ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава третья

ДРУЗЬЯ ГАМБУСИНО

Читатель, вероятно, помнит, что Джонатан Смит следовал за графом, как шакал за тигром. Они находились шагах в пятидесяти друг от друга, когда неожиданное появление всадников заставило графа уклониться от своего первоначального пути. Хитрость подсказала американцу, что граф изменил таким образом свой первоначально задуманный план. Подстрекаемый жадностью и смутным сознанием, что граф должен был встретиться с какими-нибудь лицами, янки продолжал идти по прежнему направлению и минуты через две заметил в тени соборной колокольни трех лиц, из которых двое были мужчины, а одна — женщина. Вид их тем более возбудил внимание Смита, что он вспомнил, как часто покойный золотоискатель говорил о своих друзьях, оставшихся в пустыне.

Вдруг словно молния озарила ум почтенного Джонатана: это, наверное, те два участника великой тайны, имена которых граф спрашивал у него в Париже в доказательство его права на мешочек; ради них-то граф так долго медлил в Сан-Франциско вместо того, чтобы отплыть в Сан-Хосе.

Можно себе представить, с какими чувствами смотрел янки на незнакомцев, которых он мог хорошо разглядеть при лунном свете. Один из них был человек лет пятидесяти, крепкого телосложения. Он был одет и вооружен совершенно так же, как Крестоносец, описанный нами выше, только, конечно, не носил серебряного креста.

Другой незнакомец был индеец высокого роста в полной силе юности. Два орлиных пера, украшавшие его голову, указывали в нем предводителя племени. Сквозь рубашку из оленьей кожи, раскрытую спереди, виднелась его высокая коричневая грудь; панталоны из такой же кожи были обшиты вместо бахромы скальпами; на ногах он носил красиво вышитые мокасины. На груди его висело ожерелье из зубов и когтей серого медведя, этого страшнейшего из обитателей Скалистых гор.

Вооружение молодого вождя состояло из испанского карабина, ножа для скальпирования в кожаных ножнах и национального оружия его соплеменников томагавка. Нож и томагавк были заткнуты за пояс, рядом с ними висели короткая трубка, кисет с табаком, рог для пороха и сумка для пуль.

Рядом с прекрасным лицом юноши виднелось не менее красивое личико молодой девушки такого же цвета, как и первое. Нежная и стройная как лесная лань, она прислонилась к юноше, подобно лиане, обвившейся вокруг мощного ствола, и глядела на него с выражением детской невинности. У ног ее лежал узелок со скудными припасами, которые они захватили с собой в дорогу согласно обычаю своего народа.

— Любопытно мне знать, — говорил траппер своему спутнику, — неужели мы напрасно пришли сюда и следует ли нам в будущем году отправиться к источнику Бонавентура. Назначенный час наступил, а Золотого Глаза нет. Я начинаю думать, что нашему другу понравилась жизнь в больших городах и он забыл о нас.

— Разве мой отец может заставить буйвола жить вместе с домашними быками? — серьезно возразил индеец. — Золотой Глаз — сын прерии и может жить только там, где желтый металл растет в земле.

— Пожалуй, ты прав, — сказал охотник, — водяная птица никогда не сделается орлом, и всякое создание стремится туда, куда влечет его инстинкт. Ну, так с нашим другом могло случиться какое-нибудь несчастье, помешавшее ему явиться сюда. Ты не знаешь, команч, какие опасности угрожают христианину в цивилизованной стране?

— Великий Дух всюду со своими детьми, — сказал индеец с тем же спокойным достоинством. — Если скальп Золотого Глаза сушится над очагом его врага. Большой Орел со своим белым отцом будут одни странствовать по пустыням.

— Не одни, команч, — возразил траппер, который был не кто иной, как знаменитый Железная Рука. — С тех пор как апачи разрушили свою деревню и твоя сестра Суванэ сопровождает нас, мы уже не одни странствуем по пустыне. Эта девушка, — прибавил он, бросив ласковый взгляд на молодую индианку, — истинное утешение для нас, как по своему искусству шить и варить пищу, так и еще более по своей милой болтовне; но я боюсь, что ее нежное тело не вынесет трудностей нашего странствия, и думаю, что на возвратном пути нам следует зайти в гасиенду дона Гузмана и оставить Суванэ на попечение донны Мерседес.

Лицо команча омрачилось.

— Суванэ дочь вождя и никогда не будет прислужницей белой женщины, — сказал он гордо. — Апачи же собаки, и их скальпы будут украшать новые палатки команчей.

В эту минуту Суванэ прервала разговор мужчин восклицанием «хуг!», обычным восклицанием индейцев, когда они хотят выразить свое удивление или привлечь чье-нибудь внимание.

— Что случилось, Суванэ? — спросил траппер.

— Какой-то незнакомец смотрит на Железную Руку и Большого Орла, — сказала индианка своим нежным голосом, указывая на то место, где стоял американец.

Этот последний, видя что его заметили, не стал дожидаться, пока его окликнут, и пошел прямо к незнакомцам.

Сначала траппер, обманутый лунным светом, подумал, что его ожидаемый друг позволил себе невинную шутку с ними.

— Это ты, Золотой Глаз? — крикнул он.

Но ответ незнакомца тотчас вывел его из заблуждения.

— Это не Золотой Глаз. — сказал янки, — а только его посол, который радуется, что находит обоих друзей мистера Гонзага. Я являюсь к вам с важным поручением, только здесь неудобно нам беседовать, так как поблизости находится ваш опасный враг, которого вы не знаете. Пойдемте в мое жилище, сеньоры, там никто нам не помешает.

— Это невозможно, незнакомец, — возразил траппер. — Мы обещали нашему другу Хосе Гонзага, которого индейцы называют Золотой Глаз, ожидать его здесь, а вас мы знаем только из ваших слов. Итак, если у вас есть какое-нибудь поручение от Гонзаги, говорите здесь же.

Янки понял, что его наскоро задуманный план рухнет, если граф скоро отделается от своих неожиданных гостей и, вернувшись на Plaza Major, еще застанет тут друзей золотоискателя. Он решился действовать напролом и сказал наудачу, припомнив все то, что ему удалось заметить, находясь подле гамбусино и графа.

— Хорошо, я вам приведу доказательства. Вы послали вашего друга во Францию, чтобы там навербовать отряд людей для отыскания золотой залежи в стране апачей. Я являюсь к вам послом сеньора Хосе Гонзага прямо из Франции.

— Так Золотого Глаза нет в Сан-Франциско?

— Честное слово, нет.

Траппер задумался, потам обратился к индейцу:

— Как ты думаешь, вождь, следует ли нам остаться здесь или идти с этим человеком?

— Пойдем, — отвечал индеец, не задумываясь, — если он лжет и Золотой Глаз здесь, в городе, то мы скоро узнаем о нем; след белого человека не затеривается.

— Твои слова разумны, вождь, и должны быть исполнены, — решил охотник. — Указывайте нам дорогу, незнакомец; мы выслушаем ваше поручение, где вам угодно.

Американец немедленно пошел вперед, за ним последовали траппер и индеец со своей сестрой, гуськом, по индейскому обычаю.

Едва успели они свернуть в одну из улиц, выходивших на площадь, как с противоположной стороны показался граф, поспешно шедший к назначенному месту, где он, однако, как мы уже знаем, не нашел никого и бесполезно проходил до полночи.

Хотя Джонатан Смит, для более удобного наблюдения за графом, поселился поблизости от него, но он не хотел вести своих спутников по прямой дороге, опасаясь встречи с графом. Только после длинного обхода пришли они на двор гостиницы, в глубине которой находилось жилище Смита, грубо сколоченное из досок. Внутренность его была, однако, уютнее, чем можно было ожидать по наружному виду; там находился даже довольно роскошный шкаф, из которого хозяин вынул хлеб, кусок жареной оленины и бутылку водки.

— Милости просим, господа, — сказал он, разыгрывая радушного хозяина, что вовсе не шло к его грубой натуре, — вы, конечно, много прошли сегодня и должны чувствовать голод и жажду. Если эта девушка устала, она может отдохнуть в соседней комнате, пока мы будем беседовать.

Охотник не заставил себя долго упрашивать и, вооружившись ножом, с поразительною быстротою проглотил добрую часть мяса, запив его водкой. Напротив того, индеец удовольствовался своей провизией, которую Суванэ вынула по его знаку из узелка и которая состояла из нескольких кусков сушеного бизоньего мяса и черствого маисового хлеба. Вода, принесенная индианкой из колодца, находившегося на дворе, помогла проглотить эту скудную пищу.

6
{"b":"10234","o":1}