ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он улыбнулся Чарли и Дженнифер, когда те проходили мимо, и Чарли вдруг подумалось, что мальчишка, вполне возможно, состоит на службе у Дауни. Они вышли на Карниз и направились, не спеша, к центру города. Справа вздыхало, мерцало на солнце, накатывалось на берег море; вдалеке, на мысе, который разделял Западную и Восточную гавани, возвышался форт Кайтбей, построенный в пятнадцатом веке. На дне одной из гаваней, под слоем ила, на глубине менее тридцати футов, совсем недавно обнаружили руины дворцов времен Клеопатры. Дженнифер искоса поглядела на Чарли, прижалась к нему плечом, взяла под руку. Чарли, похоже, изумился, однако вырываться не стал. Эта близость позволила Дженнифер ощутить крепость мускулов своего спутника: да, пребывание в пустыне явно пошло Чарли на пользу. Рука в руке, они продолжали идти по Карнизу; некоторое время спустя Дженнифер подтолкнула Чарли к скамейке в тени узловатой оливы.

– Как долго Дауни собирается мариновать нас в Александрии? – поинтересовался Чарли.

– Не имею ни малейшего понятия.

– Он рассказывал, как мы с ним встретились?

– В посольстве, верно? Вы попали в какую-то беду, а он помог вам выпутаться.

– Отнюдь не просто так, – Чарли невесело усмехнулся – Вы как-то упомянули, что хотите отомстить?..

– Джек ничего не говорил о моем отце? – Впрочем, Дженнифер заранее знала ответ на свой вопрос. Конечно, нет.

Дауни профессионал, он прекрасно понимал, о чем стоит рассказывать самому, а что лучше оставить другим. Подул ветер, ветки оливы закачались, на лице Чарли заплясали тени.

Дженнифер сказала:

– Каддафи со своими приспешниками совершил переворот в сентябре 1969-го. Короля Идриса в то время в стране не было. Переворот был отлично организован, а потому все обошлось, можно считать, без крови. Мой отец, инженер по профессии, работал на британскую фирму со штаб-квартирой в Лондоне. Его прислали в Ливию в марте 1971 года – осуществлять какой-то проект в пустыне, недалеко от Сабхи. – Резкий порыв ветра сбросил в воду мужчину, который катался на виндсерфере. На глазах у Чарли тот взобрался на свою доску и, покачиваясь на волнах, принялся устанавливать на место мачту с парусом. – Полтора года спустя, 10 августа 1972 года, мой отец исчез. – Спортсмену удалось поставить мачту, однако ветер стих, и теперь оставалось только ждать, когда он задует снова. – Долгие годы никто не знал, что случилось с инженером Эдвардом Форсайтом. Потом мне сообщили, что произошел несчастный случай: мол, вашего отца сбила машина. Еще мне сказали, что он был в тот вечер пьян и что его похоронили на христианском кладбище на улице Аль-Джала в Триполи.

– Вы не поверили?

– Поверила, но год с небольшим назад меня разубедили. Я владею антикварным магазинчиком на Кингз-роуд. Однажды ко мне зашел Джек Дауни. Он представился и сказал, что знает кое-что относительно моего отца. Уверил, что они с моим отцом были друзьями и вместе работали на ЦРУ. Его слова потрясли меня, я не знала, что сказать. Джек вернулся на следующий день к вечеру. Мы отправились в ресторан, и там, за чашкой чая, Джек сообщил мне – небрежно, мимоходом, будто речь шла о каком-то пустяке, – что моего отца арестовали и довели пытками до смерти офицеры ливийской армии. В доказательство того, что говорит правду, он показал мне фотографии.

– А когда вы, по его мнению, вдоволь насмотрелись на них, он сунул фотографии обратно в карман и справился, нет ли у вас желания отомстить за гибель отца, так?

– Разумеется, – на глаза Дженнифер упала прядь волос.

Женщина тряхнула головой.

– А что потом?

– Джек пообещал поддерживать со мной связь. Однако прошло больше года, прежде чем мы с ним увиделись снова, за несколько дней до того, как я прилетела в Каир. Должно быть, он хотел выяснить, не изменила ли я своего решения. Привез с собой пленку. Фильм короткий, всего лишь две-три минуты, но это последние минуты жизни моего отца. – Дженнифер помолчала, взглянула на море. – Его привязали кожаными ремнями к металлическому столу, который стоял в комнате без окон, и принялись пускать по проводам ток. Я слышала крики отца, Чарли. Я слышала, как он кричит, и видела, как он умер. – Вновь задул ветер. Спортсмен, который только того и ждал, отрегулировал угол паруса и лихо помчался по волнам. Дженнифер спросила:

– Вы поможете мне?

– Помогу, если окажется, что вы не солгали, – Чарли встал, повернулся к Дженнифер спиной и направился по Карнизу в сторону центра города.

Дженнифер возвратилась в отель. Мальчишка, который по-прежнему выдергивал из земли сорняки, завидев ее, прицокнул языком, моргнул и помахал зажатой в кулаке вилкой.

Женщина поднялась на свой этаж, вошла в номер, ожидая в глубине души натолкнуться на Дауни, увидела того, как будто воочию, сидящим на кушетке и жующим шоколадный батончик, но обманулась в своих ожиданиях. Дженнифер миновала гостиную, вышла на балкон, вернулась внутрь, прошла в спальню, включила телевизор и заснула под документальный фильм о строительстве Асуанской плотины. Когда она проснулась, в номере царил полумрак, а по телевизору, экран которого светился всеми цветами радуги, передавали какую-то развлекательную программу. Дженнифер посмотрела на часы. Почти девять. Она решила, что нужно что-нибудь съесть – не потому, что проголодалась, а чтобы скоротать время. Спустившись в ресторан, она заказала седло барашка и бутылку «Вдовы Клико», потыкав вилкой в еду, оставила тарелку почти нетронутой и отправилась к себе в номер, прихватив с собой шампанское. В номере она сдернула с кровати одеяло и вышла на балкон. В ночном воздухе, который пах солью, разливались прохлада и сырость. Слева мерцали огни фонарей, что тянулись вереницей вдоль Карниза навстречу более ярким огням Александрии. Дженнифер завернулась в одеяло, уселась, поджав ноги, в один из шезлонгов. На море сверкали красные и зеленые огоньки рыбацких лодок. Время шло, воздух становился все свежее. Дженнифер то и дело прикладывалась к бутылке – та быстро опустела почти на три четверти. Перед глазами возникло нечто вроде пелены. Это что, опьянение? Продолжая размышлять над столь важным вопросом, Дженнифер не заметила, как заснула.

Чарли явился в начале пятого. Он хлопнул дверью, громко извинился, зацепил ногой кофейный столик, зашипел от досады, свалил на пол лампу, покачнулся и, перемежая извинения ругательствами, направился в ванную. На ковер в холле лег прямоугольник света, потом дверь в ванную почти бесшумно закрылась. Дженнифер проснулась, услышав плеск воды. Чувствуя себя недостаточно опьяневшей, она допила шампанское, а затем двинулась в ванную, срывая на ходу одежду. Переступив нагишом порог ванной, она закрыла за собой дверь и встала к Чарли под горячий душ. Чарли молча смотрел на нее. Она обняла его и поцеловала в губы. Чарли, по-видимому, был поражен. Наконец, словно очнувшись, он неуклюже прижал Дженнифер к груди.

Дауни, который заранее позаботился о том, чтобы во всех углах номера Дженнифер и Чарли имелись «жучки», подслушивал до тех пор, пока не убедился, что у влюбленных голубков все в порядке, после чего упаковал вещи, покинул отель, доехал на «фиате» до аэропорта и вылетел в Каир. Перед тем, еще днем, в то время как Чарли с Дженнифер прогуливались по Карнизу, Дауни позвонил Фостеру. Это был удачный ход. Фостер получил череп, однако сумел каким-то образом установить, что тот принадлежит не Чарли. Жаль, сколько сил потрачено впустую… Впрочем, с остальным проблем как будто не предвидится. Фостер – последнее препятствие, которое нужно преодолеть, и Дауни полагал, что особых сложностей тут не будет. Очень скоро, сказал он себе, все волнения кончатся, исчезнут всякие поводы для тревоги, кроме разве что одного – как потратить такую кучу денег?

Глава 29

Каир

Выйдя на улицу Шари-Баб-эль-Вазир, Дауни отыскал телефон-автомат и позвонил Фостеру. Тот снял трубку после третьего гудка и с ходу осведомился:

– Где вы, черт побери, все время пропадаете?

53
{"b":"10232","o":1}