Содержание  
A
A
1
2
3
...
10
11
12
...
34

Тут ажитация бравого Николая Васильевича стала инженеру понятна. Засиделся подполковник в кабинете, истомился без настоящего дела, оттого и кинулся с такой охотой играть в казаки-разбойники. Надо будет сказать, чтобы перевели на оперативную работу, мысленно пометил себе Фандорин, слушая азартный рассказ о том, как Данилов с помощником переоделись купчишками, как ловко организовали слежку на двух пролетках.

– В Петровско-Разумовском? – переспросил он. – В такой д-дыре?

– Ах, Эраст Петрович, сразу видно, что вы давненько у нас не бывали. Петровско-Разумовское теперь район фешенебельных дач. Например, та, куда мы проводили Брюнета, снята неким Альфредом Радзиковским за тысячу рублей в месяц.

– За тысячу? – поразился Фандорин. – Что же это за Фонтенбло такое?

– Именно что Фонтенбло. Сад в десятину, оранжерея, собственная конюшня, даже гараж. Я оставил штабс-ротмистра вести наблюдение, с ним двое унтер-офицеров, разумеется, в цивильном. Люди надежные, но, конечно, не профессиональные филеры.

– Едем, – коротко сказал инженер.

* * *

Лисицкий – писаный красавец с залихватски подкрученными усами – и вправду оказался человеком дельным. В кустах просидел не впустую, успел многое выяснить.

– Живут с размахом, – рапортовал он, иногда, на польский манер, смещая ударение на предпоследний слог. – Электричество, телефон, даже собственный телеграф. Ванная с душем! Два экипажа с чистокровными рысаками! В гараже авто! Гимнастический зал с велосипедными снарядами! Прислуга в кружевных фартучках! В зимнем саду вот такущие попугаи!

– Про попугаев-то вы откуда знаете? – не выдержал Фандорин.

– Так я был там, – с хитрым видом сообщил штабс-ротмистр. – Ходил в садовники наниматься. Не взяли – сказали, есть уже. Но в оранжерею заглянуть позволили, там один у них – большой любитель флоры.

– «Один»? – быстро переспросил инженер. – А сколько их всего?

– Не знаю, но компания немаленькая. Я слышал с полдюжины разных голосов. Между прочим, – со значением сообщил Лисицкий, – между собой говорят по-польски.

– О чем? – вскричал подполковник. – Вы же знаете язык!

Молодой офицер развел руками:

– При мне ничего существенного не говорили. За что-то хвалили Брюнета, называли «лихой башкой». Зовут его, кстати, Юзек.

– Это польские националисты из социалистической партии, я уверен! – воскликнул Данилов. – Читал в секретном циркуляре. Они спутались с японцами, те обещают в случае победы выговорить для Польши независимость. Их предводитель недавно ездил в Токио. Как бишь его…

– Пилсудский, – сказал Эраст Петрович, разглядывая дачу в бинокль.

– Да, Пилсудский. Видно, получил в Японии и деньги, и инструкции.

– П-похоже на то…

На даче происходило какое-то движение. Блондин в рубашке без воротничка и широких подтяжках, стоя у окна, кричал что-то в телефонную трубку. Раз, другой громко хлопнула дверь. Донеслось конское ржание.

– Похоже, к чему-то готовятся, – шепнул на ухо инженеру Лисицкий. – Уж с полчаса, как зашевелились.

– Не больно-то с нами церемонятся господа японские шпионы, – рокотал во второе ухо подполковник. – Конечно, наша контрразведка работает из рук вон, но это уж наглость: обустроиться с таким комфортом, в пяти минутах от Николаевской железной дороги. Зацапать бы их, голубчиков, прямо сейчас. Да жаль, не наша юрисдикция. Охранные с губернскими потом живьем сожрут. Если б в полосе отчуждения – другое дело.

– А мы вот что, – предложил штабс-ротмистр, – вызовем наш взвод, обложим дачу, а брать сами не будем, сообщим в полицию. Тогда не придерутся.

Фандорин в дискуссии участия не принимал – вертел головой, что-то высматривая. Воззрился на свежеструганный столб, торчащий на обочине.

– Телефонный… Послушать бы, о чем толкуют…

– Каким образом? – удивился подполковник.

– Да отвод сделать, от с-столба.

– Простите, Эраст Петрович, но я ничего в технике не смыслю. Что такое «отвод»?

Однако Фандорин ничего объяснять не стал – он уже принял решение.

– Тут ведь близко платформа нашей Николаевской д-дороги…

– Так точно, Петровско-Разумовский полустанок.

– Там должен быть телефонный аппарат. Пошлите жандарма. Только живо, не теряя ни секунды. Вбегает, отрезает провод вместе с трубкой, под корень, и скорей обратно. Времени на объяснения не тратить – показать удостоверение, и все. Марш!

Несколько мгновений спустя донесся быстро удаляющийся топот сапог – унтер понесся выполнять задание и через каких-нибудь десять минут примчался обратно со срезанной трубкой.

– Удачно, что длинный, – обрадовался инженер и поразил жандармов: скинул элегантное пальто и ловко, зажав в зубах складной нож, вскарабкался на столб.

Немного поколдовал над проводами, спустился вниз, держа в руке трубку – от нее вверх тянулся шнур.

Сказал штабс-ротмистру:

– Держите. Раз знаете польский, будете слушать.

Лисицкий пришел в восхищение:

– Какая гениальная идея, господин инженер! Поразительно, что никто раньше не додумался! Ведь это же можно на телефонной станции учредить особый кабинет! Подслушивать разговоры подозрительных лиц! Сколько пользы для отечества! И как цивилизованно, в духе технического прогре… – Офицер оборвал сам себя на полуслове, предостерегающе вскинул палец и страшным шепотом сообщил. – Вызывают! Центральную!

Подполковник и инженер подались вперед.

– Мужчина… Просит нумер 398… – отрывисто шептал Лисицкий. – Там тоже мужской… По-польски… Первый назначает встречу… Нет, не встречу – сбор… На Ново-Басманной… У дома Варваринского акционерного общества… Операция! Он сказал «операция»! Все, разъединился.

– Что за операция? – схватил за плечо помощника Данилов.

– Не сказал. Просто «операция», и все. В полночь, а сейчас почти половина десятого. То-то они и суетятся.

– На Басманной? Дом Варваринского общества? – Эраст Петрович, сам не заметив, тоже перешел на шепот. – Что там, не знаете?

Офицеры, переглянувшись, пожали плечами.

– Нужна адресная к-книга.

Того же унтера снова отправили в набег на полустанок: вбежать в контору, схватить со стола справочник «Вся Москва», и со всех ног обратно.

– На полустанке решат, что в железнодорожной жандармерии служат психические, – посетовал подполковник, но больше для проформы. – Ничего, после все вернем – и трубку, и книгу.

Следующие десять минут прошли в напряженном ожидании. Бинокль чуть не вырывали друг у друга из рук. Видно было неважно – начинало темнеть, но на даче горели все окна, по шторам мелькали торопливые тени.

Навстречу запыхавшемуся унтер-офицеру кинулись втроем. Эраст Петрович на правах старшего схватил потрепанный том. Сначала посмотрел, что за номер 398. Оказалось, «Большая Московская гостиница». Перешел к разделу «Табель домов», открыл на Ново-Басманной – и кровь застучала в висках.

В доме, принадлежащем Варваринскому акционерному обществу, располагалось управление Окружного артиллерийского склада.

Заглянув через инженерово плечо, подполковник ахнул:

– Ну конечно! Как это я сразу… Ново-Басманная! Там же склады, откуда отправляют снаряды и динамит в действующую армию! Всегда хранится не менее, чем недельный запас боеприпасов. Но это же, господа… Это неслыханно! Чудовищно! Если они задумали взорвать – мало не пол-Москвы разнесет! Ну, полячишки! Пардон, Болеслав Стефанович, я не в том смысле…

– Что взять с социалистов? – вступился за свою нацию штабс-ротмистр. – Пешки в руках японцев, не более. Но каковы азиаты! Воистину новые гунны! Никаких представлений о цивилизованной войне!

– Господа, господа! – перебил Данилов, его глаза загорелись. – Нет худа без добра! Артиллерийские склады примыкают к мастерским Казанской железной дороги, а это…

– А это уже наша территория! – подхватил Лисицкий. – Браво, Николай Васильевич! Обойдемся без губернских!

– И без охранных! – хищно улыбнулся его начальник.

* * *
11
{"b":"1025","o":1}