ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В эту минуту кто-то дотронулся до его плеча; он оглянулся и увидел Суванэ. Никакое лицо не могло быть в эту минуту приятнее для индейца; он ласково улыбнулся и прошептал:

— Я рад видеть свою сестру. Пусть Суванэ выслушает поручение своего брата. Видит ли она эту белую девушку, которая попала в плен к Серому Медведю?

— Я вижу ее! — отвечала Суванэ.

— Это цветок Каменного Дома, и Большой Орел хочет, чтобы она была свободна. Сестра моя оставит лагерь до восхода солнца, отправится в дом великого гасиендера, и сообщит ему, где находится его дочь. Я сказал.

Девушка сложила руки на груди.

— Мой брат не захочет, — сказала она печальным тоном, — чтобы Суванэ оставила его в беде. Она убежит или погибнет вместе с ним.

— Суванэ забыла, — сказал он сурово, — что друг Большого Орла находится вблизи и что белые освободят и Орла вместе с цветком. Суванэ подчинится словам последнего в нашем роде.

Девушка наклонила голову в знак согласия и, не возражая больше ни слова, исчезла в темноте.

Когда Крестоносец и молодой вакеро прибежали на место схватки, хижина перевозчика рухнула.

Оба разведчика осмотрели местность, но должны были убедиться, что никто не остался в живых. Они нашли ружье и сумку с пулями, брошенную кентуккийцем, а также маленький чемодан, не замеченный индейцами.

Они принесли эти предметы к огню и в это время услышали слабый голос: — Крестоносец, вы ли это? — В то же время кусты раздвинулись, и появился прусский офицер, мокрый с головы до ног.

Можно себе представить удивление Крестоносна.

— Во имя неба, — воскликнул он, бросаясь к офицеру, — вы здесь? Где генерал?

— В Сан-Хосе, лежит больной. Меня послали вперед, уведомить дона Альфонсо об этом несчастии; когда же я догнал донну Мерседес и сообщил ей другую весть, на нас напали индейцы.

Он рассказал о сражении и о том, как ему удалось спастись. Во время борьбы с индейцем оба противника упали в реку, и так как офицер был превосходный пловец, то ему удалось держать голову индейца под водой до тех пор, пока тот не задохнулся и не выпустил его. Разбитый и окровавленный при падении, офицер с трудом выбрался на берег и спрятался в кустах, так как сражение уже давно окончилось. Теперь он, несмотря на свою слабость, убеждал Крестоносца догнать индейцев и положить жизнь за сеньору.

Крестоносец, однако, не согласился с этим.

— Излишняя торопливость, — сказал он, — редко ведет к добру. Притом же мы не догоним краснокожих, итак, подождем до рассвета. Вы можете воспользоваться этим временем, чтобы подкрепить ваши силы кратковременным сном, В этом чемодане есть для вас сухое платье, порох и пули, а на берегу мы нашли ружье.

Хотя офицер чувствовал, что отдых для него необходим, однако он еще попытался спорить, но должен был уступить настояниям Крестоносца, положившего конец спору словами:

— Положитесь на меня! Мы освободим пленников или по крайней мере сообщим в гасиенду, где они находятся, — это так же верно, как то, что я смертельный враг этого красного дьявола.

Глава восьмая

ЛАГЕРЬ АПАЧЕЙ. БИТВА У ГАСИЕНДЫ ДЕЛЬ СЕРРО

Несмотря на ужасную обстановку, поручик с хладнокровием солдата проспал два часа. Затем все трое отправились к Сиерре и после трудного перехода достигли гористой местности, в которой находился лагерь апачей.

По дороге они встретили Суванэ, которая отправлялась в Каменный Дом по приказанию своего пленного брата. Сначала девушка отнеслась к ним недоверчиво, но потом рассказала о местоположении лагеря, о захваченной в плен сеньоре, о несчастном кентуккийце, который был осужден на мучительную смерть, и, наконец, о Железной Руке, который находился где-нибудь поблизости. Крестоносец, недоверие которого к индианке исчезло, когда он узнал, что она сестра вождя квахади, был очень доволен, услыхав, что знаменитый траппер находится вблизи, и просил девушку сопровождать их. Она охотно согласилась, так как благодаря этому могла оставаться поблизости от брата и содействовать его освобождению. Крестоносец, слава которого, как смертельного врага апачей, была хорошо известна ей, выразил сомнение, не возбудит ли подозрение ее бегство из лагеря; но она застенчиво объяснила, что этого бояться нечего, так как ее ожидают в соседнем лагере чоконен, предводитель которых просил ее быть его женою.

После этого Крестоносец предложил отправиться в путь, но сначала офицер дал индианке револьвер, найденный им в чемодане, и объяснил, как его употреблять.

Затем общество двинулось дальше по гребню горы, и после двухчасовой ходьбы Крестоносец посоветовал всем быть как можно осторожнее, так как теперь нужно было зайти в тыл лагеря.

Дорога становилась все труднее и труднее, взбираться на высоту можно было только по сухим руслам горных потоков. Наконец, Крестоносец велел своим спутникам остановиться и пошел вперед один. Минут через десять он вернулся.

— Как я думал, — сказал он с досадой, — так и есть. Единственный путь, которым мы можем пройти, проходит под скалою, на которой стоит часовой-апач. Стрелять нам нельзя; значит, остается только пустить в ход твое лассо, молодец.

— Что должен я делать? — спросил молодой вакеро.

— Скала, на которой стоит часовой, — отвечал Крестоносец, — вышиною около 20 футов и очень крута. Ты должен без шума взобраться на нее, для чего тебе потребуется лишь несколько минут, так как ты мастер лазить. Взобравшись на скалу, крикни, как кричит Большой Орел. Мы привлечем внимание часового — у тебя есть лассо, остальное твое дело.

Диас обмотал лассо вокруг правой руки и стал взбираться налево по скале; между тем его товарищи тихонько проползли вперед до осколка скалы, из-за которого можно было видеть часового. Тут они дожидались около четверти часа, когда послышался крик Орла.

— Слава Богу, — прошептал траппер, — теперь наша очередь.

Он несколько раз топнул ногою о землю, затем вскочил на камень, испустил радостное восклицание и бросился вперед большими прыжками, не обращая внимания на офицера, который с удивлением увидел на противоположной скале темное тело, полувисевшее в воздухе.

Диас отлично исполнил свое дело. Взобравшись на скалу, он крикнул, подражая голосу орла, что заставило часового взглянуть вверх. В ту же минуту апач услыхал внизу топот и схватился за оружие. Этого ожидал Диас, и на это рассчитывал Крестоносец.

Первый набросил на апача петлю лассо, уперся ногами в камень и, натянув изо всех сил ремень, приподнял полузадушенного апача в воздух. Но у юноши не хватило сил долго оставаться в таком положении, и Крестоносец подоспел как раз вовремя, чтобы заколоть апача, которого Диас снова опустил на землю, и тем помешать ему крикнуть.

Офицер, в глазах которого только крайняя необходимость могла оправдать такой отвратительный способ войны, тоже взобрался на скалу и помог Диасу втащить наверх труп часового, чтобы скрыть его от зорких глаз апачей, между тем как Крестоносец старался, насколько было возможно, уничтожить следы происшествия.

После того, как они снова спустились со скалы, Суванэ взяла ружье и сумку с пулями убитого апача, и все четверо продолжали путь к лагерю, которого они достигли в шестом часу вечера.

Лагерь находился на дне ущелья, заросшего лесом, и с трех сторон был окружен скалами, но тогда как вышина их с этой стороны доходила до 70-80 футов, с противоположной стороны, где стояла палатка сеньоры и неподвижно сидел на камне молодой вождь квахади, она была гораздо меньше. Маленький ручеек стремился вниз по скалам, между которыми пряталось наше общество, и протекал далее по ущелью, на южной стороне которого стояли лошади, привязанные к копьям, воткнутым в землю.

Воины племен мескалеро и липанов толпились у костров, между тем как Серый Медведь и Черный Змей сидели в стороне; но предводителей чоконен и мимбреньо не было видно.

Страх смерти и хитрость Черного Змея вынудили у захваченного в плен кентуккийца признание, что вследствие болезни предводителя отряд белых не поспеет в гасиенду дель Серро раньше вечера следующего дня. Поэтому было решено, что Скачущий Волк и Летящая Стрела отправятся к своим отрядам и ночью подойдут к Каменному Дому с юга и запада. В третьем часу утра должно было последовать общее нападение на гасиенду с западной стороны, так как только с этой стороны можно было действовать на конях. С другой стороны, гасиенда, выстроенная на холме, была недоступна.

15
{"b":"10234","o":1}