ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне надо идти, – быстро сказала она. – Это меня пугает.

Она оставила его и поспешила к Джереми, вовсе не ощущая себя испуганной. На самом деле совсем наоборот, она чувствовала себя так, будто только что обернула земной шар огромной красной лентой.

Подойдя к Джереми, Сандрина, не замедляя шагов, ухватила его за рукав и потащила к двери.

– Что происходит? – спрашивал он, пока она волокла его через вестибюль на улицу. – Что ты делаешь, черт побери?

– Я кончила. – Она выискивала у тротуара их автомобиль.

– Что?

– Поехали, – торопила она. – Вот машина. Скорее!

– Я не понял... – Джереми с трудом переводил дыхание.

– Зато он понял! Теперь жди и смотри.

Увидев, как они спешат к машине, шофер поторопился открыть заднюю дверцу.

Они быстро проскользнули на сиденье. Когда лимузин выехал на середину улицы, Сандрина повернулась к Джереми:

– Так, а теперь вот о чем я тебя попрошу. Я сейчас возвращаюсь в отель. А ты поезжай прямо домой. Когда он тебе позвонит, то не сразу говори ему, где я нахожусь, но дай почувствовать, что в конце концов скрывать не станешь.

– Журдан Гарн будет мне звонить? Ты, наверное, шутишь. Он же меня совсем не знает.

– Он знает сэра Питера. И найдет тебя. Это точно. Он позвонит. И до тех пор не отходи от телефона.

Не прошло и часа, как Сандрина, подняв трубку, услышала голос портье, который известил, что к ней поднимается некий мистер Гарн.

Она стояла у открытой двери, наблюдая, как Гарн выходит из лифта. Он направлялся к ней, загорелое лицо расслабилось от вожделения.

– Собирайся, – сказал он, входя в комнату. – И больше не убегай от меня.

На следующее утро, приятно утомленный после проведенной ночи, он оставил Сандрину спящей на сбившихся атласных простынях в спальне своего особняка в Белгрейвии. В полдень, когда он вернулся с деловой встречи, желая ее так, как никогда не желал ни одну женщину, Сандрины уже не было.

Дорога до зала ожидания для часто летающих пассажиров в аэропорту «Хитроу» заняла у Анжелы и Сью-Би добрых полчаса.

Пока носильщик сдавал вещи девушек в багаж, очень высокий седовласый немец вышел из очереди и ухватил Анжелу за локоть. Их беседа заняла еще пять минут.

Анжела даже не попыталась познакомить Сью-Би с кем-нибудь из них, надеясь, что переговоры не затянутся. Наконец она освободилась, и обе девушки прошли в зал ожидания первого класса.

– Боже мой, Анжела, – смеясь, сказала Сью-Би. – Ты знакома со всеми живущими на Земле?

Анжела пригладила волосы и поправила ремень дорожной сумки фирмы «Гуччи», сползающий с плеча ее мехового жакета.

– Не совсем, – беззаботно ответила она. – Но они меня знают.

Когда Мартин позвонил ей, она приняла предложение без недовольства. Ей нравилась Сью-Би, с которой после учебы в Веллингтон Клоузе встречаться приходилось редко. Путешествовать с ней будет приятно. Мартин не сказал, с кем именно у них назначена встреча. Да какая разница!

К своему разочарованию, она узнала, что встреча назначена не в самом Цюрихе. Это было типично для Мартина, чьи познания в географии ограничивались названием ближайшего аэропорта. Для них заказана машина, на которой они должны отправиться на роскошный высокогорный курорт Кластерс. Номера забронированы в отеле «Чеса Гришуна», где они должны дожидаться звонка.

Их автомобиль, блестящий черный «порше», стоял у выхода из терминала компании «Свисс Эр». Анжела сразу села за руль, Сью-Би устроилась рядом.

Продвигаясь к Клостерсу по извилистой горной дороге в холодных сумерках, они не разговаривали, словно два уставших от дорог коммивояжера, направляющихся к очередному покупателю.

Настроение у Анжелы было не самое лучшее. Все надоело. Последний раз она выезжала на отчаянно скучную встречу стран третьего мира в Брюсселе, где люди с мрачными взглядами в плохо сшитых костюмах смотрели по видику первую и вторую серию «Крестного отца» и пили виски.

– Если я еще пять минут не увижу на этой чертовой дороге места, где можно отлить, у меня передок запоет по-тирольски, – проворчала Анжела, обращаясь к Сью-Би, которая любовалась горными пейзажами.

Сью-Би повернулась к ней:

– Боже, твой словарь ничуть не изменился.

– Ты не права. Я говорю так только с друзьями.

– Да, но у тебя ведь так много друзей, солнышко. – Сью-Би улыбнулась. – С тобой даже через аэропорт не так просто пройти.

– Ах, эти... – Анжела вздохнула и перевела рычаг на первую скорость, чтобы преодолеть очередной крутой поворот.

Высокогорная дорога оказалась более опасной, чем предсказывал агент по найму автомобилей, поэтому, несмотря на то, что Анжела была отменным водителем, нельзя было ни на минуту ослаблять внимание.

– Это не друзья, детка... Это деньги на депозите.

Сью-Би подняла до подбородка воротник своего жакета из черно-бурой лисы. Хотя уже наступило лето, на скалах еще лежал снег.

– «Передок» – это так вульгарно, – не унималась она.

– Успокойся, Сью-Би! – Через затемненное стекло Анжела скосила глаза на крутящиеся хлопья снега, сдуваемые ветром со скалы. – Просто ты последнее время слишком много якшаешься с англичашками.

– Так только мужики говорят. – Сью-Би никак не хотела уходить от темы.

– Хорошо. – Анжела уже была раздражена. – Ну а как же называть наш рабочий инструмент, чтобы не оскорбить твоих деликатных чувств? Может быть, влагалище?

Сью-Би глубоко вздохнула и уставилась через боковое стекло на серое облачко, примостившееся у вершины горы. Снег на вершинах был синего цвета. В долине под ними светились огни горнолыжного курорта. И старинные крестьянские домики, и коттеджи лыжников были украшены балкончиками ручной резьбы и примитивными росписями на белых стенах. В вечернее небо поднимались столбики дыма.

– Ну что? – со злостью сказала Анжела. – С вами все в порядке, миссис Онассис?

– Что с тобой, Анжела? У тебя плохое настроение?

Анжела взглянула на подругу. Бледное лицо Сью-Би, казалось, плавает в свете лампочек на приборной доске автомобиля. Седой мех лисьего жакета, позаимствованного из коллекции мадам Клео, сливался со светлыми волосами. Остального ее тела, казалось, не существовало вовсе.

– Что-то я устала от жизни, Сью-Би, – сказала Анжела. – Чувствую себя потерянной вещью. Все, что я вижу, – это аэропорты и отели. Вспомни чепуху, что нам болтали в Веллингтон Клоузе. Ну и когда же все это начнется, хотела бы я знать?

– Что начнется?

– Как что? Да шикарная жизнь. Где блеск, где сливки общества?

– Но, Анжела, какая же ты пессимистка. Смотри, у нас с тобой – и «порше», и меха, и тысяча долларов на карманные расходы, и еще сколько будет! И едем мы, между прочим, по Швейцарии и через некоторое время встретимся с богатыми, влиятельными мужчинами. Не знаю, как тебе, но для меня все это – в первый раз. Это не то, что с сумками на плече на Таймс-сквер фонари подпирать.

– А если эти клиенты окажутся омерзительными?

– Не окажутся. Мартин сказал, что они близкие друзья мадам. А если они нам не понравятся, то достаточно позвонить Мартину из ближайшего телефона и сказать: «Дорогой, мужчины отвратительные!» Мне уже пару раз приходилось так делать. И у Сандрины были такие случаи. Так что это не проблема.

Анжела вздохнула и тряхнула головой. Ее утомляла неистребимая жизнерадостность подруги.

– Вот уж кому повезло, так это Сандрине, – продолжала Сью-Би.

Анжела повернула голову:

– Повезло? В чем это?

Сью-Би на мгновение задумалась.

– Думаю, я могу рассказать, – неуверенно сказала она. – Сандрина звонила мне утром, перед нашим отъездом. Она была в восторге. Вчера вечером она ходила на прием и познакомилась с Журданом Гарном. Она звонила из его особняка в Белгрейвии.

– Гарн – клиент Сандрины? – Анжела чуть не кричала. – Журдан Гарн из «списка пятисот» журнала «Форчун»? Гарн – пожиратель компаний? Мистер Личный Самолет? Гарн, у которого деньги из задницы сыпятся?

– Да, я думаю, тот самый, – спокойно ответила Сью-Би. – Но он не клиент. Она познакомилась с ним на вечеринке.

62
{"b":"10265","o":1}