ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Лас-Вегас, – произнесла она тем же тоном, каким отозвалась бы о сточной канаве.

Мадам улыбнулась ему. Он хорошо знал эту улыбку – в ней совершенно не было веселья.

– Начнем с Сандрины. Я хочу послать ее вместе с Анжелой на специальное задание.

– И дальше?

– Сначала найди мне Сандрину. Потом я скажу, что будет дальше.

– Она утром улетела в Лондон, где наш человек записал ее вечером на прием. Но я попробую разыскать. Что ей сказать?

– Скажи, чтобы завтра утром вылетала в Цюрих. Там один клиент хочет провести свободный вечер с двумя незаурядными девушками.

Мартин дозвонился до отеля, где остановилась Сандрина, но ему сказали, что она ушла за покупками. Он передал, чтобы она связалась с ним, как только вернется. Потом позвонил Джереми Уилксу, человеку, с которым мадам была связана в Лондоне. Но нарвался на автоответчик.

– Вот дьявол! – выругался Мартин, положив трубку.

Позвонил Анжеле и попросил ее быть готовой для специального задания. Хоть ей-то он дозвонился. Весь день он продолжал звонить в Лондон. К шести часам Мартин оставил по полдюжине срочных посланий для Сандрины в гостинице и на автоответчике Джереми.

В надежде, что кто-то из них откликнется, Мартин слонялся по офису почти до полуночи. Когда телефон наконец зазвонил, он бросился к нему и схватил трубку, не дожидаясь конца первого звонка.

– Где ты была? – требовательно закричал он, даже не поздоровавшись.

– Я в аэропорту, Мартин, – ответил знакомый голос. – Только что прилетела и решила позвонить, чтобы узнать, как дела.

Мартин откинулся в кресле.

– Сью-Би, – выдохнул он.

Никто, кроме нее, не произносил его имя как «Маттин».

– Что нового? Я нужна тебе?

Он потер лоб:

– Подожди, дорогая. Я проверю.

Он нажал кнопку внутренней связи в будуаре мадам.

Мадам обычно ложилась спать очень поздно. Она не возражала чтобы он послал на задание Сью-Би, если не удастся найти Сандрину, хотя здесь и могла возникнуть определенная неловкость.

Клиентом, ожидающим в Швейцарии двух девушек Клео, был шейх Омар Заки.

Сандрина знала, что Мартин разыскивает ее, но избегала разговора с ним.

Сияющая и сверкающая, она вышла из косметического салона «Ма Эглантин» на Оксфорд-стрит. Поехала на такси в магазин «Шанель» в Челси и купила платье за семь тысяч долларов, сидящее на ней, как вторая кожа. В течение дня Сандрина время от времени отвлекалась от процедур, чтобы справиться в гостинице, не было ли ей звонков. Они были, все от Мартина, каждый истеричнее предыдущего. Позвонила Джереми Уилксу и попросила не разговаривать с Мартином, если тот обратится к нему. Она знала, что Мартин звонит, чтобы отправить ее на срочное задание. После каждого звонка, о котором ей сообщали, она благодарила дежурного – и снова занималась собой. Ей не хотелось, чтобы ее отвлекали от предстоящего вечера...

Утром, когда она прилетела из Парижа Джереми встречал ее в аэропорту.

Бросившись навстречу Сандрине, чтобы подхватить ее багаж, он не мог скрыть своего возбуждения:

– Девочка, дорогая! Еле тебя дождался, чтобы рассказать о сегодняшнем приеме.

– Ох, Джереми, – простонала она, – что уж там такого необычного?

– Прием устраивает Журдан Гарн.

Эти слова подействовали. Сандрина остановилась и уставилась на него:

– Черт побери!

– Он прибывает из Нью-Йорка с гостями на личном самолете. Остановится в своем особняке. Если ты будешь вести себя правильно, то сможешь увидеть самый шикарный дом в Белгрейвии[9]. Не говоря уже о близком знакомстве с третьим богачом мира.

Пока Джереми укладывал ее вещи в багажник «роллс-ройса», припаркованного у тротуара перед терминалом «Эр Франс», Сандрина молчала.

«Боже мой! – думала она чувствуя, что у нее холодеют кончики пальцев. – Вот оно! Журдан Гарн!» Фотографию Гарна она видела в прессе сотни раз, читала о нем в «Форчун» и «Форбс».

Расположившись на заднем сиденье машины, она убедилась, что перегородка отделяющая их от шофера, плотно закрыта потом обратилась к Джереми:

– Ведь ты мог выбрать и другую девушку!

– Да, конечно. – Джереми слегка улыбнулся. – Но я думаю, ты это заслужила. Я уверен, что ты знаешь, как обрабатывать таких, как Гарн.

Сандрина улыбнулась в ответ:

– Спасибо, Джереми. Ты прав. Я это действительно знаю.

Ровно в семь вечера Джереми заехал за Сандриной. Молча помог ей сесть в поджидающую машину и заговорил только тогда, когда они отъехали от тротуара:

– Журдан Гарн и не подозревает, что его ждет.

В каждом городе, куда приезжала Сандрина, находились «двойники» Джереми, люди мадам Клео – молодые, высокие и стройные. Мадам использовала их как мальчиков для поручений. Если они были нормальными в половом отношении, мадам разрешала им при случае переспать с новой девушкой, чтобы испытать ее, как это делал Джек Эйлер в Париже.

По мере приближения к «Савою» улица Странд[10] становилась все более забитой машинами. Автомобиль с трудом пробивался вперед.

– Как ты думаешь, для меня там будет что-нибудь интересненькое? – спросил Джереми, когда они в очередной раз остановились.

– Гм-м... Может, тебя интересуют актеры? – Сандрина смотрела в окно.

– Не особенно. – Он состроил гримасу.

– Ну, смотри сам, Джереми. У меня-то есть своя цель на сегодня.

– Вот именно. – Он улыбнулся. – Я могу быть чем-то полезен?

– Да. Хорошо бы ты нашел кого-нибудь, кто представит меня Журдану. Мне бы пока не хотелось, чтобы он знал, что я профессионалка. Мужчины лучше себя чувствуют, когда думают, что покорили тебя своим обаянием.

Джереми рассмеялся, откинув назад свои длинные шелковистые волосы.

– Ладно, Сандрина. Займемся делом.

Неожиданно Джереми схватил ее за руку и открыл дверцу автомобиля, который за последние пять минут не продвинулся ни на сантиметр.

– Пойдем пешком? Мы никогда не выберемся из этой пробки.

Добравшись до тротуара, Сандрина оглядела свое платье. Черный шелк плотно облегал фигуру, закрывая грудь до самой шеи. А на спине длинный, ниже талии, вырез обнажал умопомрачительную мраморную кожу. Тот, кто будет танцевать с Сандриной, не избежит прикосновения к этой прохладной шелковистой коже. Высокий викторианский воротник, который Джереми позаимствовал из коллекции драгоценностей мадам Клео, хранящихся в сейфе банка «Коуттс» на Слоун-сквер, состоял из чередующихся ниток жемчуга, гранатов и оникса. Через плечо Сандрина перекинула длинный палантин из чернобурки, также из прокатного гардероба мехов мадам Клео. Макияж был превосходен.

Когда они вступили на красную ковровую дорожку, расстеленную перед вращающимися дверями «Савоя», вокруг замелькали огни телевизионных камер, заливая их обоих слепящим светом.

Медленно продвигаясь к высоким дверям, Джереми бережно обнимал ее за плечи. В вестибюле слышались звуки невидимого струнного квартета исполнявшего популярные мелодии.

Джереми подвел ее к бару в дальнем углу зала. На небольших подмостках тихо наигрывал струнный квартет. Джереми взял с подноса у пробегавшего мимо официанта два фужера. С шампанским в руках они направились в просвет, образовавшийся в толпе гостей. Все головы поворачивались в сторону Сандрины.

Прислонившись к рукаву смокинга Джереми, она оглядывала зал.

– Ты уже видела его? – с многозначительной усмешкой спросил Джереми.

– Пока нет. Судя по фотографиям, он, мне кажется, невысокого роста. В этом море пингвинов отличить его будет трудно.

– А какие волосы нам надо искать?

– Гм-м... темные. Темно-русые с серебристыми висками. Лицо у него всегда загорелое.

– Это облегчает задачу. Здесь большинство лысых, с кожей цвета овсянки, – презрительно бросил Джереми, отхлебнув шампанского.

– Ну, это от английского воздуха. – Сандрина продолжала оглядывать гостей.

Внезапно она окаменела.

вернуться

9

Фешенебельный район Лондона недалеко от Гайд-Парка.

вернуться

10

Одна из главных улиц, в центральной части Лондона

60
{"b":"10265","o":1}