ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но я не помню, чтобы я видел Сью-Би в замке...

Сью-Би продолжила рассказ:

– Да, мы с вами не познакомились. Но то, что я была там, имеет значение. Вы помните то утро, когда покинули замок?

– Смутно. А что?

– Вы спускались в холл и по пути заглянули в соседнюю комнату. Вы видели, как я помогаю Билли одеваться. Он уже накрасился и был в платье.

– Так это был Мосби! Я и вообразить не мог... – Питер долго молчал, поистине ошеломленный. – Боже, я никогда и не вспоминал об этом.

– Да, но муж очень беспокоился, что вы застали его в таком виде. Вы ведь журналист. И он боялся, что вы используете то, что видели. Надо было что-нибудь предпринять, и он – возможно, это было неразумно – обратился за помощью к человеку с самыми обширными связями. – Сью-Би указала на мадам Клео.

– Когда Билли позвонил мне из Парижа, – продолжала мадам Клео, – я связалась с Уорреном Брэкнеллом, моим давним клиентом.

– Председателем ВСН? – Питер вспомнил давний звонок от Гордона Джемисона, который передал ему, как зол на него Брэкнелл.

– Да. Он ведь на «Ля Фантастик» познакомился со своей бывшей женой.

Теперь ярость Брэкнелла стала понятной. Они поженились в мае, а в декабре их развод наделал много шума.

– Синтия Брэкнелл была девушкой Клео?

– Одной из моих лучших девушек, – гордо сказала мадам.

– Вы не подумайте, Питер, – вмешалась Сью-Би. – Вас уволили не за то, что вы видели Билли переодетым. Так далеко дело не зашло. Когда Уоррен Брэкнелл узнал, что вы были на «Ля Фантастик», у него шел затянувшийся судебный процесс. Его имя мелькало в газетах повсюдуот Ваппинга до Саут-стрит. Он искал, на ком бы сорвать злость, и вы подвернулись под руку, причем он дал понять, что вы себя скомпрометировали. Мадам Клео хотела всего лишь, чтобы Брэкнелл поговорил с вами. Она намеревалась защитить старого друга, а события приняли неожиданный оборот. И вы оказались невинной жертвой.

– Так... – Питером овладело любопытство. – И каков же был ваш следующий шаг?

– Держать вас под контролем, – сказала Сью-Би.

– Нейтрализовать тебя, – подтвердила Сандрина.

– Впутать вас в эту историю, – прозвучали слова мадам Клео. – Ни один мужчина, переспавший с девушкой Клео, никогда не забудет ее. Я знала, что могу поддерживать ваш интерес, рассказывая о девушках, по крайней мере, до тех пор, пока вы не удовлетворите свое любопытство.

– Но все-таки интересно узнать еще об одном, – обратился Питер к Сью-Би. – Зачем потребовалось столько усилий, чтобы отстранить меня от этого дела? Не проще ли было попросить вашего мужа не печатать эту чертову книгу?

– Ее опубликовал бы кто-нибудь другой, вы прекрасно знаете. Кроме того, Билли не хотел, чтобы вы стали его врагом. Не забывайте, он до сих пор опасается, что вы узнали его тогда, на «Ля Фантастик». Если бы он лишил вас миллионного заработка, у вас могло бы появиться желание мстить. И тогда мы взяли дело в свои руки.

Анжела, которая до сих пор не вступала в разговор, лишь изредка бросая острые реплики, сейчас наклонилась вперед и со всей серьезностью проговорила:

– Вы должны понять, Питер, если еще не разобрались в этом, в нашей жизни деньги определяют все. И нам трудно поверить, что у кого-то не так. Когда мы поняли, что вы действительно решили выйти из игры, стало ясно, что деньги для вас не имеют такого значения. Вы хотели сделать работу хорошо – или не делать ее вовсе. У вас репутация мастера журналистских расследований по части самых скандальных историй. Вы умеете докопаться до грязного белья и выставить его на всеобщее обозрение. Если бы вы вышли из игры, затаив на нас злобу, мы накликали бы на себя беду. Вас боится не только Билли Мосби. Я знаю бывшего владельца казино из Лас-Вегаса, который потерял лицензию из-за статейки, которую вы о нем написали. Сейчас он торгует в Вегасе дешевыми костюмами.

– Анжела, замолчи! – потребовала Сью-Би.

– В тот вечер, когда Мартин в истерике позвонил Фидл Налл, она обратилась ко мне, – сказала Сандрина. – Я связалась со всеми остальными, и мы решили, что если уж истории мадам суждено стать известной, то она должна быть рассказана как следует – и не обозленным журналистом. Мы поняли, что надо спасать книгу. Сначала мы решили, что надо свести тебя с мадам Соланж. Мадам Клео согласилась, что, поскольку она сама не может говорить о себе, пусть это сделает Дексия. Таким способом ты получал нужные тебе сведения, а мы обретали последнюю надежду спасти книгу.

– Послушайте, Питер, – сказала Сью-Би. – Мы собираемся сказать вот что: мы думали и пришли к решению, что есть один выход, который устроит нас всех. Теперь, когда вы располагаете всей информацией, вы должны писать книгу, но не биографию мадам.

– Не биографию? – Питер перевел взгляд на Клео. – А что же?

Все девушки повернулись к мадам и ждали, что она скажет.

– Пусть это будет роман, мой дорогой, – сказала мадам. – Да, роман.

Сью-Би возбужденно склонилась к Питеру и вцепилась в его колено:

– Разве это не замечательно? Распоряжайтесь всем, что вам известно о нас, как душе угодно. Только измените имена.

– Надеюсь, Питер, ты убедился, что мы не намерены создавать тебе препятствий, напротив, – вмешалась Сандрина. – Пожалуйста путь открыт!

– Вперед, Питер, и не держи зла, – добавила Анжела.

– Девочки, девочки! – Мадам помахивала мундштуком. – Хватит! Дайте мистеру Ши перевести дух. Думаю, самое время рассказать ему о наших новых планах.

– Новых планах? – переспросил Питер. – Значит, вы нашли другой выход из затруднений с налогами?

– Мы не знали, как вы себя поведете, поэтому сами обо всем позаботились. – Сью-Би встала и направилась к шнурку звонка. – Давайте выпьем шампанского. От этого я не отказалась. Это скорее лакомство, чем выпивка.

– Для меня тоже. – Сандрина сделала гримасу. – Так где наше лакомство?

– Знаешь, Санди, – сказала Анжела, – ты ведь сейчас уже не в пленулюбви – можешь попробовать отказаться от спиртного.

Сандрина не обратила внимания на ее слова, а Сыо-Би попросила подоспевшего Гловера принести «Дом Периньон».

Когда все взяли свое шампанское, Сью-Би обратилась к мадам:

– Выпьем за окончательное освобождение мадам Клео!

Все женщины, кроме Клео, торжественно подняли бокалы.

Все еще держа свой в руке, Питер удивленно переспросил:

– За освобождение?

– За освобождение от Франции и ее ужасной налоговой службы, – пояснила Сандрина, улыбаясь ему через стекло.

– Вы покидаете Францию? – спросил Питер мадам Клео.

– Ну что ж, если суждено, – сказала мадам.

– А что с вашим домом? С вашими... вещами?

– Ерунда – взмахнула руками мадам. – Правительству долгие годы придется выяснять, кому это на самом деле принадлежит. Так им и надо.

Питер улыбнулся. Не уплатив за сорок с лишним лет ни сантима налогов, мадам вовсе не чувствовала, что задолжала что-то своей стране.

– К концу месяца я буду свободна от Гарна, – сказала Сандрина. – И я как раз подыскала очаровательный домик в Найтсбридже, где мадам может открыть новое дело.

– А я как раз купила пять новых сногсшибательных туалетов, – вступила в разговор Анжела. – Ведь мне нужен новый гардероб, чтобы открыть нью-йоркский филиал.

– Анжела тоже участвует в деле? – Питер обернулся к мадам Клео. – Но вы же говорили, что поссорились.

Мадам тепло улыбнулась Анжеле:

– Все забыто!

Сью-Би захихикала:

– Анжела нам нужна! Барри всегда сможет разобраться с нью-йоркскими бюрократами.

– Ах так? А если бы я не была замужем за мафиози, я была бы не нужна? – рассмеялась Анжела.

Сандрина тоже засмеялась:

– Мы все любим тебя, дорогая, но твое замужество может быть очень полезно. Таковы женские правила. Моя новая подруга недавно мне это объяснила.

Питер взглянул на Сандрину:

– Новая подруга – это случайно не Фидл Налл?

– Именно она, – сказала Сандрина довольным тоном. – Значит, ты тоже знаком с женскими правилами?

86
{"b":"10265","o":1}