ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сама ткань не была живой, зато её сделали из шерсти белых козлов, храбрых покорителей гор. Поскольку эта шерсть когда-то принадлежала живому существу, она обладала определённой чувствительностью. Она не могла рассказать подробности, но отчётливо говорила о пролитой крови, запятнавшей её багровыми брызгами. Рассказала она Дрек'Тару и о Трэле, подтверждая историю молодого орка, так что теперь шаман ему верил.

— Что это было за дело, из-за которого мои родители расстались с жизнью? — спросил юный орк.

— Возможно, я скажу тебе и об этом, когда придёт час. Но сейчас ты поставил меня в сложное положение, Трэль. Ты пришёл среди зимы, в самое суровое время, и мы, как члены твоего клана, обязаны принять тебя. Но это не значит, что ты просто так получишь пищу, тепло и защиту.

— Я и не жду этого, — ответил Трэль. — Я сильный. Я могу делать самую трудную работу, могу помогать вам на охоте. Я могу показать вам тропы, которыми ходят люди, чтобы вы были лучше готовы к борьбе с ними. Я могу…

Дрек’Тар поднял руку в повелительном жесте, останавливая поток слов. Он прислушался. Огонь говорил с ним. Он склонился к костру, чтобы лучше слышать.

Дрек’Тар был поражён. Из всех стихий Огонь — самая своенравная. Он редко снисходил до ответа, даже когда шаман обращался к нему, совершив все необходимые ритуалы, чтобы его умиротворить. А теперь Огонь сам говорил с ним… о Трэле!

Образы храброго Дуротана, прекрасной и отважной Драки прошли перед внутренним взором старика. «Я скучаю по вас, старые друзья, — подумал он. — А теперь ваша кровь возвращается ко мне в лице вашего сына. Сына, о котором даже Дух Огня отзывается хорошо. Но я не могу так просто доверить ему право вести клан, ведь он так молод, ведь он ещё не испытан… ведь он осквернён людьми!»

— С тех пор как ушёл твой отец, клан Снежных Волков возглавляю я, — сказал наконец Дрек'Тар. — Я принимаю твоё предложение, Трэль, сын Дуротана. Но тебе придётся самому заработать уважение остальных.

Шестью днями позже, когда Трэль пробирался сквозь вьюгу к становищу клана, с помощью нескольких белых волков таща за собой большого пушистого зверя, он вдруг подумал о том, не легче ли жилось ему в рабстве.

Но как только эта мысль появилась, Трэль сразу же отогнал её. Ведь теперь он был со своим народом, хотя Снежные Волки по-прежнему относились к нему враждебно и неохотно делили с ним пищу и кров. Ел он всегда последним. Даже волки съедали свои доли раньше, чем он. Он спал на самом холодном месте, носил самый худой плащ и самое плохое оружие, выполнял самые трудные поручения и самые неприятные обязанности. Он принимал все со смирением, понимая, что его испытывают.

Поэтому Трэль закапывал ямы с нечистотами, разделывал добычу, приносил дрова и беспрекословно выполнял всё, что ему поручали. Счастье, что сейчас, в этой жуткой метели, он был не один — ему помогали белые волки.

Однажды вечером он спросил у Дрек'Тара о связи между этими волками и орками. Конечно же, он знал, что животных можно приручать, но эта связь казалась иной — более глубокой.

— Так оно и есть, — подтвердил Дрек'Тар. — Волки не ручные, во всяком случае, не так, как ты понимаешь это слово. Они пришли, чтобы стать нашими друзьями, потому что я позвал их. Это часть искусства шамана. Мы связаны с созданиями, населяющими мир природы, и всегда стремимся жить в гармонии с ними. Волки стали для нас очень полезными спутниками. Они охотятся с нами, согревают нас, когда уже не греют меховые плащи. Предупреждают нас о чужаках, как предупредили о тебе. Ты бы погиб, если бы наши друзья не нашли тебя. А мы, в свою очередь, следим, чтобы они были сыты и здоровы, а их волчата не боялись могучих орлов, которые парят в небе над горами. Такое же соглашение у нас с горными козлами, хоть они и не так умны, как волки. Они дают нам свою шерсть и молоко, а когда мы не можем отыскать пищу и голод грозит нам смертью, один из них дарит нам свою жизнь. А мы защищаем их. Они свободны нарушить соглашение в любой момент, но за последние три десятка лет никто этого не сделал.

Трэль не верил своим ушам. Воистину это была могущественная магия.

— Но ведь у тебя есть связь и с другими существами, не только с животными, не так ли?

Дрек'Тар кивнул:

— Я могу призвать снег, и ветер, и молнию. Деревья могут склониться ко мне, если я нуждаюсь в их совете. Реки могут изменить свой ход, если я попрошу их об этом.

— Если твоё могущество так велико, почему вы до сих пор живёте в таком неприютном месте? — спросил Трэль. — Если всё, что ты сказал, правда, ты мог бы превратить эти бесплодные горы в цветущий сад. Пища никогда бы не переводилась, а враги никогда бы не нашли вас…

— И я разрушил бы основы нашего соглашения со стихиями, и силы природы больше не ответили бы мне! — взревел Дрек'Тар.

Трэль мгновенно пожалел о своих словах, но было поздно. Очевидно, он сильно обидел шамана.

— Ты что, ничего не понял? Неужели люди так глубоко запустили в тебя свои жадные когти, что ты не способен увидеть, что лежит в основе силы шамана? Все эти сущности помогают нам, потому что я прошу их об этом, и сердце моё исполнено почтения, и я желаю помочь им взамен. Я обращаюсь к ним только с очень маленькими и самыми простыми просьбами. Случается, что я прошу и о большой помощи, но только из добрых, справедливых и благородных побуждений. В свою очередь, я благодарю эти силы, помня о том, что они только делают мне одолжение, но ни в коем случае не продают свои услуги. Они приходят ко мне, потому что сами хотят этого, а не потому, что я требую! Это не рабы, Трэль. Они могущественные сущности, которые приходят по собственной доброй воле, они — мои равноправные помощники, а не слуги. Пф! — Он презрительно фыркнул и отвернулся от Трэля. — Тебе не понять.

Много дней после этого случая он не разговаривал с Трэлем. Трэль продолжал делать всю самую грязную работу, но казалось, что с течением времени он только всё больше отдаляется от Снежных Волков. Однажды вечером он забрасывал снегом отхожие ямы, когда один подросток крикнул:

— Раб!

— Меня зовут Трэль, — мрачно поправил Трэль.

Юный орк пожал плечами:

— Трэль, раб. Никакой разницы. Мой волк болен и обмочил подстилку. Вычисти.

В груди Трэля заклокотало:

— Вычисти сам. Я не слуга тебе, я гость клана Снежных Волков.

— Да? Правда? С именем, которое значит «раб»? Вот, возьми! — Он швырнул грязное одеяло, которое накрыло Трэля с головой, прежде чем он успел увернуться. Холодная жидкость потекла по щекам, запах мочи ударил в ноздри.

Внезапно что-то сдвинулось в Трэле. Багровая ярость заволокла ему взор, и он издал пронзительный вопль. Отбросив одеяло, он сжал кулаки и зло и ритмично затопал ногами, как когда-то на арене. Только здесь вместо ликующей толпы был небольшой кружок орков, которые отвлеклись от своих разговоров и смотрели, что будет дальше.

Юнец упрямо выпятил нижнюю челюсть:

— Я сказал, вычисти это, раб.

Со страшным рёвом Трэль прыгнул. Ему быстро удалось одержать верх над подростком, но без борьбы всё же не обошлось. Трэль не чувствовал чужой плоти под острыми чёрными ногтями. Он чувствовал только ярость и возмущение. Он не был ничьим рабом.

Его подняли и бросили в сугроб. Холодная сырость вернула Трэлю разум, и он осознал, что теперь его народ никогда не примет его в семью. Эта мысль сломала его, и он сидел по грудь в снегу, уставившись перед собой. Он побеждён. Он больше нигде и никому не нужен.

— А я всё думал, сколько же времени тебе понадобится, — послышался голос Дрек'Тара. Трэль вскинул глаза и увидел, что слепой шаман стоит над ним. — Ты удивил меня тем, что тянул так долго.

Трэль медленно поднялся.

— Я напал на тех, кто оказал мне гостеприимство, — тяжело вздохнул он. — Я уйду.

— Нет, ты этого не сделаешь, — возразил Дрек'Тар. Трэль повернулся к нему и посмотрел на него более внимательно. — Первое испытание было на заносчивость. Я хотел посмотреть, не потребуешь ли ты, чтобы мы приняли тебя как вождя. Приди ты сюда, требуя, чтобы тебе все подчинялись по праву рождения, мы сразу же отправили бы тебя назад — и ещё послали бы наших волков, чтобы держали тебя на расстоянии от наших жилищ. Сначала тебе нужно было показать свою скромность, чтобы мы признали тебя. Но мы бы не стали уважать и того, кто остаётся смиренным и уступчивым слишком долго. Если бы ты не ответил на оскорбления Утула, ты не был бы настоящим орком. Мне нравится, что ты одновременно и скромен и горд, Трэль.

27
{"b":"10267","o":1}