ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А пастухи опять окружили свинопаса. Прохожий человек потешал их историей о том, как в Гёмёрё король Матьяш вынудил толстопузых господ землю копать. Значит, пировали господа в Гёмёрё, и на пиру вино лилось рекой — не только на стол, но и под стол. Не понравилось королю такое расточительство, и решил он проучить зарвавшихся господ — показать, какого труда стоит крестьянам напиток, что господа столь беззаботно проливают. Зовёт он господ в виноградник, берёт в руки мотыгу и предлагает высокородному обществу последовать его примеру. Король-то был молод, труд ему нипочём, зато толстопузым пришлось несладко — пот катился с них градом, пыхтели они, кряхтели и кончили тем, что срубили весь виноградник.

Вот и дивитесь после этого, люди, что пастухи от смеха опять пополам сгибались.

IV. Лютые звери

Посмеявшись вволю с пастухами, подкрепившись и почувствовав прилив свежих сил, Пал бодро шагал целую ночь и не сделал ни одного привала. Шёл и шёл до самого утра, а утром снова забрёл в густой лес, зелёным кольцом окруживший высокую остроконечную гору. На той горе стоял замок, такой красоты, что глаз не оторвать. Богатырь неторопливо шагал по неширокой, затенённой деревьями просёлочной дороге и вдруг впереди себя увидел крохотного дрозда. Дрозд прыгал-прыгал по обочине дороги, пробовал вспорхнуть, да не мог.

«Видать, сломано у бедного крылышко, — подумал Пал. — Наверно, хищный зверь покалечил». Пал нагнулся к пташке, хотел подобрать, но дрозд отскочил и прыгнул в лес. Пал пошёл за ним вслед, а дрозд всё прыгал, прыгал и увлёк Пала в самую глушь. Добравшись до тоненького высокого дерева, дрозд остановился и нахохлился. Вдруг на верхушке дерева печально запела его подруга.

— Ну и чудеса! — воскликнул Пал. — Ведь там твоя подружка. Не тужи, птичка-невеличка, сейчас я тебя под сажу.

Но дрозд, продолжая хохлить пёрышки, заковылял дальше.

— Погоди-ка, — сказал богатырь, опять обращаясь к крохотной пташке, и пригнул высокое дерево до самой земли.

Ветви припали к земле низко-низко, и дрозд легко вскочил в гнездо. Потом Пал медленно отпустил дерево, и счастливые встречей птахи залились звонкой ликующей трелью.

Птицы весело пели, а Пала подстерегала беда: забыл он приметить дорогу и сейчас не знал, как выбраться из этой чащобы. Пошёл он наугад, к перелеску, где лес казался светлее.

Долго блуждал богатырь по чаще, но нигде не нашёл ни тропы, ни дороги. Внезапно безмолвный, пустынный бор огласился неистовым собачьим лаем. А следом раздался душераздирающий женский вопль. Пал бросился в сторону, откуда неслись голоса, а ветви хлестали его по лицу, и колючки до крови рвали кожу. К счастью, бежать было недалеко: прорвавшись сквозь заросли густого кустарника, Пал увидел такое, отчего кровь стыла в жилах, — два огромных охотничьих пса кидались на согбенную, сморщенную старуху. А старуха отбивалась, выставляя вперёд небольшую вязанку хвороста.

В несколько прыжков Пал одолел расстояние, отделявшее его от старухи, и схватил собак за шеи. Вой, визг, рычание понеслись по необъятному лесу. Псы рвались из рук, мощные клыки впивались в незащищённое тело. Наконец Пал изловчился и схватил их за глотки. Рывком развёл руки в стороны, так что лютые псы не могли до него дотянуться.

— Породистые бестии, — заметил Пал. — Жаль мне вас, но делать нечего. Если я с вами не разделаюсь, вы разделаетесь со мной или с этой бедной старушкой. — И он сжимал и сжимал их свирепые глотки; визг становился тише, тише, потом замер совсем, и тогда Пал бросил мёртвых собак на землю. — Вот и всё, покойтесь с миром.

— Спасибо тебе, спасибо, дитятко, — благодарно прошамкала старуха. — Чем отплачу я тебе за то, что спас ты меня от смерти?

— Да я был бы последним мерзавцем, если б требовал за спасение платы. Скажи мне только одно, бабуся, как найти дорогу, которая ведёт в Буду?

— Вон дорога, сынок, вон дорога, где перелесок. — И старуха показала на узенькую тропинку, которой прежде Пал не заметил. — Там охотится наш властитель Балаж Мадьяр. Коль дознается он, что ты задушил его лучших охотничьих собак, жизнь твоя и полушки стоить не будет: своей жизнью заплатишь за спасение бедной старухи.

— Значит, это замок Балажа Мадьяра? — удивившись, воскликнул Пал.

— Чей же ещё, как не его, — отвечала старушка. — А раз его собаки здесь были, значит, и сам он где-то поблизости охотится. Высокий гость пожаловал нынче к нашему властителю.

— Уже не сам ли…

— Он самый, сынок! Сам король.

— Король Матьяш и Балаж Мадьяр! — ликуя, вскричал Пал Кинижи, и почудилось ему, будто слышит он звуки охотничьего рога. — Иду, я иду! Авось возьмут меня на службу загонщиком.

— Не ходи, сынок, не ходи, — предостерегла старая женщина пылкого парня. — Пойдёшь — не минуешь беды.

Но никакие силы не могли остановить нетерпеливого юношу.

— Не спеши, сынок, погоди. Послушай, что скажет тебе старуха. В благодарность за то, что спас ты мне жизнь, я в двух словах предскажу твою судьбу.

Пал усмехнулся.

— Что ж, говори, бабуся, раз уж тебе приспичило. Выказывай свою благодарность.

— Ты самый сильный парень во всём королевстве, — трясущимися губами начала старуха. — Молчи, молчи, я знаю, что это ты. И ещё мне известно, что первая раскрасавица в королевстве станет твоей суженой. Вот и всё моё пророчество.

— Ай да бабуся! Ну-ка, скажи, как найти мне эту красотку?

— Я и её хорошо знаю, сынок. Сто один год прожила я на свете, но такой раскрасавицы сроду не видывала.

Пал расхохотался от души.

— Где же живёт эта бесподобная красавица?

— Близко-то близко, да от тебя далеко. Так далеко, как небо от земли, — заявила старуха, взвалила на спину вязанку хвороста и скрылась в лесной чаще.

Пал постоял ещё немного, молча глядя ей вслед, потом глубоко вздохнул:

— Несколько сот шагов отделяют меня от твоего замка, Йоланка, и всё же ты так далека от меня, как небо далеко от земли.

Слова эти, произнесённые с беспредельной грустью, словно бы оказались волшебными. Только они сорвались с его уст, как из-за деревьев донёсся звонкий девичий голос:

— Нерон! Пилат! Дорогие мои! Куда вы девались?

Вот уже слышен топот коня… А в следующее мгновение из зарослей, совсем рядом с Палом, вынырнула белая лошадь. На лошади в охотничьем костюме сидела Йоланка. Увидев на земле бездыханных собак, девушка едва удержалась от слёз.

— О, мои милые! Да что это с вами? Кто погубил моих собак?

— Прости меня… — заговорил Пал. — Тут бедная старушка собирала хворост, а они на неё накинулись и чуть не растерзали. Пришлось мне вмешаться, чтоб спасти её от смерти.

— Вот оно что! — вскричала Йоланка. — Да ведь это Пал Кинижи, подручный мельника.

Чего бы не дал Пал в эту минуту, чтоб воскресить собак!

— Знай я, что так тебя огорчу, я позволил бы им искусать себя всего, но не тронул бы на них ни одного волоска.

В глазах Йоланки блеснули слёзы. Строптиво, с обиженным видом она уже собралась повернуть коня, когда взгляд её скользнул по рукам Пала.

Йоланка вздрогнула.

— Ах! Да ты весь в крови! Какие страшные раны у тебя на руках! Что же тебе оставалось делать?

— Экая малость! Кровь бедного парня — простая вода, а каждая твоя слезинка — драгоценная жемчужина.

Оба ненадолго замолчали, задумавшись над этими словами. А в следующую минуту им обоим представился случай убедиться, как дёшево в те времена ценилась кровь бедного парня.

С невообразимым грохотом и шумом из замка выехал Голубан. За ним скакал отряд, в котором было десятка полтора слуг. При виде неподвижно лежавших собак конь кондотьера фыркнул и как вкопанный остановился на всём скаку.

— О, Йоланка! Укажи мне злодея. Я ему отомщу! — вскричал могучий жёлтый витязь. В этот момент он увидел Пала, и ярости его не стало границ. — Так вот кто этот проклятый злодей! Сейчас посмотрим, как ты запоёшь под копытами моего скакуна. Слышишь, дрянной мужик?

7
{"b":"102611","o":1}