ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Повелитель кланов

(WarCraft-2)

Эта книга посвящается «святой троице»: Люсьен Дайвер, Джессике МакДживни и Крису Мецену с признательностью за активную поддержку и неколебимую веру в мою работу

Пролог

Они пришли, когда Гул'дан позвал их, тех, кто по собственной воле продал свои души Тьме. Когда-то они, как и Гул'дан, глубоко постигли мир духов. Когда-то их занимала природа и место орков в ней, и они учились у зверей в лесах и полях, у птиц в небесах, у рыб в реках и океанах. И сами были частью этого круговорота, не больше и не меньше.

Но не теперь.

Шаманы в прошлом, ныне колдуны, они вкусили лишь малую толику силы, и была она сладкой и дразнящей, подобно капле мёда на кончике языка. И каждый день их усердие вознаграждалось все большей силой. Гул'дан учился у мастера Нер'зула до тех пор, пока не превзошёл учителя. Несмотря на то, что именно благодаря Нер'зулу Орда стала мощной и неудержимой, словно гигантская волна, несущая разрушения, у него не хватило мужества пойти дальше. Слабым местом Нер'зула было благородство, всегда присущее его народу. Гул'дан такими слабостями не обладал.

Со временем Орда уничтожила все живое в этом мире. Но как удовлетворить бурлящую жажду крови? И орки подняли боевые топоры друг против друга, клан уничтожал клан в отчаянном стремлении утолить жестокие страсти, клокотавшие в их сердцах. Именно Гул'дан обнаружил новую цель, которая утолит кровавую жажду, обуревавшую Орду. Скоро они отправятся в новый мир, полный ни о чём не подозревающей, а потому лёгкой добычи. Жажда крови затмевала оркам разум, и буйная, неуправляемая Орда нуждалась в мудром вожде. И именно Гул'дан возьмёт на себя ответственность за будущее соплеменников.

Гул'дан кивнул им, когда они вошли. Его маленькие, налитые кровью глазки не упускали ни единой мелочи. Один за другим эти орки пришли на зов, как презренные животные к хозяину. К нему.

Гости расселись за круглым столом. Это были те, кого боялись, ненавидели и почитали больше всех среди орочьих кланов. Одни были отвратительны на вид, ибо заплатили за тёмное знание не только своими душами. Другие сохранили внешнюю привлекательность, и их здоровые мощные тела бугрились мускулами, туго обтянутыми гладкой зелёной кожей. Такова была их цена в сделке с Тьмой. И все они были коварны, безжалостны и готовы на всё ради силы.

Но никто из них не мог сравниться с Гул'даном в беспощадности.

— Мы, те немногие, что собрались здесь, — скрежещущим голосом начал Гул'дан, — самые могучие представители наших кланов. Мы познали силу. Знаем, как раздобыть её, как использовать и как добыть ещё. Кое-кто уже начал высказываться против нас. Одни желают вернуться к своим корням, другим надоело убивать беззащитных младенцев. — Его толстые зелёные губы скривились в презрительной усмешке. — Вот что происходит, когда орки расслабляются и теряют свой боевой дух.

— Но Великий, — возразил один из колдунов. — Мы перебили всех драэнэй. Что ещё можно уничтожить в этом мире?

Толстые губы Гул'дана растянулись в улыбке, обнажив огромные острые клыки.

— Ты прав, здесь никого не осталось, — согласился он. — Но нас ждут другие миры.

Он поведал им о своём замысле. С каждым его словом глаза сидящих все ярче сверкали адским огнём. Да, все правильно. Он создаст самую могущественную организацию за всю историю орков и во главе её отправится завоёвывать новый мир.

— И мы заставим всю Орду плясать под нашу дудку, — заключил он. — Каждый из нас обладает большим влиянием. Но орки слишком горды, поэтому никто из них не должен знать, что является орудием в наших руках. Пусть каждый думает, что машет боевым топором, потому что сам этого хочет. Мы будем действовать тайно. Мы те, кто скрывается в тени, власть невидимая и потому ещё более могущественная. Мы — Совет Тени, и да не узнает никто о нашей силе.

И всё же придёт день, и об этом узнают.

1

«Даже животные мёрзнут в такую ночь, как эта, — подумал Дуротан и рассеянно почесал за ухом своего лохматого друга. Острозуб одобрительно рыкнул и придвинулся поближе. Волк и вождь орков молча наблюдали, как за сводами пещеры тихо падают белые снежинки.

Когда-то Дуротан, вождь клана Снежного Волка, жил в более благодатном краю. Он размахивал топором среди буйной зелени, прищуривая маленькие глазки от яркого солнечного света и брызг горячей человеческой крови. Когда-то его народ был един. Плечом к плечу сражались они, и зелёная волна смерти катилась по склонам холмов, стремительно поглощая человеческое племя. Вместе они пировали у костров, отмечая очередную кровавую победу, в то время как их дети дремали у огня, повторяя во сне подвиги отцов.

Но теперь жалкая горстка орков клана Снежного Волка прозябала в холодных Алтеракских горах чужого мира. Единственными их друзьями были эти огромные белые волки. Они ничуть не напоминали тех гигантских чёрных волков, которых когда-то приручил народ Дуротана. Но волк всегда остаётся волком, какого бы цвета ни был его мех. Терпеливые орки подчинили своей воле и этих зверей. Теперь орк и волк вместе охотились и согревали друг друга бесконечными снежными ночами.

Тихий гнусавый звук, донёсшийся из глубины пещеры, заставил Дуротана обернуться. Его грубое, изрезанное морщинами лицо, на которое наложили свой отпечаток злобный нрав и бурная жизнь, смягчилось. Это заплакал его маленький сын, который получит имя только в особый День Наречения Имени, назначенный в этом цикле.

Оставив Острозуба наблюдать за снегопадом, Дуротан поднялся и, тяжело ступая, направился в глубь пещеры. Драка кормила ребёнка и только что отняла его от груди, именно поэтому он и захныкал. Дуротан наблюдал, как черным, острым словно бритва ногтем Драка сделала у себя на груди, у самого соска, глубокий разрез и снова дала малышу грудь. Её красивое лицо с мощными челюстями даже не дрогнуло. Теперь ребёнок получит не только питательное молоко, но и материнскую кровь. И это самая подходящая пища для юного воина, на которого возлагались большие надежды. Ведь сын Дуротана — будущий вождь Снежных Волков.

Внезапно Дуротана охватило чувство любви к своей подруге, воину, равному ему в смелости и уме, и к прекрасному сыну, которому они дали жизнь.

Именно будущее сына подтолкнуло Дуротана принять, наконец, нелёгкое решение. Он сел и глубоко вздохнул.

Драка взглянула на мужа, её карие глаза прищурились. Она знала его слишком хорошо. Дуротан не хотел раньше времени волновать её, хотя понимал, что рано или поздно все равно расскажет ей и другим сородичам о своём решении.

— Теперь у нас есть ребёнок, — глухо проговорил Дуротан. Его низкий голос эхом разносился под сводами пещеры.

— Да, — ответила Драка с гордостью. — Замечательный сильный мальчик, который возглавит клан Снежного Волка, когда его отец примет благородную смерть в бою. Но пройдёт ещё много лет, — добавила она.

— Я отвечаю за его будущее, — продолжил Дуротан свою мысль.

Теперь Драка полностью обратилась в слух. «До чего же она прекрасна», — с нежностью подумал орк и попытался запечатлеть в памяти её образ. Отсветы огня играли на зелёной коже женщины, красиво оттеняя мощный рельеф мышц, и поблёскивали на клыках. Она не перебивала своего друга, просто ждала, пока он вновь заговорит.

— Не выступи я против Гул'дана, у нашего сына было бы более счастливое детство, — вздохнул Дуротан. — Не скажи я своё слово против этого выскочки, мы бы по-прежнему пользовались уважением в Орде.

Драка зашипела, недовольно оскалившись на мужа.

— А ты бы не стал тем мужчиной, с которым я согласилась бы вступить в союз, — заметила она.

Младенец дёрнулся и повернул голову, чтобы заглянуть матери в лицо. Белое молоко и красная кровь заструились по маленькому, уже начавшему выдаваться вперёд подбородку.

— Дуротан из клана Снежного Волка не стал бы сидеть сложа руки и смиренно смотреть, как его народ ведут на смерть, будто овец. Иначе бы он не смог править кланом по-прежнему.

1
{"b":"10267","o":1}