ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На отрезке пути от Соуссы до Сфакса побережье изобиловало удобными для купания бухточками, вдоль шоссе росли рощицы оливковых деревьев, стволы которых причудливо изгибались в разные стороны, – сказывалось воздействие задувавших с моря ветров. В одной такой рощице они заметили человека с духовым ружьем, который, должно быть, распугивал воробьев. Андре дал гудок; человек помахал рукой, ствол ружья засверкал на солнце. Путешествие заняло целый день.

Под вечер они остановились в Габесе, курортном городке, известном своим оазисом и замечательным пальмовым лесом в три тысячи стволов. Как выяснилось, Дауни забронировал им номера в дешевом отеле на побережье. Следуя полученным инструкциям, Мунго заплатил наличными и потребовал квитанцию.

Рассвет следующего дня застал их в дороге. Убаюканный жарой и покачиванием автомобиля, Мунго вскоре заснул.

Свитс растолкал его за несколько миль от ливийской границы, в городке под названием Рас-Идейр. Все переговоры с пограничниками, которые были вооружены автоматами, вел Андре. Пограничники явно скучали и изнывали от жары. Андре отважился пошутить; самый молодой из солдат расхохотался и схватился за ремень автомата, который так и норовил соскользнуть с плеча. Тунисские паспорта были надлежащим образом проштампованы, и «мерседесу» разрешили проехать. Мунго пригнулся. Андре уловил его движение и улыбнулся в зеркало.

– В Ливии трудятся восемьдесят тысяч граждан Туниса. Они постоянно мотаются через границу, туда-сюда. Пока Каддафи нуждается в специалистах, проблем возникать не должно.

Шоссе вновь вышло на побережье Средиземного моря. Мунго пристально разглядывал воду – зеленовато-голубую у берега и почти синюю у горизонта, где она сливалась с безоблачным голубым небом.

– О чем ты думаешь? – спросил Свитс, повернувшись к Мартину. С Хьюби явно что-то происходило: раньше он подобных вопросов не задавал.

– Поплавать хочется.

– Ага, плыть себе и плыть, до самой Италии. – Свитс потер шрам над глазом. – Сдается мне, я понимаю, что ты хочешь сказать.

Зувары они достигли приблизительно два часа спустя после того, как пересекли границу. «Ситроен», в полном соответствии с тем, что говорил Дауни, стоял у двери кузницы на главной улице города.

– Поезжай дальше, – распорядился Свитс. – Не вздумай тормозить, пока не проедешь весь квартал.

– Расслабьтесь, друг мой, – Андре улыбнулся. – Если бы ливийцы что-нибудь заподозрили, они схватили бы вас на границе.

– Делай, что сказано.

Расстояние от Зувары до Триполи составляло что-то около тридцати миль. Город располагался на пересечении двух шоссе. «Мерседес» катился вперед – из света в тень, из тени в свет, а вокруг сменяли друг друга разнообразные виды, запахи и звуки. В сотне ярдов от «ситроена» Свитс хлопнул Андре по плечу.

– Остановись. – Чиркнув колпаком колеса о бордюр, автомобиль остановился. Андре недоуменно пожал плечами.

Свитс открыл дверцу и сказал:

– Я пошел.

– Где встретимся? – осведомился Мунго.

– Скажем, через два квартала, на боковой улочке слева. Через десять минут. Лады? – Мунго посмотрел на часы и кивнул. – Не заблудись. – Свитс захлопнул дверцу и направился к «ситроену».

«Мерседес» отъехал от тротуара, но Свитс и не подумал оглянуться, поскольку был занят тем, что изучал улицу. Он нервничал; в такой момент его лучше было не отвлекать. Он приблизился к «ситроену», поравнялся с багажником машины, наклонился, заглянул в выхлопную трубу. Одна сажа и ничего больше. Дверца со стороны водительского места была открыта. Свитс забрался в салон. Как будто никто не обратил на него внимания. На приборной панели лежала ржавая отвертка; с ее помощью Хьюби открыл «бардачок», достал оттуда белый конверт, в котором обнаружились ключи зажигания и нарисованная от руки карта Триполи с галочкой на улице Сиди-Исса. Рядом с галочкой был написан номер дома.

Свитс сложил конверт пополам, сунул в карман рубашки, затем вставил в замок ключ. Двигатель завелся с первого поворота. Хьюби взглянул на часы. До встречи с Мунго оставалось шесть минут. Он выжал сцепление, посмотрел в боковое зеркало, пропустил ярко-зеленое такси, осторожно отпустил педаль, – двигатель взвыл, пикап затрясся как в лихорадке и выскочил на середину мостовой. Свитс вырулил на свою полосу, а на перекрестке свернул налево.

С точки зрения Андре, он выполнил все, за что ему было заплачено, а потому француз рвался как можно скорее покинуть Зувару. Проблема заключалась в том, что Мунго отказывался вести всякие разговоры об отъезде Андре, пока не появится Свитс. Француз явно оскорбился. Он достал из-под сиденья пластиковую бутылку с минеральной водой, отхлебнул, затем неохотно предложил бутылку Мартину. Тот поднес горлышко к губам. Теплая вода имела слабый привкус апельсинового сока. Тут из-за угла показался «ситроен».

Мунго огляделся: ни пешеходы, ни какой-либо автомобиль в потоке уличного движения подозрений не вызывали. Свитс переключил передачу, и дизельный двигатель «ситроена» раздраженно фыркнул. Мунго вылез из «мерседеса». Андре широко улыбнулся, уже прикидывая, должно быть, как потратит честно заработанные денежки. Свитс притормозил рядом с «мерседесом», и Мунго быстро запрыгнул в кабину «ситроена».

– Обратно на шоссе? – спросил он. Свитс кивнул. Мунго обернулся. Багажник пикапа загромождали деревянные ящики, украшенные черной вязью арабских букв. – Не смотрел, что там?

– Некогда было.

«Мерседес» тронулся. Свитс отпустил Андре ярдов на тридцать и поехал следом, стараясь сохранять дистанцию.

Какой-то старик, который стоял в луже воды, потряс над головой связкой рыбы и что-то крикнул. Его лицо и руки были в чешуе, которая серебрилась в лучах солнца. Свитс выехал на главную улицу, затем свернул в переулок, который должен был вывести на шоссе. Некоторое время спустя они выбрались на дорогу. Внезапно впереди показалась громадная куча земли, возле которой валялись в грязи лопаты и кирки, словно строители объявили забастовку, побросали свои инструменты и разошлись по домам. Вдоль обочин дороги выстроилась техника. «Мерседес» обогнул бульдозер, причем дорога в этом месте была настолько узкой, что Андре пришлось сбросить скорость почти до минимума. Интересно, пройдет ли «ситроен»?

– Должно быть, время молитвы, – произнес Свитс, имея в виду причину, по которой не видно было строителей, и сосредоточился на вождении. Он не сводил взгляда с бокового зеркала, а потому заграждение первым увидел Мунга. Дорогу преграждали с десяток вооруженных до зубов солдат, джип с пулеметом в кузове и русский танк Т-52. Андре резко затормозил, «мерс» развернуло поперек дороги. Мунго услышал гудение: башня танка начала медленно поворачиваться.

– Жми! – крикнул Мартин.

Позади зарокотал движок бульдозера. Свитс нажал на тормоза, переключился на заднюю передачу. «Ситроен» врезался багажником в нож бульдозера. Свитс рванул рычаг, но ехать было некуда – они оказались в ловушке между бульдозером и «мерседесом». Гудение прекратилось. Из ствола танка вырвалось пламя. «Мерс» подпрыгнул, крышка капота оторвалась и плюхнулась в грязь, забрызгав солдат; объятый огнем автомобиль рухнул на асфальт, к небу потянулись клубы густого черного дыма.

– Господи! – прошептал Свитс. Лобовое стекло «мерса» покрылось паутиной трещин и окрасилось в розовый цвет – к нему прилипли куски плоти. Вновь послышался гул, и башня танка развернулась в сторону «ситроена».

Глава 31

Александрия

Миниатюрный будильник на батарейках зазвонил ровно в шесть часов. Звонок телефона раздался несколько секунд спустя. Это звонили снизу, от портье. Как всегда, Дауни решил подстраховаться. Чарли и Дженнифер позавтракали в ресторане гостиницы. Завтрак состоял из омлета, жареных помидоров, подливки и пшеничных хлебцев. Они допивали по второй чашке кофе, когда к столику подошел высокий и худой араб в брюках цвета хаки, яркой гавайской рубашке и кожаных сандалиях на босу ногу. Он проигнорировал Чарли и улыбнулся Дженнифер, показав зубы из разряда тех, какие можно купить только за деньги, после чего сообщил, что является их водителем и что им пора ехать.

58
{"b":"10232","o":1}