ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В этой битве их поджидали кое-какие неожиданности. Люди были готовы к встрече с зелёными чудовищами. Но что же случилось? Почему лошади, эти хорошо обученные животные, вдруг понесли или сбросили седоков? Что за отвратительное колдовство вызвало из-под земли эти бледные руки, которые хватали всех, кто имел несчастье свалиться с обезумевшего коня? Откуда взялись эти ужасные белые волки и откуда они знали, на кого им нападать?

Ни на один из этих вопросов у Лангстона не было ответа. Официально командование этим отрядом было поручено ему, но всякая видимость контроля исчезла, когда из земли полезли эти ужасные корни. Остались только откровенная паника, звуки ударов и крики умирающих.

Лангстон уже и сам не знал, с кем сражается. Было слишком темно, и он вслепую размахивал мечом, всхлипывая при каждом ударе. Иногда его меч рассекал чью-то плоть, но чаще всего слышался только свист клинка в воздухе. Слепой ужас придавал ему сил, а какая-то часть его, запрятанная глубоко внутри, дивилась тому, что он ещё может держать меч.

От могучего удара по щиту рука Лангстона зазвенела от пальцев до плеча. Каким-то образом ему удалось выдержать яростную атаку зелёного зверя. На мгновение глаза Лангстона встретили взгляд нападавшего, и у него отвисла челюсть.

— Трэль! — воскликнул он.

Глаза орка сперва удивлённо расширились, потом сузились от ярости. Лангстон увидел, как замахнулся огромный зелёный кулак, и его накрыла тьма.

Жизни людей Лангстона Трэлю были безразличны. Эти люди встали между ним и свободой орков.

И если они гибли, значит, такова их судьба. Но Лангстона он хотел оставить в живых.

Трэль хорошо помнил эту невзрачную тень Блэкмура, которая мало говорила, а только смотрела: на Блэкмура — с обожанием, на Трэля — с отвращением и презрением. Но он знал, что нет никого, кто был бы ближе его врагу, чем этот жалкий, безвольный человечек. И Трэль намеревался позаботиться, чтобы Лангстон пережил эту битву, хоть он того и не заслуживает.

Он закинул на плечо обмякшее тело незадачливого полководца и сквозь бурлящий хаос сражения начал пробираться к лесу. Оказавшись под защитой деревьев, Трэль швырнул Лангстона к подножию древнего дуба, как мешок картошки. Он связал человеку руки перевязью его же меча. «Сторожи его, пока я не вернусь», — попросил орк старое дерево. В ответ из земли показались мощные корни, которые, не очень-то заботясь об осторожности, сомкнулись над распростёртым телом Лангстона.

Трэль поспешил назад. Обычно освобождение лагерей проходило с поразительной быстротой, но не в этот раз. Когда Трэль присоединился к своим сородичам, бой ещё продолжался и, казалось, будет длиться вечно. Но заключённые орки яростно стремились к свободе. Трэль сумел пробиться к воротам и начал обыскивать лагерь. Он обнаружил нескольких орков, которые все ещё жались по углам. Сначала они шарахнулись от него, и Трэль, разгорячённый сражением, едва сдержался и заговорил с ними мягко и тихо. Ему удалось уговорить их предпринять вместе с ним отчаянный рывок к свободе мимо разрозненных групп сражающихся воинов.

Когда Трэль окончательно убедился, что лагерь покинули все его обитатели, он вернулся на поле боя и осмотрелся. Неподалёку с силой и яростью демона сражался Адский Вопль. Но где же Думхаммер? Обычно в это время могучий вождь уже командовал отступление, чтобы орки могли перестроиться, позаботиться о раненых и продумать новую атаку.

Эта битва была кровавой, и многие его братья и сёстры по оружию уже погибли или получили тяжёлые раны. Трэль, как помощник военного вождя, взял командование на себя и крикнул:

— Отступаем! Отступаем!

Многие не услышали его, опьянённые жаждой крови. И Трэль метался от воина к воину, отбивая вражеские удары и каждому выкрикивая слово, которое не любит ни один орк, но которое было крайне необходимо.

— Отступаем! Отступаем!

Наконец его приказ проник в сознание орков, и они, нанеся по последнему удару, развернулись и все как один двинулись прочь от лагерных стен. Многие люди, проявив поистине рыцарский боевой дух, бросились в погоню. Трэль продолжал кричать:

— Идите! Идите!

Орки были больше, сильнее и быстрее людей, и, когда последний орк уже взбегал на холм навстречу свободе, Трэль развернулся, прочно утвердил ноги в вонючей грязи, в которую превратилась земля, смешавшись с кровью, и воззвал к Духу Земли.

И Дух ответил. Земля, на которой стоял лагерь, дрогнула, здания в центре начали сотрясать несильные толчки. Земная твердь треснула и вспучилась, на глазах у Трэля мощная каменная стена, окружавшая лагерь, рассыпалась на куски. Орка едва не оглушили страшные крики, и то были не боевой клич или брань, а вопли неподдельного ужаса. Трэль с трудом подавил в себе внезапный приступ жалости. Эти рыцари пришли по приказу Блэкмура. Более чем вероятно, что им приказано перебить как можно больше орков, запереть в лагерь всех, кто выживет, и захватить Трэля, чтобы снова сделать его рабом. Исполнять приказ — это их личный выбор, и за него они заплатят своими жизнями.

Земля поднялась на дыбы. Ужасный грохот рушащихся зданий и дробящегося камня заглушил крики. Вскоре всё стихло.

Трэль стоял неподвижно и созерцал груду камней, которая только что была лагерем, где держали в плену его народ. Из-под развалин слышались сдавленные стоны, но Трэль заставил себя не слушать. Его орки были ранены, они тоже стонали. Он позаботится о них.

На мгновение он задержался, закрыл глаза и поблагодарил Землю, потом повернулся и поспешил к своему племени.

Суматоха после боя — обычное явление, но сейчас Трэлю показалось, что порядка даже меньше, чем бывало раньше. На холме его встретил Адский Вопль.

— Думхаммер, — выдохнул он. — Тебе лучше поторопиться.

Сердце у Трэля подпрыгнуло. Нет, только не Думхаммер. Его жизнь не может закончиться так просто… Проталкиваясь сквозь плотную шумную толпу за Адским Воплем, он подошёл к месту, где неловко, боком, лежал, опираясь на древесный корень, Оргрим Думхаммер.

У Трэля перехватило дыхание. Из широкой спины Оргрима торчало, по меньшей мере, два фута сломанного древка. Трэль оцепенел и какое-то время безмолвно смотрел, как двое личных слуг Думхаммера с трудом снимали с него круглый нагрудник. Теперь стал виден окровавленный кончик копья, хищно поблёскивавший в прорехе в чёрном поддоспешнике, который вождь носил под тяжёлыми латами. Удар был нанесён с такой силой, что копьё прошило Оргрима насквозь и оставило вмятину на внутренней стороне нагрудной пластины.

Дрек’Тар, стоявший на коленях подле Думхаммера, обратил невидящий взгляд на Трэля. Старый шаман чуть качнул головой, встал и отступил на шаг.

Кровь будто взревела у Трэля в ушах, и он едва расслышал, как могучий воин зовёт его по имени. Вздрогнув, Трэль опустился на колени возле Оргрима.

— Это был удар труса, — прохрипел Думхаммер, и изо рта у него потекла тонкая струйка крови. — Меня ударили сзади.

— Мой лорд, — беспомощно произнёс Трэль.

Думхаммер слабо шевельнул пальцами, требуя помолчать.

— Помоги мне, Траль. О двух услугах попрошу я тебя. Продолжи то, что мы начали. Однажды я уже вёл за собой Орду. Второго раза мне не суждено. — Лицо его исказила гримаса боли, тело сотрясла судорога, потом он продолжил: — Титул военного вождя переходит к тебе, Траль, сын Дуротана. Ты наденешь мои доспехи и возьмёшь мой молот.

Думхаммер потянулся к Трэлю, и тот схватил его окровавленную руку, закованную в железную рукавицу.

— Ты знаешь, что делать. Теперь они под твоей опекой. Я не мог бы… и надеяться на лучшего преемника. Твой отец… был бы… так горд… помоги…

Дрожащими руками Трэль принялся помогать двоим молодым оркам снимать доспехи, которые были немыслимы без Оргрима Думхаммера. Но копьё, все ещё торчавшее из раны в спине Оргрима, очень мешало.

— Вот вторая услуга, — глухо произнёс Думхаммер.

Вокруг поверженного героя уже собралась небольшая толпа, и с каждой минутой подходили новые орки.

36
{"b":"10267","o":1}