бы установил, кто из них старший. Он повернулся к Абделю. Тот снова попытался плюнуть, но не смог, ибо во рту у него было сухо, как в пустыне. Дауни задал свой вопрос в третий раз и, не дожидаясь ответа, всадил товарищу Абделя пулю промеж глаз. С Абделем он проявил чуть больше терпения, однако, не сумев ничего добиться, застрелил и второго из раненых парашютистов.

* * *

Конусы света, исходившие от фар роверов, прыгали по камням и песку. По настоянию Дауни было решено возвращаться в Каир, разбившись по машинам следующим образом: в передней ехали сам Дауни, Мунго и Дженнифер, а в задней – Свитс и Чарли; то есть сохранялся почти тот же порядок, которого они придерживались по дороге в лагерь.

Дженнифер выразила желание ехать с Чарли, но Дауни по каким-то причинам, которых предпочел не открывать, наложил на эту идею вето. Интересно, подумалось Дженнифер, каково Чарли в одной машине со Свитсом? Мужчины явно сторонились друг друга. Старая рана Мунго зажила, а потому он после стычки в ангаре согласился заменить Свитса и до вчерашнего дня включительно руководил всеми тренировками, в том числе – по рукопашному бою и по стрельбе.

Дауни, который сидел впереди, о чем-то переговаривался с Мунго. Из-за рева двигателя слов было не разобрать; впрочем, Дженнифер все же услышала, как Мунго спросил Дауни, почему они не позаботились спрятать тела и почему оставили на базе снаряжение и оружие. В его голосе проскальзывала озабоченность. Дауни объяснил, что уборка базы возложена на египетского полковника, которому заплачена дополнительная сумма. Дженнифер вздрогнула. Во время перестрелки она не сделала ни единого выстрела, но ей до сих пор было не по себе. Она не сомневалась, что парашютисты, представься им такая возможность, прикончили бы всех и каждого, однако чувствовала себя виноватой в гибели людей. Женщина откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза, но заснуть ей не удалось.

Александрия

Немногим более трех часов спустя, когда предрассветное небо окрасилось в розовато-серые тона, они пересекли по мосту Нил и въехали в Бени-Суэф. Вскоре они миновали город и помчались на запад, в направлении Каира; вдоль шоссе тянулись зеленые поля, на которых в поте лица трудились многочисленные крестьяне. Дженнифер всю дорогу глядела в пыльное окно. В Каире их поджидал «фиат», стоявший на улице в тени Цитадели. Дауни сел за руль, жестом пригласил Дженнифер занять соседнее место, а Чарли расположился в гордом одиночестве на заднем сиденье. Роверы покатили прочь; ни Свитс, ни Мунго не соизволили оглянуться.

– Куда они? – спросил Чарли.

– Можешь за них не беспокоиться, – отозвался Дауни, запуская двигатель.

– А кто беспокоится? Я всего лишь спросил, куда они поехали.

– В Тунис. – Дауни посмотрел через плечо и вырулил на мостовую.

Их путь лежал вдоль дельты Нила, в сторону Средиземного моря. Местность, по которой они ехали, отличалась почти полным отсутствием холмов; куда ни посмотри, всюду зеленели поля и деревья. Дауни прихватил с собой запас продуктов, который решено было съесть в рощице апельсиновых деревьев. Едва Дауни достал из машины корзину со снедью, путников окружили маленькие египтяне, которые лучезарно улыбались и беспрерывно хихикали. Дауни оделил ребятишек шоколадкой и отослал восвояси. Детвора разбежалась. Тишину, которая царила в роще, нарушал лишь гул проходившего поблизости шоссе да причмокивание, с каким Дауни облизывал свои пальцы. Около полудня они достигли Александрии.

Дауни отеческим тоном сообщил своим спутникам, что этот город был основан Александром Великим в 331 году до нашей эры.

Он забронировал для Дженнифер и Чарли номер в отеле «Палестина», роскошном здании из белого камня и розового кирпича; раньше отель служил летней резиденцией монарха.

Дворец располагался в самом конце Карниза, прибрежного александрийского променада. Дауни выбрал «Палестину», поскольку полагал, что романтичнее места не найти. Номер Дженнифер и Чарли состоял из двух спален, его окна выходили на море. Номер же Дауни явно проигрывал в роскоши, однако имел то стратегическое преимущество, что находился напротив по коридору.

Дженнифер вышла на балкон, оперлась на толстые каменные перила. Ее глазам предстало изумительное зрелище: обширная изумрудно-зеленая лужайка постепенно как бы перетекала в лазурную синеву моря, с которого задувал, ероша волосы, солоноватый бриз. По пляжу, вдоль кромки воды, важно расхаживала чайка. Услышав позади себя некий звук, похожий на позвякиванье льда в стакане, Дженнифер поняла, что пришел Дауни, и с сожалением покинула балкон. Обстановку кондиционируемого номера составляла массивная мебель – темное, украшенное резными завитушками дерево, затейливо орнаментированная обивка. Как ни странно, Дженнифер испытала нечто вроде приступа клаустрофобии. Она опустилась на обитую фиолетовым велюром кушетку. Ей на колени легла тень. Женщина подняла голову: под потолком медленно вращались изготовленные из полированного красного дерева огромные лопасти вентилятора. Дауни стоял у бара и смешивал коктейли. Не отрываясь от своего занятия, он пустился убеждать Дженнифер, что все будет в порядке и что главное сейчас – промочить горло и успокоиться; чувствовалось, что сам он не очень-то верит собственным словам. Вот он ухмыльнулся, раздал бокалы, поднял свой, преувеличенно радостно провозгласил тост за успех, выпил половину содержимого стакана, плюхнулся рядом с Дженнифер, положил ноги на кофейный столик розового дерева и удовлетворенно фыркнул. Чарли, который залпом осушил свой бокал, выглядел испуганным и держался весьма напряженно. Дауни похлопал Дженнифер по колену, вскочил, подошел к окну, задернул портьеры, из-за чего комната погрузилась в полумрак, так что очертания всех предметов оказались несколько размытыми, после чего вернулся к бару и включил проектор.

51
{"b":"10232","o":1}