ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Заки усмехнулся, поглаживая тыльную сторону ее ладони.

– Уж как-нибудь, моя дорогая. И потом, – сказал он, улыбаясь ей, – ты так здорово заботилась обо мне, что теперь мне никто не понадобится.

– Ведь вы не станете сами, без постороннего нажима, принимать ваши таблетки, – сказала она.

Она сознавала, что хватается за соломинку. Его сообщение было подобно грому в ясный день. Какой же глупой она была, думая, что ее жизнь у Заки будет длиться вечно!

– Вы не позволите мне поехать с вами? – Едва произнеся свой вопрос, она уже сожалела, что задала его.

В нем звучали заискивание и назойливость – именно отсутствием этих черт в себе она всегда гордилась.

– Сью-Би, ты должна понять, что моя страна – не место для дам с Запада. Женщины обязаны сидеть в четырех стенах, носить чадру, у них нет никакой личной жизни. Красивая незамужняя девушка-американка, видишь ли, я боюсь... – Голос его сошел на нет.

Он отвел взгляд в сторону и глубоко вздохнул. Сью-Би почувствовала, что вот-вот упадет в обморок.

– Я ошеломлена, – едва слышно произнесла она, глядя в сторону, чтобы скрыть слезы.

Заки выпрямился в постели и указал рукой на телефон.

– А теперь звони Хакиму, – резко сказал он. – Скажи, пусть принесет деловую папку из верхнего ящика моего письменного стола. У меня приготовлен для тебя маленький прощальный подарок. Но при Хакиме не вскрывай. Ты знаешь, какой он сварливый.

Сью-Би и Сандрина сидели друг против друга в отдельной кабинке греческой кофейни на Лексингтон-авеню.

– Жаль, что не удалось найти твою вторую туфлю.

Сандрина смотрела в чашку с кофе.

– Ты сделала больше чем достаточно, Сью-Би. Даже не знаю, как тебя отблагодарить.

– Не нужно меня благодарить, Сандрина. Заки рассердился, что кто-то, по-видимому, забрал твои деньги.

– Как бы там ни было, – с улыбкой продолжала Сандрина, – я благодарна тебе хотя бы за то, что ты за меня заступилась. Теперь смогу расплатиться за квартиру. Я была на мели.

Сью-Би кивнула официантке, нависшей над ними с горячим кофейником со свежим кофе. Ей очень хотелось задать щекотливый, как ей казалось, вопрос, но она не решалась.

– А как так получается: ты на мели, а живешь на Парк-авеню? – наконец отважилась она.

– Поэтому больше и не живу. Это я раньше там жила. А мать меня давно уже оттуда вышвырнула.

– Ой-ой-ой, – сказала потрясенная Сью-Би. – Как она могла так поступить?

– Я взяла на вечер ее драгоценности и потеряла. Она взбесилась, хотя полиции и страховой компании сказала, что ее обворовали, потому что это был единственный способ получить компенсацию. А потом однажды у нас произошла с ней очередная великая разборка из-за ее мужа, и я пригрозила, что расскажу правду о колье, – сказала Сандрина, пожимая плечами, – вот тогда-то она и вышвырнула меня из дому.

– А почему вы ругались из-за ее мужа?

– Вообще-то он был моим парнем. Я привезла его домой из колледжа, а она отбила. О, это была великая заварушка.

– Твоя мать вышла замуж за твоего парня? – недоверчиво переспросила Сью-Би. – Вот это дела, а я-то думала, что хуже, чем у меня, не бывает.

– Бывает-бывает, – слабо улыбаясь, ответила Сандрина. – Есть о чем подумать в День матери.

Ирония Сандрины не обманула Сью-Би. Перед ней была несчастная девушка.

– Ты иногда видишь ее?

– Только в газетах. Кровь бьет в ней ключом и выносит ее фотографии на газетные страницы, – сказала Сандрина усмехнувшись. – Впрочем, скоро придется увидеть воочию. Она распорядительница завещанного мне отцом наследства, которое я должна получить.

– Тебе трудно будет сделать это?

– Трудней быть не может, – сказала Сандрина.

Впервые выражение ее лица показывало, сколь глубока ее душевная рана.

– Поэтому ты и работаешь... – Сью-Би замолчала, подыскивая слова.

– «девушкой по вызову»?

– У-гу.

– Отчасти. А еще потому, что мне это просто нравится.

– Тебе нравится спать с незнакомыми мужчинами?

Сандрина наклонилась вперед.

– Я ведь все равно бы спала с ними. Почему же не получать за это деньги? – сказала она, отчетливо произнося каждое слово, как будто Сью-Би была туговата на ухо.

– Тебе виднее, – потерянно промолвила Сью-Би.

– Суть вот в чем, Сью-Би, – продолжила Сандрина. – Я могу работать, когда хочу. Зарабатываю хорошие деньги. Хожу в лучшие клубы и рестораны. Иногда даже путешествую на Карибские острова. Контора, на которую я работаю, – классное предприятие. Я фактически знакомлюсь с важными персонами, о некоторых из них ты наверняка слышала. Видишь ли, мужчины относятся к тебе совершенно иначе, когда платят тебе. Особое извращение. Они ведут себя так, будто они такие крутые только оттого, что находятся в компании с дорогой, красивой женщиной. Как будто это придает им больше веса. В глазах других мужчин они герои, потому что позволяют себе таким образом шалить и прожигать жизнь. Им и в голову не приходит, что единственный интерес для нас представляет их кошелек, а не кто они есть и что у них есть и, уж конечно, не их гениталии.

Сью-Би содрогнулась от откровенности Сандрины, но сделала вид, что отвлечена официанткой, которая принесла бутерброд с ветчиной и яйцом для Сандрины и с глухим стуком опустила тарелку на стол, после чего оторвала от своей чековой книжки листок со счетом и с высоты полуметра бросила его на стол.

– А как это у тебя началось? – с неподдельным интересом спросила Сью-Би.

– Ты хочешь сказать, как это такая приличная девушка, как я... в этом духе?

Сью-Би улыбнулась.

– Извини, – сказала она, – но мне интересно знать.

– Ладно, всем интересно. Я тусовалась по клубам, ну, знаешь, потанцуешь – а танцевать я люблю, – подурачишься, снимешь парня. Как-то один такой напугал меня до полусмерти, на психа нарвалась. На следующий вечер я заявилась в клуб с подбитым глазом и случайно познакомилась с одной действительно милой женщиной, которая сказала, что я нарываюсь на нож и что мне нужна защита. Она дала мне телефон девушки, возглавляющей «службу свиданий». Ее зовут Анжела. Мне понравилось, что у меня будет защита, что я застрахована от разных идиотов, ну я и нанялась к Анжеле. Она подбирает мне заказы на свидания. Я могу принять их, могу отказаться. Оплата хорошая, и работа не такая грязная, как некоторым кажется. А с мужчинами я и так спала. Теперь же у меня есть и защита, и доход.

– Почему же ты в таком случае на мели? – спросила Сью-Би.

Она доела бутерброд, но так и не насытилась.

– Да я не разорена. Просто деньги у меня не держатся. Одежда, драгоценности, всякая ерунда. За полдня в «Саксе»[3] я могу спустить десять штук. Возможно, это объясняется тем, что очень скоро я должна получить наследство. А если не получу, у меня есть запасной вариант.

– Да? Какой же, Сандрина? – спросила Сью-Би.

– Простой. Очень-очень богатый мужчина. Я хочу жить даже лучше, чем живет моя мать. Я хочу все тридцать три удовольствия, и единственная возможность их получить – выйти замуж за до отвращения богатого человека.

– Ух ты, – тихо сказала Сью-Би, больше она ничего не могла сказать.

Странно, чтобы кто-то желал подобного, но выражение глаз Сандрины заставило Сью-Би поверить ей.

– А что ты вообще делаешь для Заки?

– Ничего особенного. Подаю завтрак, таблетки. Укладываю подушки, как он скажет. Сижу с ним. Так, мелочи все.

– Ну да, теперь припоминаю. Ты рассказывала мне, что сидишь вместе с ним в сортире. Я это потом вспоминала.

– Но этому пришел конец, – грустно сказала Сью-Би. – Сегодня утром Заки сказал, что он улетает домой. Мне надо искать работу.

– Но ты же медсестра, чего беспокоиться, – хмуря брови, сказала Сандрина. – В этом городе медсестры нарасхват. В минуту можешь устроиться на работу.

Сью-Би с трудом проглотила недожеванный кусочек бутерброда.

– Сандрина, я не медсестра, – спокойно сказала она.

– Разве? Но...

вернуться

3

Один из самых дорогих магазинов на Пятой авеню.

38
{"b":"10265","o":1}