ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Э-э-э... Ну да, – выдавил он из себя с тяжелым вздохом и резким движением встал со стула. – Вы сами скажете ей или мне сказать?

– Что мы знаем о ее проблеме?

– Нет. Я имею в виду, что она не годится для колледжа.

– Почему бы нам не подождать, пока я не выясню, какие планы на жизнь строит сама Сью-Би? Может быть, у нее есть свои соображения, которыми она пока не делилась с вами.

– Благодарю вас, миссис Вайсман, – просто сказал он, потом повернулся и вышел из кабинета.

И она увидела, как шомпол превратился в вопросительный знак.

Дежурная ученица отыскала Сью-Би, когда та переодевалась, готовясь к уроку физкультуры, и сообщила ей, что ее вызывает к себе директор.

– Зачем? – спросила она, разглядывая записку, внизу которой стояли инициалы Хильды Вайсман.

– Что ты меня спрашиваешь? – самодовольно хмыкнула дежурная. – Нечего было трахаться на стоянке.

Замечание это было омерзительным. Все реплики с сексуальной подоплекой омерзительны. Сью-Би знала – ребята говорят ей гадости, чтобы увидеть, как она краснеет.

Хильда приподняла голову, услышав покашливание Сью-Би.

– Добрый день, миссис Вайсман. Я Сью-Би Слайд. Вы хотели меня видеть? – нежным голосом произнесла она, крепко прижимая книги к белой хлопчатобумажной футболке.

Лицо миссис Вайсман озарилось улыбкой:

– Конечно, Сью-Би. Благодарю, что пришла.

– Я получила вашу записку, – сказала она, потом поняла, как же глупо это, наверное, прозвучало.

– Сюзанна, – начала она, – задумывалась ли ты когда-нибудь, чем будешь заниматься в следующем году?

Сью-Би мало о чем еще так упорно размышляла последние три с половиной года учебы в школе, как об этом, но мечты казались ей настолько невероятными, что она ни с кем ими не делилась, потому что сердцем своим предчувствовала, что однажды кто-нибудь узнает ее тайну и ей придется отказаться от своих планов. Ее мечте, подумалось ей, осталось жить не более пяти минут.

– Вообще-то мой отец всегда хотел, чтобы я пошла учиться в колледж, но я знаю, что это невозможно.

– А как ты сама? Чего бы ты хотела? Сью-Би повернула голову и уставилась в окно.

– Что-нибудь вроде, в общем, ну... мне хотелось бы стать медсестрой.

– Для этого необходимо окончить училище, Сюзанна. Ты же знаешь это.

Сью-Би сделала сначала глубокий вдох, потом выдох.

– Знаете, миссис Вайсман, если это из-за теста... тогда извините. Я знаю, что я все путаю. Я всегда отвечаю неудачно, особенно если предварительно не предупреждают, какой будет тема.

Миссис Вайсман взяла со стола желтый карандаш и повертела его между пальцами.

– Разве это так важно?

Сью-Би была уверена, что ответ на этот вопрос ей известен. Просто Хильда хотела услышать его от самой Сью-Би.

Девочка уставилась вниз на носки своих бело-голубых кроссовок.

– Потому что я могу запоминать текст, – объяснила она.

– Сью-Би, – сказала миссис Вайсман, – можно я буду называть тебя так, хорошо? Именно так ведь зовет тебя твой папа?

Сью-Би настороженно вскинула голову.

– Откуда вам это известно? – спросила она встревоженно.

В сердце ее поднялась горячая волна обиды – ее предали.

– Он попросил принять его. Я разговаривала с ним сегодня утром.

– Он был здесь?

– Да.

– О Боже! Неужели вы сказали ему? – Произнеся фразу, она крепко сжала губы.

Зачем она сказала ему это?!»

– Сказала что, дорогая? – мягко переспросила миссис Вайсман.

– Вы знаете, – ответила Сью-Би, вновь опуская глаза.

– Тебе нечего стыдиться, Сью-Би. Очень многие люди испытывают эту трудность.

«Нy, вот, – подумала Сью-Би, – наконец кто-то знает. Но даже теперь, после всех этих лет, после всего этого долгого утаивания, после всего этого долгого надувательства, даже теперь они не знают точно».

– Это не просто трудность, миссис Вайсман, – слишком громко для кабинета воскликнула она. – Я не умею читать! Все кажется мне абракадаброй. Некоторые слова я узнаю, другие кажутся мне нацарапанными куриной лапой. Я очень стараюсь, но я просто не могу заставить себя разобраться. Я дура! Просто дура! – Она кричала.

Она чувствовала, как в горле у нее застрял комок, и тщетно пыталась проглотить его.

– И я всегда буду такой.

– Сюзанна, ведь ты не думаешь так на самом деле, – резко оборвала ее миссис Вайсман. – Ты думаешь, что я хочу слышать от тебя именно это? Ты вовсе не дура.

Слезы полились ручьем, и Сью-Би закрыла лицо руками.

– Все всегда так говорили. Все, кроме отца.

– Ну и все, кроме отца, ошибались, – сказала миссис Вайсман.

Сью-Би почувствовала, как ее плечи обнимает рука, и услышала у себя над головой голос миссис Вайсман:

– Проблема, которая тебя мучит, называется дислексией. Это болезнь, когда глаза посылают в мозг неправильный сигнал. Если бы ты училась в другой школе в другом городе. Кто-нибудь давным-давно установил бы этот изъян и ты была бы избавлена от стольких мук, которые тебе пришлось перетерпеть. Ужасно, что так случилось, и это меня очень злит.

Сью-Би не знала, верить ли ей тому, что она слышала. Неужели можно было вот так просто, в двух словах, описать все пережитые страдания? И даже если миссис Вайсман говорила правду, что можно было теперь исправить?

– Не плачь, дорогая, – сказала миссис Вайсман и все еще обнимала Сью-Би за плечи, стоя на коленях возле стула.

Миссис Вайсман встала с колен и вернулась к столу.

– Послушай, Сью-Би, не позволит ли тебе отец зайти ко мне как-нибудь в гости? Я бы хотела познакомить тебя с моим мужем. Мне кажется, у меня родилась хорошая мысль.

– Миссис Вайсман, – сказала она, овладев собой.

– Да, дорогая.

– Значит, я не получу аттестат, правда?

Она ответила не сразу. Сью-Би ждала, затаив дыхание, боясь шелохнуться.

– Наверное, что-нибудь можно будет придумать, Сью-Би. Я подумаю, как тут поступить.

– Благодарю вас, – мягко сказала Сью-Би.

– А теперь скажи, ты согласна прийти ко мне на обед?

– Хорошо, – прошептала Сью-Би, – я спрошу разрешения у папы. Вообще-то, в будние дни я готовлю ему еду.

– В таком случае договариваемся на субботу.

– Хорошо, миссис Вайсман. Я думаю, папа не откажет. – Сью-Би наклонилась, подобрала с пола свои книжки и двинулась к двери, потом повернулась.

– Благодарю вас, мэм, – сказала она с ласковой улыбкой. – За все.

– Всегда готова тебе помочь, дорогая, – улыбнулась в ответ миссис Вайсман.

Сью-Би казалось, что она умерла и вознеслась на небеса. Доктор и миссис Вайсман жили в настоящем доме – с подъездной дорожкой и огромной лужайкой вокруг. В доме была настоящая лестница, которая вела на второй этаж, и настоящий палас во весь пол, цвета морской волны. И еще огромная кухня, в углу которой стоял морозильник, и две ванные комнаты – одна внизу, другая наверху.

Обед оказался восхитительным. Доктор Вайсман приготовил его на большом гриле у себя на заднем дворике, где они и ели. Все было выложено кирпичом, а вокруг стояли массивные деревянные стулья с подушечками на сиденьях. Сью-Би решила для себя, что они, наверное, очень богатые, раз он доктор и все такое.

После обеда доктор Вайсман вынес большой поднос, на котором стояли вазочки с орехами, конфетами и добавками к мороженому. Сью-Би, которая обычно ела мороженое прямо из картонки, никогда не видела подобного роскошества.

Доктор Вайсман налил себе еще кофе и сел рядом со Сью-Би.

– Сью-Би, жена говорила мне, что ты была бы рада работать медсестрой.

Сью-Би опустила глаза, ошеломленная и вместе с тем польщенная, что они еще и говорят о ней.

– Да, сэр, раньше хотела.

– А теперь нет?

Сью-Би бросила взгляд на миссис Вайсман. Начавшая было вновь охватывать ее паника сразу как-то рассеялась от доброжелательного взгляда директрисы.

– Видите ли, сэр. У меня есть дефект... – Она замолчала.

Ей не хватало решимости заставить себя произнести это слово вслух.

24
{"b":"10265","o":1}