ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Трэль молча мотнул головой.

— Потому что мне нужно было побыть одному, поразмыслить над тем, что произошло. Подумать. Вспомнить о том, кто я есть, кто есть все мы как единый народ. Рискуя, я подходил к кострам становищ, пользовался гостеприимством хозяев, слушал, что они скажут, и собирал сведения. Так же, как и ты, я не понаслышке знаю, что такое быть в плену у людей. Меня поймали и какое-то время держали как забавную диковину при дворе короля Теринаса Лордаэронского. Я бежал из его дворца, как ты бежал из Дэрнхолда. Побывал я и в лагере. Я представляю, как живётся пленникам, сломленным и отчаявшимся. Я чуть было не стал одним из них.

Пока Думхаммер говорил, он неотрывно смотрел в костёр, теперь он повернулся к Трэлю. И хотя его серые глаза были ясными, отсветы огня вдруг заплясали в них подобно пламени преисподней, пылавшему во взгляде Грома Адского Вопля.

— Но не стал. Я бежал, как и ты. И так же, как тебе, это удалось мне без проблем. И всё же для тех, кто, сбившись в кучу, сидит в лагерной грязи, это по-прежнему невыполнимо. Если свинье по нраву её свинарник, открытая дверь её не интересует. Точно так же и с лагерями. Нужно, чтобы они сами хотели выйти в дверь, когда мы откроем её для них.

Трэль начал понимать, куда клонит Думхаммер.

— Чтобы принести свободу нашему народу, мало просто сокрушить стены, — заметил он.

Думхаммер кивнул:

— Мы должны снова напомнить им о пути шаманов. Они должны изгнать из своих отравленных душ ядовитый шёпот демонов и вернуться к своему истинному пути — пути воина, пути духа. Ты снискал восхищение клана Боевой Песни и их свирепого вождя, Трэль. Теперь у тебя есть Снежные Волки, самый независимый и гордый клан, который я когда-либо видел, и они готовы идти за тобой. Если на свете и есть орк, который может помочь нашим павшим духом собратьям вспомнить, кто они на самом деле, — так это ты.

Трэль вспомнил лагерь, где в воздухе витали тоска и смертоносная сонливость. Вспомнил он и о том, как сумел избежать опасности.

— Хоть я и терпеть не могу это место, я охотно вернусь туда, если это поможет пробудить мой народ, — сказал Трэль. — Но ты должен знать, что Блэкмур жаждет снова заполучить меня. Дважды мне едва удалось сбежать. Я надеялся, что когда-нибудь отомщу ему, но…

— Но всё напрасно, если у тебя не будет войска, — закончил Оргрим. — Поверь мне, Трэль. Я бродил в одиночку, но внимательно следил за всем, что происходило вокруг. Будь спокоен. Мы доберёмся до Блэкмура и его людей.

— Начальство лагерей уже извещено и тоже ищет меня, — напомнил Трэль.

— Они ищут высокого, могучего, воинственного и хорошо образованного Трэля, — ответил Думхаммер. — А на очередного сломленного, перемазанного в грязи орка они и внимания не обратят. Сможешь ли ты скрыть свою неукротимую гордость, мой друг? Сможешь ли ты схоронить её глубоко внутри и притвориться, будто лишён как боевого духа, так и собственной воли?

— Это будет непросто, — признался Трэль. — Но я сделаю это, если это поможет моему народу.

— Эти слова достойны сына Дуротана, — проговорил Думхаммер, и почему-то его голос звучал хрипло.

Трэль поколебался немного, но всё же воспользовался случаем, чтобы задать мучившие его вопросы.

— Дрек'Тар говорил мне, что Дуротан и Драка отправились на твои поиски, чтобы открыть тебе, что Гул'дан был предателем и использовал орков, чтобы получить силу и власть. Одеяло, в которое меня тогда завернули, поведало Дрек'Тару, что они погибли насильственной смертью, а я знаю, что, когда Блэкмур нашёл меня, рядом со мной были тела двоих орков и одного белого волка. Пожалуйста… не мог бы ты сказать мне… мой отец нашёл тебя тогда?

— Да, — тяжело вздохнул Думхаммер. — И нет у меня большего позора, и ни в чём не раскаиваюсь я больше, чем в том, что не оставил их тогда у себя. Я думал, так будет, лучше и для моих воинов, и для самого Дуротана. Они пришли вместе с тобой, юный Трэль, и рассказали мне о предательстве Гул'дана. Я поверил им. Позже выяснилось, что несколько моих воинов были шпионами Гул’дана. Достоверно я этого не знаю, но уверен, что охранник, которому я доверил проводить Дуротана до безопасного убежища, вместо этого позвал ассасинов, чтобы убить его вместе с семьёй.

Оргрим глубоко вздохнул, и на мгновение Трэлю показалось, будто на этих широких, мощных плечах покоится тяжесть всего мира.

— Дуротан был моим другом. Я бы с радостью отдал свою жизнь за него и его семью. И всё же я, не желая того, стал причиной их смерти. Я могу лишь надеяться искупить свою вину и сделаю всё, что смогу, для его сына. Ты сын гордого и благородного рода, Трэль, несмотря на то, что судьба дала тебе имя раба. Будем же хранить честь этого рода вместе.

Через несколько недель, в самый разгар весны, Трэль, не прилагая особых усилий, средь бела дня ворвался в одну из деревень, припугнул крестьян рёвом и быстро позволил взять себя в плен. Сразу, как только его накрыла сеть, он обмяк и заскулил, чтобы люди поверили, будто им удалось сломить его дух.

Оказавшись в лагере, Трэль продолжал мастерски играть свою роль. Но как только стражники привыкли к нему и уже не отличали от остальных пленников, молодой орк начал тихонько разговаривать с теми, кто его слушал. Он выделил нескольких орков, которые как будто сохранили мизерные остатки духа. В ночной тьме, когда стражники клевали носами на своих постах, Трэль преподал этим оркам урок истории. Он говорил о могуществе шаманов, о своих собственных способностях. Большинство пленников не поверили ему, потребовав доказательств. Трэль не стал устраивать землетрясение или призывать гром и молнию. Он просто зачерпнул ладонью грязь и попытался пробудить те крупицы жизни, которые ещё остались в ней. И на глазах у изумлённых орков бурая земля в руках Трэля поросла травой и даже цветами.

—Даже в том, что кажется мёртвым и уродливым, кроется сила и красота, — сказал Трэль исполнившимся благоговения наблюдателям.

Они посмотрели на него, и сердце подпрыгнуло в груди Трэля. В обращённых к нему лицах он заметил слабые, нерешительные проблески надежды.

В то время как Трэль отправился в добровольное заключение, чтобы вернуть к жизни своих соплеменников, кланы Снежного Волка и Боевой Песни объединились под рукой Думхаммера. Они наблюдали за лагерем, в котором был Трэль, и ждали его знака.

Внушение угнетённым оркам мысли хотя бы о возможности восстания заняло больше времени, чем рассчитывал Трэль, и вот, наконец, час был назначен. Незадолго до рассвета, когда в росистой тиши слышалось только тихое похрапывание большинства стражников, Трэль преклонил колени на доброй плотной земле. Он воздел руки и воззвал к Духам Воды и Огня с просьбой явиться и помочь ему освободить его народ.

И Духи пришли.

Начал накрапывать мелкий дождь. Внезапно небо раскололось тремя изломанными линиями молний. После минутного затишья всё повторилось. Каждая молния сопровождалась гневным раскатом грома, который сотрясал землю. Это и был знак. Напуганные, но воодушевлённые, орки ждали, сжимая камни, палки и другое самодельное оружие, которым можно было разжиться в лагере. Они ждали сигнала.

Страшный крик разорвал тишину, ещё более яростный и грозный, нежели гром небесный, и сердце Трэля радостно забилось. Он узнал бы этот крик из тысячи — конечно, это был Гром, которого не зря прозвали Адским Воплем. Орки перепугались, но Трэль крикнул:

— Это наши союзники подошли к стенам! Они здесь, чтобы освободить нас!

Шум разбудил стражников, но было поздно.

Очередная изломанная стрела света поразила главную стену, на которой столпилось большинство стражников. Раскат грома заглушил крики людей. Во внезапно наступившей тьме тут и там заметались языки пламени, и Трэль увидел в стене большую брешь.

Через пролом хлынула волна гибких зелёных тел. Они обрушились на стражников и легко смяли их. Пленники со страхом смотрели на происходящее.

— Вы чувствуете, как пробуждаетесь? — вскричал Трэль. — Вы чувствуете, как ваш дух рвётся драться, убивать, чтобы завоевать свободу? Вперёд, братья и сёстры!

33
{"b":"10267","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дело сердца. 11 ключевых операций в истории кардиохирургии
Пенелопа и огненное чудо
Убийство в стиле «Хайли лайки»
Не смогу жить без тебя
Хранитель персиков
Помощь. Как ее предлагать, оказывать и принимать
Луч
Встреча по-английски
#подчинюсь