ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 4

Деревня Ашборн не выделялась ничем особенным среди подобных селений. Бедные дома, порой даже без окон, с низко надвинутыми соломенными крышами и глинобитными полами, стояли в изрядном отдалении друг от друга, разделенные полями и перелесками.

Лачуга Анны Торн располагалась неподалеку от конюшни Тома Паркина и его жены Ив. Торн жила под покровительством и присмотром молодых супругов уже второй год. Несмотря на молодость, Ив и Томас имели двух сыновей-погодков, и все вместе они заботились о брошенной кормилице.

После возвращения из Франции леди Мэрион приказала удалить из замка няню леди Элизабет Анну Торн. Ей показалось, что кормилица неправильно воспитала Бетти, и девушка, по мнению матери, выросла слишком общительной. Хотя Анна отнеслась к появлению матери своей подопечной со всем уважением, леди Мэрион всей душой невзлюбила пожилую женщину – слабую и почти слепую.

Бетти подозревала, что ее мать просто ревнует свою дочь к няне-кормилице. Эта женщина все время напоминала леди Мэрион о невыполненном материнском долге перед единственной дочерью.

Всадники промчались мимо кузницы и хлебной лавки. На улице Ашборн было безлюдно, как бывает всегда в этот час. Только у порога дома кузнеца копались в пыли двое младенцев под присмотром девочки-подростка.

– Это братья и сестренка Сары Смит? – поинтересовалась Бетти почти уверенная в ответе. – Давай, их угостим чем-нибудь, Том! И я сейчас же скажу миссис Смит, что взяла Сару себе в служанки! – и она потянула поводья, направляя Вайолента к дому Смитов.

– Мэри, детка! – окликнул девочку Том Паркин, восседающий на сером меринке, спокойном и добродушном. Малышка испуганно уставилась на нарядную леди-всадницу и на ее мощного рысака. – Не бойся, Мэри! Крошка, кликни маму!

Девочка засунула в рот большой палец и продолжала таращить на Бетти свои большие серые глаза, окруженные черными пушистыми ресницами. Несмотря на любопытство, она дичилась и медленно отступала к камню, заменяющему крыльцо.

– Не бойся, дитя мое! – Бетти спешилась и подошла к низкому крылечку. – Мэри, скажи, есть дома кто-нибудь?!

Мэри молчала, но потом отрицательно замотала головой:

– Нет! Дома нет никого, благородная леди! – при этом она продолжала настороженно пятиться к двери.

– А где твоя мама, Мэри? – поинтересовалась Бетти, но в это время из-за угла дома появилась усталая женщина. Подол простого платья и босые ноги ее были запылены.

– Добрый день, леди Элизабет Стэнли! – женщина бросила на Бетти не слишком приветливый, пристальный взгляд. – Я ходила на поиски Сары. Говорят, что ее видели вечером на панихиде по убитому сэру Мэтью! А потом она куда-то пропала! Я думала, что она отправилась к своему суженому. Но ее там нет, и, похоже, не было!

– Сара провела ночь в замке, в моих покоях с Мартой, миссис Смит! Извините, что заставила Вас беспокоиться. Я взяла ее себе в прислуги и положила хорошее жалованье, – но при этих словах Бетти взгляд женщины стал почему-то недоверчивым и напряженным.

– Если Вы говорите правду, благородная леди, то Сара сможет поработать в замке только до осени, а после уборки урожая ее ожидает свадьба, она выходит замуж за кузнеца Барноби! Слава Господу, что нашелся человек, посватавший ее. Но он будет очень недоволен, когда узнает, что Сара нашла работу у богатых господ! – глаза миссис Хелен Смит тревожно блеснули. – Джон не так давно овдовел и очень ревнив, леди Элизабет.

– В замке Сару никто не обидит, миссис Смит. Ведь сегодня она спасла мне жизнь. Она будет жить вместе с Мартой, в комнате напротив моих покоев, спать по ночам на мягких перинах и чистых простынях и есть то, что подают на хозяйский стол! – Бетти отвязала от пояса небольшой бархатный кошелечек с несколькими золотыми монетами и протянула женщине. – Это – часть ее заработка, миссис Смит! По-моему, здесь хватит на то, чтобы купить корову или несколько коз, чтобы у ваших детей было вдоволь молока!

– Нам ни к чему перины и чистые простыни, миледи! Вы чересчур щедры! – женщина поклонилась и потянулась, чтобы поцеловать Бетти руку, но девушка от растерянности и неожиданности дернула повод. Вайолент вскинул голову и, приседая, попятился назад, испугав крестьянку.

– Тихо, Вайолент!.. Не надо целовать мне руки! – Бетти всегда было стыдно, когда простые люди, живущие в нужде, норовили отблагодарить ее за щедрость подобным способом, – Том, дорогой! Достань из корзины лепешек, масла, сыра и пирогов! Отнеси на кухню, в дом миссис Смит! – распорядилась она.

– Благодарю Вас, леди! Спаси Вас Господь! – Хелен поклонилась и взяла одного малыша на руки. – Мэри, – обратилась она к дочери, – поблагодари щедрую леди за помощь! – однако девочка продолжала недоверчиво бычиться.

– Том, догонишь меня, хорошо? Всего доброго, миссис Смит! – попрощалась Бетти и, вскочила в седло, не дожидаясь благодарности от диковатой Мэри. Развернув жеребца, она неторопливо продолжила путь.

Пыльная дорога, разбитая колеями от колес и следами конских подков, привела ее к полю, засеянному колосящимся овсом. Похоже, что у дома Паркина нынче ожидался неурожай. Его участок находился на самой вершине холма, а лето задалось сухим, ведь дожди шли очень редко и потому овес так и остался низкорослым. Бетти мысленно отметила это, понимая, что конюху будет трудно прокормить своих рабочих лошадей, и надо бы оказать ему помощь или хотя бы немного прибавить жалованье.

На краю поля, возле перелеска, приютились два домика, а поодаль растянулось длинное, неказистое строение.

– Это моя конюшня, леди Элизабет! – Том Паркин, догнавший госпожу, с гордостью взмахнул рукой. – Я так люблю коней, миледи. Правда, хороших чистопородных скакунов мне не приобрести никогда… Посмотрите, миледи – моя Ив вышла с мальчиками погреться на солнышке!

– Много ли у тебя коней? Ты так хорошо знаешь повадки лошадей, что можешь быть и конюхом, и оруженосцем! – и Бетти улыбнулась.

– И лучником, леди, тоже, – Том заметил, как вздрогнула и помрачнела леди Элизабет, и спохватился: – Не подумайте плохого, я не убивал Вашего кузена. Да и сболтнул про лук не для того, чтобы напомнить о гибели Вашего брата. Я находился в конюшне, когда Вы примчались на взмыленном рысаке! А лучником я могу быть только во время войны! Господь запретил покушаться без причин на жизнь любого человека, а христианина – подавно! Я против войны, миледи, и против убийства!.. Простите, леди, но вчера я едва сдержался, чтобы не ударить Вашего дядюшку!

– За то, что тот размозжил ударом голову Бриза. Такого прекрасного жеребчика, которого любил Мэтью… Том! Я понимаю дядюшку, но мне тоже очень жаль породистого скакуна! – Бетти сокрушенно вздохнула. – Я знаю, что ты настоящий добропорядочный христианин, Том, но ты не ответил на мой вопрос. У тебя много лошадей?

– У меня всего лишь два тягловых мерина, леди, и я сдаю их в аренду тем, у кого нет коней или волов, чтобы все могли получше взрыхлить поля перед посевами! Потому и живу немного справнее других в деревне, но боюсь, что новый управляющий обложит меня непосильной податью… А раньше я еще держал две пары волов, но с тех пор, как стал работать конюхом в замке, я очень полюбил лошадей! Они сильные, красивые и верные животные. И не ленивые, как волы!

– Том, можно тебя спросить кое о чем? – поинтересовалась Бетти, выслушав его тираду, и мужчина понял, что ее мысли заняты другими проблемами. Томас испытующе взглянул на Бетти, придерживая своего рысака на полкорпуса позади коня девушки.

– Конечно, леди! – конюх всегда подробно и доверительно рассказывал Бетти о том, что происходит в деревне. Несмотря на то, что она и знатная леди, но Том все же считал ее умной и серьезной девушкой.

– Говорят, что мой жених предполагает восстановить право первой ночи, Том? Это правда? – Бетти стеснялась смотреть на мужчину, задавая такой прямолинейный вопрос.

Молчание было ей ответом. Бетти оглянулась.

Том не смотрел на нее – он нагнул голову и молчал, теребя поводья. Бетти стало ясно, что молчание подчас бывает красноречивее слов.

16
{"b":"102466","o":1}