ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Теперь они, конечно же, убьют его или бросят здесь умирать, связанного и ослеплённого. Трэль предвидел это и подумал, что уж лучше закончить свою жизнь так, чем провести ещё хотя бы один день, рискуя жизнью на гладиаторской арене во славу жестокого ублюдка, который избивал его и издевался над Тари.

Теперь Трэль шёл не так уверенно, хотя в какой-то момент к нему, не говоря ни слова, подошли два орка и крепко схватили его за руки. Он доверился им, у него не было выбора.

Трэль потерял чувство времени, и путешествие казалось ему бесконечным. Мягкая пружинистая лесная почва уступила место прохладному камню, и воздух стал холоднее. По тому, как изменилось звучание голосов орков, Трэль понял, что они спускались под землю.

Наконец они остановились. Пленник склонил голову, и с него сняли повязку. Даже неяркий свет факелов показался ему ослепительным после полной темноты.

Он стоял в огромной подземной пещере. Острые длинные камни торчали кверху из пола и свисали с потолка. Издалека доносился звук падающих капель. В стенах этой большой пещеры виднелись входы в другие, поменьше, большинство из них скрывали занавесы из звериных шкур. Повсюду были разбросаны доспехи, явно знавшие лучшие времена, и оружие, хорошо ухоженное и, видимо, часто бывавшее в деле. Посередине горел небольшой костёр, дым поднимался к каменному потолку. Должно быть, здесь и скрывался легендарный Гром Адский Вопль вместе с последними представителями свирепого клана Боевой Песни.

Но где же сам прославленный вождь? Трэль огляделся по сторонам. Из соседних пещер вышли несколько орков, но никто из них не походил на вождя ни внешностью, не одеждой. Он повернулся к Рекшаку.

— Ты сказал, ты доставишь меня к Адскому Воплю, — возмутился он. — Я не вижу его здесь.

— Ты его не видишь, но он здесь. Он видит тебя, — произнёс другой орк, откинув занавес и выходя из своего укрытия.

Он был почти так же высок, как Трэль, но явно уступал ему в мощи. Он выглядел очень старым и измождённым. На тощей шее он носил ожерелье из костей животных, а может быть, и людей. Держался орк так, словно привык к всеобщему уважению, и Трэль охотно выказал его. Кем бы ни был этот орк, в своём клане он занимал не последнее место. К тому же он говорил на человеческом языке почти так же бегло, как Трэль. Трэль склонил голову:

— Может, и так. Но я желаю говорить с ним, а не просто наслаждаться его незримым присутствием.

Орк улыбнулся.

— В тебе есть дух, огонь, — начал он. — Это хорошо. Я Искар, советник великого вождя Адского Вопля.

— Меня зовут…

— Ты известен среди нас, Трэль из Дэрнхолда.

Встретив удивлённый взгляд Трэля, Искар пояснил:

— Многие слышали о домашнем орке генерал-лейтенанта Блэкмура.

Тихое ворчание заклокотало в горле Трэля, но он не потерял хладнокровия. Он и раньше слышал эту кличку, но стократ обиднее она звучала из уст представителя его собственного народа.

— Разумеется, мы никогда не видели, как ты дерёшься, — продолжил Искар. Убрав руки за спину, он стал неторопливо прохаживаться вокруг Трэля, внимательно его разглядывая. — Орков не допускают смотреть на гладиаторские бои. Пока ты наслаждался почестями на арене, твои братья терпели побои и унижения.

Трэль больше не мог сдерживаться:

— Не доставалось мне никаких почестей! Я был рабом, собственностью Блэкмура, и если вы думаете, что я не презираю его, полюбуйтесь на это! — Он повернулся так, чтобы они смогли увидеть его спину.

Они посмотрели и рассмеялись, приведя его в ярость.

— Там ничего нет, Трэль из Дэрнхолда, — сказал Искар.

И Трэль осознал, что произошло; исцеляющая мазь сделала своё дело слишком хорошо. От побоев Блэкмура и его людей у него на спине не осталось ни единого шрама.

— Ты взываешь к нашей жалости, но мы видим, что ты цел и невредим.

Трэля охватило смятение. Ярость переполняла его, он пытался с ней справиться, но ничего не получалось.

— Я был просто вещью, имуществом. Да вы знаете, что я сам получал с тех рек пота и крови, которые проливал на арене? Блэкмур купался в золоте, а меня держали взаперти в камере и выводили только ему на потеху. Сейчас я узнал, что шрамы на моём теле не видны. Но меня исцелили только потому, что я снова должен был выйти на арену и снова драться, чтобы принести богатство хозяину. Среди шрамов, которые невидимы для вас, есть и очень глубокие. Я бежал, меня бросили в лагерь, а теперь я пришёл сюда, чтобы найти Адского Вопля. Хотя я уже начинаю сомневаться, что он вообще существует. Я почти отчаялся найти орка, который воплощал бы образец того, каким я мыслю наш народ.

— И каким же ты мыслишь наш народ, орк с именем раба? — Губы Искара скривились в усмешке.

Дыхание у Трэля участилось, но он собрал всю свою выдержку, как учил Сержант.

— Орки сильны. Хитры. Могучи. Орки сеют ужас в битве. Их боевой дух неукротим. Позвольте мне увидеть Адского Вопля, и он поймёт, что я достоин.

— Это мы сейчас проверим, — перебил Искар. Он поднял руку, и в пещеру вошли трое орков.

Они начали облачаться в доспехи и подбирать с земли оружие.

— Это трое наших лучших воинов. Они, как ты и сказал, сильны, хитры и могучи. Они дерутся, чтобы убить или умереть самим, не так, как ты привык на гладиаторской арене. Твои комедиантские штучки здесь не помогут. Тебя сможет защитить только настоящее умение. Если ты выживешь, может быть, Адский Вопль и окажет тебе честь и даст тебе аудиенцию. А может быть, и нет.

Трэль пристально посмотрел на Искара.

— Он увидит меня, — уверенно сказал он.

— Это лучшее, на что ты можешь надеяться. Начинайте!

И все три орка бросились на безоружного и беззащитного Трэля.

10

На какую-то долю секунды Трэль растерялся. Но потом годы тренировок и сражений взяли своё. Трэль вовсе не хотел драться со своими сородичами, поэтому просто представил, что находится на гладиаторской арене, и стал действовать соответственно. Он ловко присел, уклоняясь от атаки одного орка, потом резко вскинулся и выхватил из рук противника огромный боевой топор, который тут же пустил в дело. Удар вышел тяжёлым, но основную его силу приняли на себя доспехи. Орк вскрикнул и упал на колени, хватаясь руками за спину. Удар не смертелен, зато шансы почти сравнялись, и теперь против одного дерутся только двое.

Рыча, Трэль повернулся к оставшимся противникам. Он чувствовал рокочущий зов крови — такой привычный, такой сладостный. Второй орк с громким криком замахнулся на Трэля огромным палашом, который с лихвой возмещал ему недостаточно длинные руки. Трэль качнулся, уклоняясь от сокрушительного удара, и всё же бок обожгло болью.

Орк продолжал наступать, и одновременно сзади напал третий. Но теперь у Трэля было оружие. Не обращая внимания на кровь, которая толчками текла из раны и заливала каменный пол, делая его скользким и опасным, Трэль огромным топором нанёс удар первому нападающему, затем позволил оружию по инерции уйти назад и поразить второго.

Оба орка прикрылись гигантскими щитами. У Трэля не было ни щита, ни доспехов, но он привык к таким дракам. Эти противники были умны, но не умнее людей, с которыми он сражался на арене. Они были сильны и могучи, но не сильнее троллей, над которыми Трэль неоднократно одерживал победу. Полный уверенности в себе, он с пронзительным криком пошёл на них, уворачиваясь от ударов и на ходу нанося раны противникам. Сначала они показались ему грозными врагами, но теперь, даже при численном перевесе, Трэль знал, что, пока он продумывает свои действия и не поддаётся дразнящему зову крови, он непобедим.

Его рука, будто сама собой, наносила удар за ударом. Даже когда он поскользнулся и упал, то обратил это в свою пользу. Трэль изогнулся всем телом, так чтобы сбить с ног одного противника, и в то же время как можно дальше выбросил руку, в которой сжимал топор, и ударил обухом по ногам второго. Он не хотел убивать этих орков, он хотел лишь выиграть битву.

21
{"b":"10267","o":1}