ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Книга звука. Научная одиссея в страну акустических чудес
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Стеклянное сердце
Дети мои
Алхимики. Бессмертные
Предприниматели
Папа и море
Сердце бури
Опасное увлечение

«Доигрался», – подумал он с каким-то необъяснимым восторгом. Было ощущение, что назад ему уже не вернуться. Исчезнет. Как Невский!

В этот раз все было немного по-другому. Может быть, потому, что инициатива исходила от самого Переплета и его не ждали. Далеко впереди загорелся свет – холодный, призрачный голубой огонек. Он зеркально отражался в воде небольшого озерца. Акентьев с трудом заставил себя покинуть кресло, остававшееся единственным знакомым предметом в окружавшей его темноте. Он сделал несколько шагов и оглянулся. За ним теперь тоже была только тьма. Поколебавшись немного, Акентьев двинулся вперед, на свет.

Может, он уже умер и это место – ад, где его душа обречена пребывать до скончания века? Кто сказал, что преисподняя должна быть наполнена огнем и болью? Может быть, настоящий ад – это темная тишина, где легко потерять разум. «Что ты наделал? – твердил внутренний голос. – Ты пропадешь здесь».

А больше никаких голосов, звуков или хотя бы шорохов не было – вокруг царило безмолвие. «Как до начала времен», – подумал Акентьев. Он вышел к берегу озера и понял, что находится в какой-то пещере. Высокие каменные своды смыкались над озером черной воды. Переплет, присев на корточки, опустил в нее пальцы. Вода была ледяной.

– Мертвая, она мертвая! – сказал кто-то рядом.

Рядом на камне появилось существо – точная копия того, что встретило его в первый визит. Покрытый серой шерстью карлик с кошачьими глазами смотрел на него с подозрением. В этот момент где-то рядом послышался нарастающий шум, но существо оставалось спокойным. Шум быстро затих вдали. Что-то напомнил он Переплету, но в тот момент он не смог понять – что именно. Существо продолжало глазеть на него, не зная, видимо, как поступить с незваным гостем.

– Зачем ты пришел?! – раздался голос вдалеке.

Переплет повернулся к нему. Огонь на том берегу разгорелся ярче, рядом с ним стоял старый знакомый – тот самый «монах», лицо которого было и сейчас неразличимо под капюшоном. Он направился к Акентьеву, ступая по воде аки посуху, не замочив ног. И огонь плыл над ним, отражаясь в темных водах. Снова раздался странный шум, совсем близко за каменными стенами.

Акентьев открыл рот, желая объяснить, но «монах» повелительно взмахнул рукой, и он онемел. Свет вспыхнул ослепительно ярко, заставив зажмуриться. Глаза Переплет открыл уже в собственной квартире. Он сидел там, где начал свое путешествие, – в кресле возле окна. Было темно, за окном стояла короткая июньская ночь.

«Часа два, наверное», – подумал Акентьев. Он хотел встать, но замер, заметив на пороге комнаты неподвижный силуэт.

– Зачем ты пришел к нам?! – повторил «монах».

– Я… – Переплет не сразу подобрал слова. – Хотел узнать, правда ли это. Я не верил!

От этих неожиданных перемещений у него за-кружилась голова. Незнакомец, похоже, догадывался о его состоянии.

– Кто вы?! – выдохнул Акентьев. – И эта тварь?…

– Зачем тебе знать? – Переплету показалось, что «монах» улыбнулся. – Достаточно того, что мы можем дать тебе все, что ты пожелаешь!

– В настоящий момент я бы не отказался от аспирина! – сказал Александр, подумав при этом, что тот вряд ли поймет, о чем речь.

Но «монах» понял и, неслышно ступая по обычно скрипящему паркету, подошел к нему, встав за спиной. Переплет напрягся – сильные и прохладные пальцы уже сдавили его виски, словно тиски какого-то древнего пыточного аппарата, но принесли они не боль, а облегчение.

– Спасибо! – проговорил Александр, чувствуя, что в голове и правда проясняется. – Что за чудеса?!

– Чудо перестает быть чудом, когда узнаешь правду. Ты этого хочешь?

– Я не знаю! – сказал откровенно Акентьев. – Я уже не уверен.

Ему показалось, что «монах» усмехнулся.

– Это неважно. Мы давно следим за тобой.

С нами ты многого достигнешь – без нас ты пропадешь…

– Кто вы? – Переплет осмелился повторить вопрос. – Кто?!

– Мы старше человеческой расы, и мы переживем вас! Вы придумали для нас много имен и тысячи легенд, но это ваши имена и ваши легенды. Ты счастливец, человек, на тебе лежит печать, как и на том, другом…

– На ком?!

Рука «монаха» больно сдавила его плечо, но Акентьев не посмел протестовать.

– Наши думы сейчас о тебе! – «монах» не ответил на вопрос. – Ты добьешься многого, мы укажем тебе путь!

– Хорошо! – сказал он, сейчас скорее напуганный, чем обрадованный.

Ситуация была похожа на ту, в которую он вляпался на днях с Дрюней. Только попал он сейчас круче, чем на комсомольской тусовке, – мелькнула у него неуместная мысль. За что боролись, на то и напоролись!

– Вот и славно! – сказал «монах». – Перстень, ищи перстень! Ты должен найти его…

Его пальцы снова легли на виски Акентьева, и свет померк.

Звонок повторялся снова и снова. Переплет открыл глаза и тут же зажмурился – комната была залита солнечным светом, а в углу по-прежнему горела лампа. Несколько мгновений он пытался понять – куда нужно подойти. К телефону или входной двери? Все-таки к двери. Когда Переплет добрался до нее, звонки прекратились, открыв, он увидел на площадке цыганку с сумкой.

– Ай, молодой человек, – затараторила она, – мед купите! Хороший мед…

И осеклась, словно разглядела на заспанной физиономии молодого человека что-то странное.

– Сейчас милицию вызову! – пообещал Акентьев, разозленный тем, что его разбудили из-за банки разбавленной патоки.

Он закрыл дверь и с удовлетворением отметил про себя, что напуганная мошенница пустилась наутек. Зашел в ванную и сунул голову под струю холодной воды.

Нужно было многое обдумать. Хорошо, что сегодня выходной. Можно не спеша выкурить сигарету, и не одну, принять ванну, выпить чашечку кофе. Насчет последовательности действий Акентьев еще не определился. Он посмотрел на себя в зеркало – обычная картина после попойки. Побрился и вернулся в комнату, чувствуя себя немного лучше. На полу остались чьи-то грязные следы.

«Дрюня, скотина!» – подумал Акентьев, разглядывая их. Вот вам и пионер, всем пример. А может, не Дрюня?.. В голове всплыли подробности вчерашней ночи. Переплет недоверчиво покачал головой – неужели все опять привиделось после попойки? Нет, не столько он выпил, и потом, не бывает снов с продолжением, это же не «Семнадцать мгновений весны». Он взял в руки книгу, по-прежнему раскрытую на той самой странице с формулами. Впрочем, повторять эксперимент не следовало – его визит явно пришелся не по душе «монаху».

«Ищи перстень, ищи!»

Он что – ищейка? Где он найдет этот чертов перстень?! Обойти антикварные лавки, конечно, можно, но Переплет чувствовал, что все не так просто. Он закрыл книгу и только тут заметил на столике рядом с ней какой-то конверт.

В конверте оказался пригласительный билет на премьеру и банкет в театре Акентьева-старшего. Он сверился с календарем на стене – сегодня в семь вечера. Час от часу не легче. Переплет мог поклясться, что вчера в глаза не видел никакого конверта.

А может, видел, да забыл по пьяни? Или он влетел в открытую форточку. Или же его принес «монах». Но нет, это было уж слишком!

Акентьев рассмеялся, но смех вышел каким-то нервным.

– Чертовщина какая-то!

Можно было проигнорировать приглашение, что Переплет наверняка бы и сделал, если бы не эта странная и страшная ночь, после которой ему во всем начинали чудиться тайные знаки. И в том, как этот конверт оказался в его квартире, тоже было что-то непостижимое. Он решил пойти.

Голова снова начала болеть, и на этот раз пришлось прибегнуть к банальному аспирину. До семи часов у него была уйма времени, чтобы прийти в себя.

Глава третья

Таланты и поклонницы

Несмотря на все старания, к началу спектакля Акентьев едва не опоздал. Можно было пропустить его совсем и явиться уже прямо на банкет, но отец наверняка все бы понял и обиделся. Переплет на его месте тоже бы обиделся.

– Нужно повышать культурный уровень! – напомнил он себе и разорился на такси, понадеявшись, что за это воздастся ему сторицей.

11
{"b":"10243","o":1}