ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сжалься над моей сиротской душой… До гроба буду служить тебе верой и правдой…

— А есть она у тебя, душа? — проворчал Кинижи. — Куда мне бросить тебя, мошенник?

Тут из-за трона высунулась взлохмаченная голова… Ну конечно же, это был Буйко. Он выбежал на середину зала и отодвинул тяжёлую плиту, покрывавшую бездонную могилу Тита.

— Вот прекрасный ящик для мусора, мой хозяин, — с готовностью сообщил он.

Кинижи сделал шаг к отверстию и швырнул в него отчаянно визжащего кондотьера.

— Счастливого пути! — крикнул вслед ему Буйко и заботливо задвинул плиту.

Йоланка и Пал молча смотрели друг на друга. Наконец Пал раскрыл объятия.

— Йоланка!

Йоланка бросилась к своему возлюбленному, но вдруг, ослабев от пережитых потрясений, бессильно упала ему на руки.

— Пал, наконец-то ты здесь… — прошептала она и, уронив головку на плечо героя, зарыдала.

Когда же она снова подняла голову… Неужели не сон, а явь то, что видит она сквозь пелену слёз, ещё застилавших её глаза… В дверях зала стоял её отец. Суровый воин скрывал под усами улыбку…

— Тысяча чертей! — закричал Балаж Мадьяр. — Из рук одного разбойника дочь моя попала в руки другого.

— Отец! — воскликнула Йоланка, бросаясь к нему с сияющим от счастья лицом.

— Тысяча чертей! Ты меня обогнал! — брюзгливо обратился Балаж Мадьяр к Кинижи. — Сдаётся мне, дело слажено, и осталось одно: дать вам своё благословение.

— Выходит, бывший подручный мельника больше не заноза в глазу знатного вельможи? — гордо перебил его Кинижи.

— Эй, сто чертей, сто проклятий! Так ты задумал меня корить? Знай же, что и тогда ты не был занозой, да только хотелось мне поперечить королю… «Не суй носа в мои дела, — сказал я себе, — хоть ты и король». Мы с королём Матьяшем меж собой постоянно вздорим, но он знает, что нет у него более верного друга, чем я. Ну, а в нынешние времена нет более знаменитого человека, чем Пал Кинижи.

— А где наш король? — хором спросили Пал и Йоланка.

— Вы везучие оба. Скоро увидите своего короля. Он громит армию императорского сынка. Мы оба, я и король, спешили освободить этот замок. Да только попали не в бой, а на свадьбу.

В это время на стенах крепости заиграли трубы, послышался топот коней; потом в длинном сводчатом коридоре зазвучали решительные шаги. В зал вошли два трубача.

Они стали по обе стороны двери и затрубили в длинные трубы. Два меченосца раздвинули мечами портьеры, и вошёл король Матьяш. Вслед за королём вошла его свита.

— Да здравствует король! — закричали все, кто был в зале.

— Этой победой мы обязаны Палу Кинижи. Приветствуйте Пала Кинижи! — сказал король. — Подойди ко мне, мой витязь, дай я тебя обниму.

Кинижи подошёл к королю, и они обнялись, как братья.

— Мой государь, мы трижды одержали победу над турецким войском, — сообщил Пал. — Сейчас я здесь, но вовсе не затем, чтоб мой меч отдыхал, пока турок набирается сил для новых разбоев.

— Я надеюсь, государь, — вмешался Балаж Мадьяр, — ты дашь ему самую малость времени, чтоб мог он отпраздновать свадьбу и несколько дней провести с молодой женой.

— Значит, свадьбы не миновать! — весело закричал король. — Я знал, старина, что конец будет таков. А за свадебными подарками дело не станет. Пал Кинижи, назначаю тебя Темешским главнокомандующим. Отныне ты страж наших южных границ и на все времена — устрашение турок.

— Благодарю, государь! — сказал Кинижи, наклоняя голову. — Это новое назначение вселяет в меня бодрость и силы, необходимые для грядущих сражений. Но прошу тебя ещё об одном драгоценнейшем даре. Помнишь ли ты, что некогда обещал бедному парню, подручному мельника? Так сдержи своё слово, король: выпей с ним кубок вина, а он поговорит с тобой не о новых битвах, а о горестях, которые терпит исстрадавшийся народ в самом сердце твоего государства.

— Я выслушаю тебя, сынок. И для короля Матьяша настанут когда-нибудь мирные времена: тогда мы отложим в сторону меч и возьмём в руки весы Фемиды. Да я и сейчас сделаю всё, чтоб хотя бы в одной руке держать весы справедливости.

В этот момент взгляд короля Матьяша упал на осыпанного мукой Буйко, прокравшегося в зал через боковую дверь.

Когда Йоланка зарыдала на плече у Кинижи, Буйко признал, что здесь он лишний, и незаметно ушёл. Теперь он отважился войти опять.

— Ты что это, Буйко?! Как смеешь не спать? — напустился на увальня король. — Ты, верно, забыл, бесёнок, на что подрядился к королю Матьяшу!

— Ваше величество, государь! — взмолился Буйко. — Освободи! Невмоготу мне служба королевского лежебоки. Накажи по справедливости, что не выполнил договор. Только отпусти…

— Отец, король! — поспешила на помощь другу Йоланка. — Ему я обязана жизнью. Только благодаря ему Пал Кинижи вовремя прибыл в замок. Буйко заслужил не наказания, а награды.

— Всё равно я его накажу, — улыбаясь, сказал король. — Мне такой ленивый лежебока не нужен. В наказание, парень, отдаю тебя в руки Темешского главнокомандующего. Уж он-то найдёт на тебя управу. Он человек строгий.

— Кто он? — испуганно спросил Буйко.

И король ответил:

— Пал Кинижи!

Витязь с двумя мечами - pic15.png
32
{"b":"102611","o":1}