ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Конечно, знаю. Но кто такой ты – его сутенер?

– Дезире, – воскликнул он обиженным и вместе с тем укоряющим голосом. – Пожалуйста, не уходи! Прошу тебя!

– Считай, уже ушла. – Она проскользнула на заднее сиденье, он последовал за ней.

– Куда ты едешь? – спросил он, хлопнув дверцей.

– Танцевать. Как и собиралась.

– Я с тобой.

– Как хочешь, – пожав плечами, сказала Сандрина. – Водитель, вы знаете, где находится «Палладиум»?

– Знаю, – не поворачивая головы ответил водитель и завел машину.

Марта торопливо поднималась по лестнице, то и дело нагибаясь, чтобы собрать, как она делала каждое утро, беспорядочно разбросанные вещи Сандрины. Подобрала валявшуюся на ступеньке туфлю, потом несколькими ступеньками выше сняла с перил небрежно брошенный роскошный наряд, пояс для чулок и короткую комбинацию, а уже на самом подходе к двери подхватила с пола поехавший чулок – все эти следы заканчивались у закрытой двери комнаты Сандрины.

Если миссис Мандраки и мистер Джемс проснутся раньше, чем она успеет навести в доме порядок, будут большие неприятности. К счастью, они приехали из Парижа под самое утро, так что не проснутся, пожалуй, до полудня.

Марта не имела ни малейшего представления, в котором часу девушка пришла домой, но по опыту знала, что, скорее всего, это было на рассвете, и она не имела никакой возможности предупредить Сандрину, чтобы та вела себя тихо, потому что ее мать вернулась из заграничного вояжа и почивала у себя в спальне.

А коль скоро миссис Мандраки вернулась, можно, наверное, как-то повлиять и на Дрини.

С ней не все ладно. Ну разве можно, в самом деле, всю ночь пропадать где-то. Конечно, так никуда не годится, но Марта понимала, что делать за это выговор и неуместно, и бесполезно – все равно девушка не послушается.

Марта не упрекала Дрини и за то, что та пользуется гардеробом матери. Все равно эти дорогие, красивые вещи, от которых в хозяйкиной комнате шкафы ломятся, пропадают зазря. Все, что Сандрина брала из гардероба, Марта потом чистила, гладила и помещала туда, где им положено быть. Обнаружив как-то на раковине ванной комнаты Сандрины принадлежащие Тите браслеты, она стала регулярно проверять ларец с драгоценностями. Как раз накануне вечером она обнаружила, что пропало большое бриллиантовое колье, которое всегда лежало в верхнем отделении. Она решила осмотреть комнату Сандрины, чтобы забрать колье и положить его обратно, пока мать не заметила.

Она открыла дверь настолько, чтобы можно было разглядеть тело спящей Сандрины под льняной простыней. Марта подошла на цыпочках, подняла с пола разбросанную одежду и положила ее на стул около туалетного столика. Тихо-тихо она ходила по комнате. Проверила ночной столик, заглянула под кровать, потом обследовала ванную комнату, каждый ее уголок. Колье не нашлось ни в карманах Сандрины, ни в ее сумочке, ни среди всяких безделушек и косметических штучек, сваленных в кучу на трюмо. Вдруг она услышала сначала какой-то шум, потом крики и наконец визг. Визжала миссис Мандраки, визжала во всю мощь своих легких.

– Вызывай полицию, Джеми! Девять-один-один. Пропало мое колье от Бюльгари! Меня обворовали!

8

Из дневника Питера – Париж, 23 июня 1990 года.

Субботнее утро, отдых от трудов праведных. Моя комната раскалена до предела. А потому я сел в такси и поехал в сад Тюильри, чтобы подышать свежим воздухом.

Эта неделя была посвящена Сандрине Мандраки. К концу недели я окончательно решил, что эта девушка – не Мадлен. В Сандрине нет той чистоты, без которой просто нельзя представить себе Мадлен. Зато я все больше склоняюсь к мысли, что как раз у нее может быть больше мотивов возжелать крови мадам, чем у Сью-Би. Сандрина необыкновенно хитра. Хитра и способна решиться на убийство. Разлад с матерью, недовольство собой. К тому же теперь, когда она достигла поставленной цели, ее вряд ли может прельщать перспектива, что весь свет узнает: когда-то она была «девушкой по вызову». Более того, нетрудно вообразить, какое раздражение это может вызвать у Гарна, так дорожащего светской репутацией. Так что если не Сандрина, то не исключено, что сам Гарн.

Мадам вздрогнула и выпятила нижнюю губу, когда я сказал, что подозреваю их обоих. Однако она не отрицала, что они бывали на «Ля Фантастик».

Я решил непременно заняться более тщательной проверкой Гарна. Чисто из любопытства к скандальной информации мне было интересно узнать и о матери Сандрины. Тита Мандраки, безусловно, была одной из самых неприятных женщин, которых я когда-либо встречал в Нью-Йорке.

Когда у нее украли бриллиантовое колье, была великая суматоха. Газеты два дня кряду писали об этом «происшествии» на первых страницах как о грандиозном преступлении на Парк-авеню. Она, вероятно, вытрясла кучу денег из страховой компании. Как забавно, что виновата ее дочь.

Я уже убрал свой магнитофон и надел пальто, когда мадам как бы невзначай сказала, что в конце пятидесятых Тита Мандраки работала на нее и вышла замуж за одного из ее лучших клиентов, Отто Мандраки. Когда Сандрина нанималась к ней на работу, Клео вспомнила фамилию, а по внешнему сходству убедилась, что перед ней дочь Титы. Клео ничего не сказала ей о прошлом матери. Как я уже убедился, она умеет держать язык за зубами.

Теперь мы перенесли наши встречи в садик около особняка Клео. Сидеть часами в крохотной комнате без кондиционера стало невыносимо.

Садик весьма приятный, в нем много тенистых деревьев, а против наших плетеных кресел бьет фонтан.

Наведывался Мартин, помощник Клео, – и чтобы послушать самому, и чтобы внести свою малую лепту в повествование о Сандрине.

Мартин весьма странный тип. Жутко пристойный и изысканный аристократ. Интересно, как так вышло, что он связал свою судьбу с мадам Клео.

На следующий день после встречи с Сандриной в «Быке и Медведе» Сью-Би невольно думала только о ней. Впервые после того, как она покинула Техас, Сью-Би разговаривала, пусть и недолго, с человеком, близким ей по возрасту. В этой девушке столько жизненной умудренности, и одета она была в такое красивое платье! Сью-Би понравилась бесцеремонность, с которой Сандрина обращалась с парнем, приведшим ее в ресторан. Казалось, у Сандрины есть твердая опора в жизни и она чувствует себя совершенно независимой от кого бы то ни было, во всяком случае от мужчины.

Сидя на краю постели шейха, занятая обычным для себя делом, она впервые задумалась о своей собственной зависимости от Заки.

Сью-Би чуть передвинулась на кровати. В одной руке она держала бутылочку с глицерином и розовой водой. Другой водила кругами по груди шейха Заки, оставляя на черных волосах следы.

– Может, спустимся сегодня пониже, Сью-Би? – сказал Заки.

Его рот был слетка приоткрыт, глаза затуманены.

– Посмотрим, – нежно произнесла она, не поднимая глаз.

– Мистер Питон скучает по тебе, – скромно сказал он.

– У-гу, – отвечала Сью-Би.

– Мистер Питон хочет выйти наружу и пошалить.

Это была их игра. Каждый раз, когда она делала ему массаж, он заводил разговор о мистере Питоне.

– Перевернитесь, – скомандовала Сью-Би.

Шейх Заки надул губы:

– Но мне придется придавить мистера Питона, а он стремится выйти наружу.

– Ничего не сделается с вашим мистером Питоном, – пожурила она. – Мне нужно помассажировать вам спину, а то у вас опять начнутся эти жуткие пролежни. Так что переворачивайтесь.

Заки неохотно перевернулся в огромной постели.

Старательно массируя Заки, она одновременно думала о Сандрине. Не слишком ли она много рассказала ей о Заки? Во всяком случае, она не рассказала про мистера Питона.

Ее очень расстроило, когда Сандрина сказала, что Сью-Би следует побеспокоиться о деньгах. Что с нею станет, если Заки и его люди возьмут да улетят в Аравию или откуда они там прилетели?

Нужно найти себе работу. Медсестрой ее нигде не примут. У нее нет сертификата. Без работы и жилья она попадет в хорошенький переплет.

35
{"b":"10265","o":1}